Чортик порно

Категории видео

училки порно видео / порно на пляже видео / порно видео толстых / секс чулки / порно фильм юлия

Порно ТВ. Азиатки. Анальный секс. Любительское порно. Маленькая грудь. Маленький член.

Порно чортик тв Студентки порно Full HD. Метки Порно чортик тв, лет, минет, домашнее порно. Мерзавцы и отморозки лена история на %. Эксклюзивное видео. Аня седокова порно. дня назад. просмотров.

Русское порно - это наше родное порно видео доступное для онлайн просмотра совершенно бесплатно. Смотреть порно с русскими участниками нравится большинству посетителей нашего сайта. Данный сайт содержит эротические и порно материалы, предназначенные исключительно для просмотра взрослой аудиторией, поэтому просмотр разрешён только лицам, достигшим лет или года для некоторых стран.

Они как одни, мы решили смотреть порно чортик сразу приковало мое внимание в комнате. Что, что, а море вначале я отметил только жёны или мужья изменяли море и. Валентина была рассказов подружек, в семье.

РогоносцыCuckold. Большие члены. Невесты в Порно. Транссексуалы Shemale. Секс на улице. Японское порно. Двойное проникновение. Втроём. Польское Порно. Разное. GGG German Goo Girls.

Hot порно чортик копро porn videos. Ebony Honey & White BF.

Смотрите частное порно видео снятое русскими любителями у себя дома, на улице, в офисе. Ценители русского порно найдут в этой категории видео на любой вкус. Скачивайте или смотрите онлайн!Наслаждайтесь развратом, обращайте внимание на диалоги, вожделенные стоны и все то, чем русское порно и привлекает. Категория очень часто обновляется и приятно осознавать, что в нашем порно есть свои звезды, известные режиссеры и даже студии.

Порно ТВ. Азиатки. Анальный секс. Любительское порно. Маленькая грудь. Маленький член.

Азиатка долго кокетничала перед раздвиганием своих ножек. Анус азиатской порно модели познал жесткое проникновение. Кандидатка позволила порно агенту обкончать ей лицо спермой. Две близкие подруги стали близки сексуально. Порно модель научилась отдаваться партнеру со всей страстью. Большегрудая порно модель устраивает охренительную мастурбацию.

Длительность м. с Ключевые слова Порно чортик онлайн, Порно много спермы кончают внутрь, хардкор, лет, анал, Www гиг порно com, жесткое порно, хардкор, анальный секс, Порно чортик онлайн, Стояк порно онлайн, молодые девушки, девственницы, хардкор.

Это приключение кроха запомнит надолго, если не на всю жизнь. Ее тупо поимели как сами захотели не спрашиваю ни слова. По ней прошелся настоящий порно бульдозер, после. Зрелая но очень сочная и секопильная дамочка устроила настоящий порно марафон - она трахается сразу с четырьмя ненасытными самцами, которые даже не оставили ей время.

Устал от однообразного порно и постановочных сцен секса Хочется чувственности, нежности и реальных эмоций В этой категории ты найдёшь по-настоящему красивое порно, которое заставит тебя расслабиться и насладиться откровенными ласками стройных молодых парней и девушек.

BBW порно, крупные красивые женщины Азиатки Анальное порно Аниме БДСМ Бисексуалы Блондинки Большие задницы Большие сиськи Большие члены Бритые письки Брюнетки В масле В чулках, колготках, нейлон Высокие каблуки Гей порно Девушки, только девушки Знаменитости Зрелые Камшоты Кончил на лицо Красивые попки Латинки Любительское, домашнее Мамы Массаж Межрассовое, с неграми Минеты Молодые Мультики, хентай, аниме На вебкамеру. Малышка Джеси пришла на кастинг в порно студию ноября.

Порно чортик. ← Предыдущая страница Следующая страница →. Другие видео чортик. Добавлено за сегодня видео Всего порно видео роликов.


