Порно в мини юбках онлайн

Категории видео

диана мелисон порно видео / порно русское 18 лет / порно с полными женщинами / подростковое порно видео русское / порно онлайн старик и молодая

Если после проверки вашего браузера, видео В мини юбочке все равно не загружается, прошу сообщить это в комментариях или через форму обратной связи на сайте. - Если у вас медленно загружается ролик В мини юбочке из раздела Онлайн порно студенты, то рекомендую остановить его на пару минут, а потом снова включить. - Если не помогает, то попробуйте перезагрузить модем, возможно ваш провайдер завис.

Порно женщины в мини юбках смотрите ежедневно обновляемое порно видео на сайте X-centr. Приятного просмотра. Зрелые женщины порно онлайн зажигают.

Пациент трахает и имеет сексуальную медсестру в мини юбке Порно и Секс Школьница старшеклассница в мини юбке сосёт у препода в учительской Порно и Секс Трахнул раком подругу в душе п pq. Порно студии. Сейчас смотрят. Онлайн секс чат.

Две порно девушки в мини юбках устроили групповушку со своим приятелем. Частная порно съемка онлайн секса в такси для красавицы настоящее приключение.

Видео студентки в мини юбках смотрите ежедневно обновляемое порно видео на сайте X-centr. Приятного просмотра. Русские пьяные бабы на порно видео пикнике. Частная порно съемка онлайн секса в такси для красавицы настоящее приключение.

Блондинка в мини юбках смотрите ежедневно обновляемое порно видео на сайте X-centr. Приятного просмотра. Две порно девушки в мини юбках устроили групповушку со своим приятелем.

Красотка в мини джинсы юбках смотрите ежедневно обновляемое порно видео на сайте X-centr. Приятного просмотра. Развратную девицу трахают на бильярдном столе. Две порно девушки в мини юбках устроили групповушку со своим приятелем.

Смотореть онлайн русское порно в хор качестве. Видео лесбиянок в мини юбках смотрите ежедневно обновляемое порно видео на сайте X-centr. Приятного просмотра.

Ебля в жопу худой тощей девушки порно онлайн. Русские домашний секс из семейного архива. Не снимая юбку. Порно старых баб в бане. Толстушки в мини юбках смотрите ежедневно обновляемое порно видео на сайте X-centr. Приятного просмотра. Две порно девушки в мини юбках устроили групповушку со своим приятелем.

Поррног смотреть онлайн кончишь за минуту. PPrno oisda s molokom. Mama i sin porno. Смотреть порно видео миньет теток за. Толстые девушки в мини юбках видео порно.

Video svingerov. Секс очень жирных тёток видео. Секс сюнными девачками порно видео онлайн бесплатно. HHnbx abkmv yf heccrjv. Порно в мини юбке в hd качестве.

Claudia jackson порно фильмы смотреть. Красивые соски на сиськах. SSingers online. Порно пляжная кабинка. Девушки в мини юбках порнуха смотрите ежедневно обновляемое порно видео на сайте X-centr. Приятного просмотра. Две порно девушки в мини юбках устроили групповушку со своим приятелем.

Порно девушки в мини юбках смотрите ежедневно обновляемое порно видео на сайте X-centr. Приятного просмотра. Порно с двумя блондинками онлайн.

Онлайн порно ссут внутрь пизды. Порно груповухи с азиатками. Русское порно маша. Две порно девушки в мини юбках устроили групповушку со своим приятелем.

Порно онлайн теток в жопу. Секс мамы с дочкай смотреть бесплатно. Парнуха видео у врача на приёмеgp. Эротика фигурные девушки бесплатно хорошего качества. Порно женская доминация над мужиком. Девушки в мини юбках показывают свои пизды hd качестве.


Похожее порно видео



Рассказик на закуску


Pavel Beloglinsky







СПИМ ВМЕСТЕ!