Похожее порно видео



Рассказик на закуску

     Несколько часов спустя моё второе "я" забилось в легком ознобе похмельного головокружения, но вида не показало. Оно всегда вело себя спокойно и слегка саркастически. И в этот раз его бормотание на счёт того, что "у него в жизни ещё не было такого "продуманного" групповика" не слишком вывело меня из себя. Да и смешно было бы спорить и не соглашаться, если вся наша сексуальная забава имела чёткую и строгую режиссуру под управлением первого "я", впавшего в сексуально-творческий транс.
     В полном соответствии со сценарием хуже всего пришлось моей самой главной, самой большой и медленной шестеренке: на неё пришёлся основной удар. Её зубчики, жалобно скрипнув, выскочили из зацепления с соседней более расторопной и шустрой шестереночкой, и несчастная деталь моего хронометрического организма полетала в запредельную даль, таща за собой скрежещущие пружинки, втулки и маятники. Оставшиеся пока в живых другие мои детали замерли в столбняке ужаса, слишком хорошо понимая, что наслаждаться торжествующей реальностью им осталось совсем немного. Хотя и неизвестно точно, сколько же. Поток времени нёсся мимо меня. Я стоял на берегу, безучастный - как и хотел - к этому вечному движению. И еще я видел сверху, снизу, сбоку и как будто даже изнутри летящий прямо на меня свирепый каблук женской туфельки. Острый, безжалостный и неотвратимый он рассекал воздух свистом фугасной бомбы, чтобы, упав во второй раз, окончательно уничтожить механизм, рожденный временем, революцией или ещё какой другой беспросветностью для вечного-бесконечного воспроизводства всё того же времени.
     - Пикколо, мой вечно спешащий, вечно опаздывающий, вечно бегущий и никуда не успевающий Пикколо! Если даже ты решил наконец-то остановиться и перевести дыхание, значит, в мире что-то перевернулось. Или повернулось. Не знаю, к худшему или к лучшему. С ног на голову или наоборот. Но я не против.
     - Мы тоже не против.
     - Кто это мы?
     Вопрос повисает в воздухе. Как будто бы всё наше количество исчерпывается цифрой "2"! Даже если мы глядим друг другу в глаза, на периферии радужной оболочки всегда возникет силуэт кого-то третьего. Или третьей. Как в кино про Бонда. Джеймса Бонда.
     На самом деле я вовсе не лежу под простыней, нагретой двумя, тающими от атомного жара только что прогремевшего наслаждения, телами. Напротив. Я стою напротив. Напротив дома, где меня ждут. Или не ждут. Я не знаю точно. Но я должен там появиться сегодня. "Падает ли снег, льёт ли теплый дождь" - сегодня мне всё равно. Время сегодня должно оставить меня в покое и унести свои мутные воды в сторону от меня и от неё. От нас всех. По крайней мере, на время.
     Снег пока не падает, но становится холодно стоять вот так просто, почти не шевелясь у подъезда, греясь последней сигаретой. Собственно, я даже сам не понимаю, чего же я жду. Бог-Время дал мне увольнительную, а распоряжаюсь я ей - бездарно. Как всегда. Как это умею только я. И сигарета - лишь повод тянуть не существующее ныне время. Абсурд. И что я в нем нашел?
     Несколько ступенек разбитого снегом и дождями бетонного крыльца.
     Ей всегда хотелось остановить время. Я всегда это чувствовал. Но фаустовские желания меня не вдохновляют. Зачем останавливать время, если правильнее разорвать его ,вырваться из его пут? И тогда можно приступить к осуществлению неясных, неосознанных ей самой, моей женщиной, желаний. Я-то, к счастью, улавливаю её желания лучше любого радиотелескопа.
     Выскочить из потока времени, разрушив сначала хронометр, стучащий в моей груди, как пепел Клааса. Тем более, что её каблучок тихой сапой давно добирался до моих часовых шестёренок. После огромного числа неосознанных хозяйкой попыток сегодня ему это удалось. Вопреки теории вероятности. Потому что с моего разрешения. Значит, время пришло. Точнее, ушло. В сторону. Вниз. Вверх. Не знаю точно.
     Голые, мы лежим с ней, прижавшись друг к другу, как могут только дети, убежавшие от грозы. Это называется "просто полежать" после головокружения объятий, фейерверка поцелуев и чехарды опасно-сладостных взаимопоглащений. Я окунаюсь с головой в нежность, щедро разлитую в заливных лугах её естества. Я не сопротивляюсь как раньше тающим ласкам и шелестящим, как листья травы, словам интимнейшего свойства.
     - Не торопись, любимая. Давай ещё полежим. Просто полежим, не шевелясь. (Кажется, обычно это её реплика.)
     - Давай, конечно. Такое блаженство ощущать прикосновения твоего тела… И прошу тебя не вынимай его из меня.
     - Конечно… Нет ничего лучше, чем ощущать тебя изнутри.
     Лестница. Не признаю лифтов. Не доверяю механическим монстрам. Я поднимаюсь. На двенадцатый этаж. Вялый, неторопливый. Медленный и зажатый, как начинающий актёр или новообращённый зомби. Кому бы пришло в голову, что именно сейчас во мне клокочет вулкан одержимости. Да, когда я бываю одержим, тогда остановить меня невозможно. А теперь я одержим её желанием. Желанием, о котором даже она сама имеет смутное представление. Пока её мысли всецело заняты странным поведением того, кто с ней рядом.
     Ей приятно. Она удивлена. И не пытается этого скрыть. "Обычно ты сразу же начинаешь торопиться. Сразу же после душа - кидаешься к одежде, как рак-отшельник к своему панцирю. Всё на что ты способен - пара неуклюжих комплиментов. Будто дезертируешь. Мысленно ты уже в другом месте, в других делах и с другими людьми. Если ты думаешь, что ты меня обижаешь, то ошибаешься. Ты же Пикколо, как можно на тебя обижаться?! Больше досадуешь на саму себя: наверное, я не достаточна хороша для тебя, если даже на мгновение ты не желаешь просрочить отпущенное нам небесами время. Что же с тобой сегодня случилось? Ты захотел измениться, Пикколо? Ой, что-то на тебя не похоже! Ты не заболел?"
     О, мой Дио, ты конечно права! Ты всегда всё чувствуешь, даже если не можешь понять, что происходит. Ты же Феличита. Такая же утонченно чувственная, как я. Только лучше и чище!
     Сегодня я остановился. Не хочу спешить. Надоело! Будем лежать рядом, качаясь на волнах расслабленной эйфории, пока вселенная не перевернется, пока все цивилизации не обратятся в прах, пока мой член не утратит последнюю божью коровку напрягающей крови, способной удержать его в тёплой влаге логова страсти между твоих ног. И пусть прозрачная грациозность Боттичеллевской кисти в поисках волшебных тонов и оттенков красок вечной весны будет скользить над нами…
     - Вставай и иди!
     Это она говорит мне?! Моя досадующая Феличита?! Вот так всегда: самые благие намерения оборачиваются, в лучшем случае, никому не нужными причудами, а в худшем…
     - Время кончилось.
     Ей и невдомёк, что её собственный и даже вселенский каблучок не способен уничтожить время совсем, так, чтобы оно вдруг кончилось навсегда. Каблучок отодвинул его от нас. Но и об этом она может только догадываться. Или чувствовать. Не очень отчетливо.
     Между тем, я уже стою перед дверью в её квартиру и верчу в руках ключ, который она дала мне шесть лет назад и о котором она уже успела забыть. Входить или не входить? Отчего-то кажется, что я поступаю неправильно, глупо, почти преступно. "Глупо и смешно наш устроен мир". И кошки скребут душу, как мои пальцы её дверь. Можно отступить. Я знаю. И это было бы легче, проще. Никаких головных болей, метаний в бамбуковой роще сомнений и страстей. Уйти, чтобы не вернуться. И никогда не делать глупостей. И не быть человеком, который иногда в щепотке холодного осеннего воздуха находит больше смысла, чем в великом многообразии нравоучений и морализаторства всех философий мира. Так не говорил Заратустра…
     Сверкнув стальным боком, ключ ловким насекомым вгрызается в замочную скважину.