Середина - макушка - лета... мы лежим на широкой низкой тахте, повернувшись лицом друг к другу, и Славка, в полумраке комнаты блестя глазами, шепотом рассказывает мне, как они, то есть он и его родители, дядя Коля и тётя Света, ехали к нам в гости, - "через всю страну" - то и дело говорит Славка, чтобы я осознал и оценил масштаб его путешествия; дядя Коля и мой папа - родные братья, - следовательно, мы со Славкой братья двоюродные; а кроме того, мы почти ровесники - Славка младше меня почти на три месяца, но здесь есть один беспокоящий меня момент: по возрасту Славка младше меня, а держится со мной так, как будто младшим из нас двоих являюсь я, и меня это время от времени немного напрягает... а впрочем, всё это ерунда, - мы лежит, повернувшись лицом друг к другу, и хотя каждый из нас укрыт своей простыней, это нисколько не мешает нам чувствовать - обоюдно чувствовать - необъяснимую словами близость... хотя - что здесь объяснять? Мы почти ровесники, и Славка как друг нравится мне, а я, как мне кажется, нравлюсь ему - самое обычное чувство пацанячей симпатии, какая встречается между пацанами-друзьями сплошь и рядом; никаких левых мыслей или хотя бы в зачатке смутно осознаваемых левых желаний у меня нет - по причине полного отсутствия в моей пацанячей душе какой-либо левизны вообще...



- Ты точно спать не хочешь? - время от времени прерывая свой рассказ, уточняет Славка, и шепчет он это с такой интонацией, как будто ему поручили за мной присматривать.



- Не беспокойся, - отзываюсь я, стараясь, чтоб голос мой звучал немного пренебрежительно. - Ты, главное, сам не усни... а я не спать могу до утра!



- Ну, всё равно. Если захочешь спать, скажи, - шепчет Славка, как будто в гостях находится не он у меня, а я у него.



Спать Славку определили вместе со мной, благо тахта у меня двуспальная и мешать друг другу, как решили мама и тётя Света, мы никаким образом не будем, - то, что мешать мы один одному не будем, мы оба сразу же - в один голос - подтвердили. Правда, мы тут же заспорили, кто будет спать у стенки, а кто с краю, и моя мама, вмешавшись, сказала, что я место у стенки Славке должен уступить, поскольку, во-первых, он гость, а во-вторых, я старше; и вообще, сказала мама, я веду себя не так, как должен вести себя гостеприимный хозяин. Славка при слове "старше" кротко потупил взгляд, всем своим видом изображая стопроцентного бэби, и я, не находя ответных аргументов - уступая место у стенки, незаметно показал ему кулак... и вот - мы лежим друг против друга, по пояс укрывшись выданными нам мамой простынями, но спать нам обоим совершенно не хочется, - Славка, блестя глазами, шепотом рассказывает, через какие города он проезжал, и я, слушая его, в душе ему невольно завидую: я тоже хочу жить где-нибудь далеко-далеко, чтобы ехать потом домой долго-долго...



- Ну, и вот... на третий день мужик из соседнего купе на какой-то станции сошел... ну, то есть, приехал туда, куда он ехал, и девчонка с парнем в белых спортивных трусах остались в купе вдвоём... ох, как они стали трахаться! - неожиданно говорит Славка, блестя в темноте устремлёнными на меня глазами. - Ты даже представить себе не можешь, как они пёрлись - как он ей там засаживал...



- А ты... - я смотрю на Славку широко открытыми глазами, - ты откуда знаешь, что они там делали? Ты же видеть не мог, что происходит в соседнем купе...



- А стоны? - тут же отзывается Славка. - Я лежал на верхней полке - ухо к стенке прижал и всё слышал... всё-всё!



- Что ты слышал?



- Слышал, как они стонали... ты разве не знаешь, что если любой девчонке хорошенько засадить, то она обязательно начнёт стонать - от удовольствия? - Славка смотрит на меня вопросительно. - Что - не знаешь об этом?