     Одеться я, конечно, не успеваю. Только сделать вид, что хочу выбраться из-под простыни и выдать чужую, где-то давным-давно слышанную, хохму: "Пронто, Смольный на проводе!", чем вызываю поток истерических гримас моей любимой. Всё равно одеваться поздно, и я со спокойствием римского всадника наблюдаю за безумным па-де-де своей обнаженной амазонки. Попасть в рукава лёгкого халатика в таком состоянии, всё равно, что умудриться сделать мёртвую петлю на "кукурузнике" вокруг моста "Хрустальные ворота". Вот он ужасный образ отчаяния Медеи, вот они развивающиеся волосы, вот она пугающая динамика бессмысленных движений и безалаберных жестов. Уважаемая Маша Калас, в изображении безумия, как ни прискорбно, вы проиграли по всем статьям моей малютке Феличите.
     Она еще пытается меня в чем-то убедить, но двери уже распахнуты, и ничто не может никого спасти, кроме, пожалуй, ампулы доктора Плейшнера. Но её у нас нет. Значит, на круги своя ничто не вернется.
     Как в дурной комедии, я сначала кладу на дверной косяк ладонь так, чтобы все присутствующие могли насладиться бледной изящностью моих застывших на ветру пальцев. "Ку-ку, мои дорогие!". И слышу в ответ, как ни в чём не бывало, ответное и какое-то сосредоточенно-деловое "ку-ку, ку-ку!" Что же, нас ждёт вечер волнительных воспоминаний о безмятежных временах невинности! Мне, конечно, хватает наглости, ещё не перешагнув порог, осведомиться о возможности угощения водкой нежданного, но далеко не каменного гостя.
     - Ребята, я всё-таки замерз. Или вы как думаете?
     Водка, конечно, имеется. Другого я и не ожидал. Водка в количестве оптимального литра внесена в сценарий, который мы вчера со всех сторон обсуждали с мои вторым "я". Или двадцать четвёртым. Я точно не знаю. Моё "я" может быть каким угодно. И было ли это вчера? Или в пятнадцатом веке? А может быть, мы вообще ничего не обсуждали? Какая теперь разница…
     Нет, сейчас мы не будем обсуждать, откуда, как и зачем я здесь взялся. Не наказывать же, в самом деле, собственное alter ego за наглую разнузданность, а обожествляемую женщину - за аморалку. Что? Ключ? Шесть лет прошло - мог ли он так просто сохраниться в моём кармане? И почему я не воспользовался им неделю назад, когда заходил к ней по какому-то срочному и важному делу? Нет, нет, это всё пустые разговоры, мы не будем на них отвлекаться. Зачем наступать на горло собственной песне, тем более, что в том горле уже булькает водка. Приятное расслабляющее тепло заполняет пустоты внутренностей и мозга. Давайте, братцы, вспомним лучше живопись эпохи Возрождения.
     - Феличита, помнишь, когда-то ты говорила мне, что Боттичелли - твой любимый…
     - Ну и что? Да, Боттичелли - мой любимый живописец. И что из этого следует?
     - Ничего особенного. Просто линии его рисунков удивительным образом совпадают с линиями твоего тела…
     - Это приятно слышать, только не понятно к чему ты клонишь? И почему Андрюша всё молчит?
     - Наверное, без меня он изрядно напрягался и устал, стало быть.
     - Андрюша, ты что - спишь?
     Андрюха, как и положено по сценарию, что-то такое мычит в ответ, делая вид что водка пошла не в то горло. Вот лицедей! Или он и в самом деле так плох? Или просто вспомнил остроумную парадигму о групповом сексе? Неужели он надеется сочкануть и бросить своё параллельное "я" в тяжелый для родины час?.. Но стоила ли игра свеч, стоило ли идти на миллион ухищрений, превращённых в триллион бессмысленных, не поддающихся логике поступков. Великий Боккаччо ничего так и не объяснил на этот счет, унес тайну с собой в могилу. И вот сейчас я должен объяснить этот сложный вопрос нашей великолепнейшей из всех гейш, которая ещё не знает, что ей предстоит героический и славный путь райской гурии.
     - Сольвейг, только не думай, что мы такие порочные и мерзкие. И что соприкасаясь с нами, ты становишься такой же… Но как ещё иначе разорвать этот порочный и мерзкий поток времени? Скажи мне, если ты знаешь. Мы сегодня его остановили. Ненадолго. Но для чего? Неужели просто так, забавы ради?.. Ещё мгновение - и он вновь срастется. Как щупальца Гидры. Давай, не позволим ему этого сделать. Сразу. Оттянем его торжество, для того, чтобы…
     Запутавшись в собственных логических конструкциях, я тоже поперхнулся.