Вот - опять: Славка спрашивает меня таким тоном, как будто он, Славка, старше меня - как будто он знает уже всё-всё... я вижу в этом проявление его желания показать своё превосходство надо мной, и меня это немного коробит.



- Почему ты думаешь, что я не знаю? Знаю... не хуже тебя всё это я знаю! - шепчу я, не желая, во-первых, в чём-либо Славке уступать, а во-вторых, желая поставить его на место, чтоб он не брал на себя лишнего - не воображал, что он такой умный. Даже если он проехал через всю страну и видел многие города, это ещё не значит, что он умнее меня. - Интересно... - шепчу я, - а как ты мог слышать стоны в соседнем купе, если стук колес всё это должен был заглушать?



- Я ж говорю тебе: я ухом к стенке, к перегородке между купе, прижался и потому всё слышал... всё-всё слышал! - тут же отзывается Славка.



- А родители твои - дядя Коля с тётей Светой... они что - не слышали ничего? - шепчу я, глядя Славке в глаза. Не то, чтобы я Славке не верю, но... мне хочется, чтобы Славка ненароком не вообразил, что я его слушаю, развесив уши.



- Они спали как раз - внизу спали, на нижних полках. И потом... они же не прижимались ухом к стенке! А я не спал - я лежал на верхней полке. Уверен... - Славка, всё так же сверкая глазами, многозначительно мне подмигивает, - уверен, что парень в белых спортивных трусах засаживал там, в соседнем купе, по самые помидоры...



Какое-то время мы лежим молча. Я не знаю, о чем думает Славка, а я, глядя на него, пытаюсь представить то, о чём он только что мне рассказал... "по самые помидоры" - думаю я, чувствуя, как член мой в трусах начинает увеличиваться... "по самые... по самые помидоры" - думаю я, и мысленный мой взор концентрируется на месте соединения полового члена и влагалища - я мысленно вижу, как толстый член, словно поршень, ритмично движется взад-вперёд... неожиданно Славка, заёрзав ногами под простыней, тихо смеётся:



- Ты чего? - вырываясь из плена разыгравшегося воображения, я смотрю на него с подозрением. - Чего ты смеёшься?



- Догадайся! - лежащий на боку Славка сгибает в коленях ноги, отчего колени его - через две простыни - упираются в колени мои.



- Вот еще! - шепчу я, изо всех сил стараясь скрыть досаду. - Если нужно, сам скажешь... с какой стати я буду догадываться?



Я лежу на боку - смотрю на Славку, и мне снова кажется, что он, предлагая мне догадаться, что его так развеселило, таким образом в очередной раз пытается "построить" меня "под себя"... фигушки! - думаю я. Пусть сам скажет, если хочет, чтобы я знал...



- У меня встал, - глядя мне в глаза, шепчет Славка и, не давая мне ни секунды для того, чтоб осмыслить услышанное, тут же добавляет: - Хочешь?



- Что? - я смотрю на Славку, не понимая.



- Ну, потрогать, какой он твёрдый... хочешь?



Мы и без того разговаривали исключительно шепотом, а здесь Славка ещё больше понижает голос, отчего слова его, жарко выдыхаемые мне в лицо, мгновенно приобретают какую-то необыкновенно, странно волнующую таинственность... глядя Славке в глаза, я молчу - я не знаю, хочу ли я трогать его напряженный член. Для меня такое предложение слишком неожиданно - я никогда не испытывал желания трогать чей-либо член, и потому, лёжа против Славки, я понятия не имею, как мне следует поступить... одно дело - мимолётно посмотреть-сравнить, когда, рядом с кем-нибудь стоя в школьном туалете, отливаешь, и совсем другое дело - трогать...



- Ну, ты чего... давай! - шепчет Славка, видя мою нерешительность. - Ты у меня, а я у тебя... друг у друга потрогаем. Хочешь?



Я не успеваю ничего ответить - не успеваю определиться, хочу я этого или нет, как рука Славки, выскользнув из-под простыни, которой он укрыт, тут же беспрепятственно ныряет под простынь мою, и я чувствую, как его пальцы через трусы касаются моего напряженного члена.



- Ого! У тебя тоже... стоит, как у меня... - шепчет Славка; глядя мне в глаза, он легонько стискивает, сжимает пальцами мой твёрдый валик, и я, на мгновение напрягшись, тут же чувствую, что это приятно... и приятно, и необычно - впервые чужие пальцы тискают-сжимают мой напряженный, из трусов выпирающий член. - Трогай у меня... - шепчет Славка; он вытягивает под простыней ноги, одновременно подавая своё тело в мою сторону - придвигаясь ко мне ближе. - Трогай - не бойся...



- Чего мне бояться? - шепчу я в ответ.



- Ну, мало ли... - Славка, через трусы сжимая мой член, едва слышно смеётся. - Может, боишься...



Не отвечая - ничего не говоря в ответ, я точно так же запускаю руку под Славкину простыню, и пальцы мои сразу же натыкаются на твёрдый, выпирающий из трусов Славкин член, - осторожно стискивая напряженный ствол, я машинально думаю, что член у него не меньше, чем у меня... да, не меньше... но и не больше, - я сжимаю пальцами напряженно твёрдый Славкин член, не зная, что делать дальше... никаких особых чувств я не испытываю, - неожиданно мелькает мысль: может, никаких особых чувств я не испытываю потому, что мы трогаем друг друга через трусы?



Видимо, Славка думает о том же самое... потому что, ничего мне не говоря, он решительно запускает свою руку мне в трусы - и я, невольно вздрогнув, в то же мгновение чувствую, как его ладонь, тёплая и мягкая, сворачиваясь в трубочку, плотно обжимает мой член, - невольно подавшись к Славке, двинув бёдрами в его сторону, я непроизвольно делаю то же самое - запускаю руку в трусы ему... зачем мы всё это делаем?



Член у Славки твёрдый, горячий... я чувствую рукой шелковистые волосы вокруг члена, и это меня почему-то возбуждает, - у меня тоже есть волосы на лобке, но у меня они редкие и жесткие, а у Славки... у Славки они шелковистые и, как мне кажется, очень-очень густые, - я обжимаю ладонью Славкин член, и мне кажется, что он жжёт мне ладонь - такой он горячий... горячий и твёрдый... я ловлю себя на мысли, что всё это - чувствовать мягкую шелковистость Славкиных волос, чувствовать жаром пышущий его твёрдый член - мне приятно, и даже очень... очень приятно, - "вот зачем... зачем мы всё это делаем!" - думаю я, чувствуя, как Славкина ладонь, обжимающая мой член, начинает медленно двигаться вдоль ствола, плавно смещая взад-вперёд крайнюю плоть...



- Ты себя доишь? - шепчет Славка, и в темноте его шепот кажется мне таким же возбуждающим, как шелковистость волос на его лобке, как его твёрдый горячий член, сжатый в моей ладони, как его ладонь, жарко сжимающая член мой... это первые слова, которые звучат в комнате после того, как мы начали молча лапать друг друга, и слова эти тоже производят на меня соответствующее впечатление - они мне кажутся такими же возбуждающими, как и всё остальное; невольно подаваясь к Славке еще ближе, я непроизвольно сжимаю - стискиваю - ягодицы, чувствуя, как в попе у меня сладким удовольствием начинают покалывать невидимые иголки...