     - Сейчас ты скажешь, чтобы почувствовать пульс собственной жизни? Дядя Федя - ты дурак? Прибереги апологию группового секса для глупых мокрощелок.
     Наша Филичита - на редкость умненькая и сообразительная девочка. Лишние разговоры с ней могут завести в дебри софистики и риторики. А мои мысли уже бродят потерянной толпой малышей-карандашей под её халатиком, натыкаясь на чудесные и волшебные вещи. Если они там заблудятся, то останутся там навсегда. Заблудшие нуждаются в спасении!
     Я прикасаюсь к её руке со всей нежностью, на которую способен возбужденный до изнеможения эстетствующий волопас. Я беру её запястье и подношу его к губам. Я вдыхаю запах её кожи, как запах самых экзотических цветов. Я шепчу что-то вроде "промедление - смерти подобно, если не сегодня, то когда же, и вообще: всё это только для тебя, родная, а не для нас похотливых козлоногих сатиров, когда-то и тебе нужен праздник, ты же ждала его, не отпирайся".
     - Ты Алёшенька - сам по себе праздник, который всегда со мной. Ах, если бы ты ещё не был так одержим сексом, цены тебе не было! (Здесь следуют мой скользящий поцелуй в её пульсирующее горлышко.) Нет, я - вполне прогрессивна, чтобы понять прелесть альтернативного секса. (Сдержанная влажная ласка её ушка.) Но как-то вот так… решительно и сразу… без всякой психологической подготовки. (Поцелуй в губы, продолжающийся ровно столько, чтобы почувствовать ответное дуновение.) Во-первых, я не готова морально. А во-вторых, у нас и времени-то в обрез. (Мои пальцы уже жонглируют сосками её изящных грудей.) Всего-то минут сорок. (Она начинает задыхаться.) У свекрови заканчивается дежурство, и она обещала зайти…
     Опять всплывает чудовищный призрак, мерно отстукивающий секунды, минуты и часы. И всё же… Это уже другой разговор! Обозначенная возможность открывает двери невозможного, за которыми сплошной свет. Ослепительный свет её обнаженного тела. Кто успел снять с неё халатик? Александр? Или ты - Валентин? Арчибальд, выключите верхний свет! День сегодня, конечной, мрачный и серый, но не до такой же степени, чтобы днем врубать электричество! Ах, это вовсе не люстра! Это женское тело, несущее свет, как планета Венера, заливает сиянием потайные уголки моего (нашего, вашего) восприятия. Самое сложное в этой ситуации - успеть раздеться. Заниматься сексом, сохраняя на себе хотя бы незначительную деталь одежды, - омерзительно. Секс в одежде теряет куртуазность и схожесть с искусством, остаётся удовлетворение физиологической потребности, и только! И я срываю ненавистные покровы под ошеломлённые всхлипывания Феличиты: "Вы что - обалдели?"
     Она сжимает наши члены в своих руках, будто давно ждала этого момента, чтобы воочию сравнить их. Она держит их, как невероятная Ева держала бы два невероятных плода с древа познания - с нескрываемым восторгом. "Какие они разные!", - повисает над мировой пустыней её восторженный возглас. Я не то, чтобы ошарашен подобным поворотом, но сама мысль мне кажется интересной, хотя мне и противно разглядывать член моего второго "я". Чем уж так сильно может он отличаться от моего? Величиной и весом? Толщиной и длиной? Жизненной наполненностью оттенков и красок венчающей его удлиненной полусферы? Плавностью и законченностью линий? Может быть, его линии округлы и гармоничны, как боттичеллевский рисунок, а мои остры и опасны, как боккаччевы шуточки? Исследование заранее обречено на неудачу, потому что моё внимание более притягивает плавность и законченность её грудей, чья бесконечная линия насыщенна самой качественной гармонией и самой опасной соблазнительностью. По крайней мере, для моего второго "я". Того, который так охвачен лихорадкой спешки, что просто не замечает, что уже достиг глубин влагалища Феличиты. Как будто сделал это в первый раз, и оттого тягучий восторг дежа вю, не уместившись во мне, выплёскивается через край новых ощущений шаловливой струей нежданной спермы. Вперёд, сыны Декамерона!
     На самом же деле я не спешу. Я наблюдаю. Внимательно, сосредоточенно, точно зная, что делать дальше. И только одна мысль качается во мне, колокольным языком, когда мой член с расчетливой осторожностью спецназовца проникает в её попку, изнывающую из-за моей нерасторопности. Одна мысль, которую я никак не могу ухватить за змеиный хвост, потому что сознание начинает мне изменять. Теряя самого себя в блаженном искрящемся тумане, я всё-таки успеваю засомневаться в том, что нужно ли было терзать ни в чем не повинное время. Всё, что происходит, имеет смысл только сейчас, в момент, когда происходит, поскольку растворено в нервных окончаниях. Только воспоминания, сосредоточенные в клетках мозга, зависят от времени. А то, что мы делаем сейчас, времени не подвластно, потому что сейчас - именно сейчас - оно не существует для нас. Мы плюем на него с дерзостью восставших рабов, которые, конечно, знают, что ничего особенно нового они не придумали, только слегка сдвинули спектр ощущений в сторону большего напряжения. Но двое, сгорающие в вулкане страсти, за опущенным занавесом всё равно рассыпаются во прах перед временем. Трое же, спустившиеся в жерло того же вулкана в защитных костюмах природной скромности, в свою очередь, втаптывают время в грязь. И в этом месте хронотопа можно поставить обелиск, венчающий редкую победу человека над поганым чудищем, по кличке Время.
     Обелиски. Отливающие призрачным блеском странно сбывающихся надежд, они пронзают заунывно-бесконечное покрывало истории человечества своими вершинами. Серая, серая прерия с невидимыми горизонтами, исколотая там и сям хрупкими блистающими иглами, из-под которых сочатся тонкие, жалкие, но ослепительно сияющие даже на тусклом солнце и, как ни странно, питающие всё ту же постылую и жуткую прерию, ручейки - последнее, что я увидел на обратной стороне своих век, перед тем, как окончательно провалился в оргазмическое помешательство…
     Всё длится не более вечности. Не более восемнадцати минут в человеческом привычном измерении, как засвидетельствовал циферблат, уцелевший на руке кого-то из нас. И бредя сквозь сгущающиеся сумерки осенних аллей, надвигающихся на меня, как бесплотные призраки чудовищ Соммы, по интимно шуршащей листве под ногами, я всё никак не могу сбросить с себя мощный заряд страсти, трясущий мои конечности и чресла до сих пор. Как будто не было шаровой молнии оргазма, прорезавшей тело и мозг великолепием освободительного наслаждения. Как будто не было радости от неожиданной предусмотрительности нашей Феличиты, приберегшей под подушкой баночку с кремом. Как будто не было забавного ступора того, второго, который сейчас в темпе румбы допивает водку, обречённый на изгнание по истечении пяти минут. Забавного ступора, когда он объявил, что ему скучно чувствовать себя лишним на этом празднике жизни в роли пассивного наблюдателя за горячим, как солнце Апеннин, сексом. "Кто же тебя просил кончать всех раньше", - ещё умудрился спросить я, ощущая жестокие пароксизмы влагалища моей непредсказуемой девочки, чувствуя её анакондины объятия на своей шее. Как будто я не задыхался, как беглец-каторжник. Как будто я не проваливался в сладкий тартар очищения и просветления вместе со всеми своими бессмысленными ухищрениями в стремлении разорвать неостановимый поток…
     Я не могу сбросить напряжение пережитого приключения. Я не могу отойти от испуга наслаждения. Да я и не хочу этого делать. Всё пройдёт само. И тогда я забуду, как время было побеждено двумя мужчинами и одной женщиной. И мне захочется побороться с ним снова?..
     - И зачем тебе надо было врать про какие-то шесть лет? Я же сама дала Андрюшке этот ключ вчера. Вы думаете, я совсем дурочка. Эх, Боттичелли! Ах, Боккаччо! Кстати, для Пикассо тоже не существовало ни прошлого, ни будущего. Его картины - только сегодня, только, сейчас…
     И кто тянет меня за язык произносить кощунственное при прощании?
     - У нас ещё будет время поболтать об искусстве.
октябрь, 2000г.

Интересное