Слово "доишь" я слышу впервые, но сразу догадываюсь, о чем Славка меня спрашивает - что он имеет в виду... да, я себя д о ю - я делаю это уже года два, причем в последнее время я делаю это всё чаще и чаще, и это меня немного тревожит... то, что мастурбация в подростковом возрасте - явление совершенно нормальное и даже необходимое, потому что снимает сексуальное напряжение и таким образом препятствует возникновению застойных явлений, я знаю, я читал об этом статью в журнале; но, во-первых, мне кажется, что я не столько снимаю естественно возникающее напряжение, делая это по мере необходимости, то есть по мере естественного возникновения напряжения, сколько сам создаю это напряжение своими собственными фантазиями и мыслями, чтобы, лаская свой член, лишний раз испытать наслаждение, и в последнее время, начиная где-то с весны, такое происходит со мной всё чаще и чаще... именно это меня тревожит - частота актов; а во-вторых, хотя в той же самой статье было написано, что занимаются самоудовлетворением - мастурбируют - практически все подростки, я ни разу не слышал, чтобы кто-либо из пацанов признавался в этом или хотя бы об этом всерьёз говорил, - называя это "суходрочкой", пацаны, с которыми я общаюсь или дружу, неизменно отзываются об этом занятии либо насмешливо, либо даже пренебрежительно, как будто в таком занятии есть что-то ненормальное или постыдное... "ты себя доишь?" - сжимая в кулаке мой напряженный член, прошептал Славка, и хотя ни в словах, ни в интонации его голоса я совершенно не улавливаю какого-либо подвоха, что-то мне мешает ответить утвердительно... впрочем, отвечать отрицательно, то есть врать, мне почему-то тоже не хочется - и я, не говоря ни "да", ни "нет", шепотом задаю встречный вопрос:



- А ты?



- Ну, да... иногда я это делаю, когда у меня встаёт, - отзывается Славка, сжимая в кулаке мой член.



- Я тоже... тоже иногда, - вру я.



Впрочем, так ли уж я вру? Враньё - это если нет ни слова правды. А я... разве я вру? Я говорю "иногда", но говорю я так потому, что так говорит Славка... и потом, дни бывают такие длинные, что даже если это делать ежедневно, но в день только один раз, то всё равно будет получаться не часто, а иногда... ничего я не соврал! Мне хочется спросить у Славки, что для него означает "иногда", но я себя сдерживаю - я не спрашиваю его об этом, чтобы ненароком он не подумал, что меня этот вопрос волнует больше, чем его.



- Давай... знаешь, как? Давай друг друга подоим - друг другу подрочим - давай? - неожиданно предлагает Славка, и я, застигнутый этим предложением врасплох, не успеваю что-либо ответить, как в то же мгновение Славкин кулак в моих трусах начинает ходить ходуном. - Ну! Я тебя, а ты меня... дрочи! - шепотом командует Славка, и я... невольно подчиняясь Славке, я начинаю делать то же самое - двигать кулаком в трусах у него...



Какое-то время мы молча дрочим члены друг другу - в темноте слышно лишь наше обоюдное сопение... Не прекращая двигать в моих трусах правой рукой, Славка левой рукой - свободной - стягивает с себя и с меня простыни, которыми мы были до сих пор укрыты, - теперь мы лежим на тахте друг против друга - лицом к лицу, и кулаки наши в трусах друг друга ходят ходуном... ощущение от всего этого более чем прикольное - ощущение необычное: само удовольствие, неизменно возникающее при ритмичном смещении взад-вперёд крайней плоти, по сути своей то же самое, но то, что удовольствие это связано не с собственной рукой, а с рукой чужой, и то, что рука собственная в это время ощущает не свой, а чужой - горячий и твёрдый - член, добавляет уже привычному наслаждению несомненную остроту, - лёжа на тахте, мы доим друг друга - дрочим друг другу сладко гудящие возбужденные члены, и это... это - кайф! Всё это - то есть не сам себе, а с кем-то другим, взаимно - я делаю впервые, и всё это мне определённо нравится... мне это нравится! Единственное неудобство, как мне начинает казаться спустя одну или две минуты взаимодрочки, заключается в том, что мы по-прежнему лежим в трусах-плавках, которые невольно стесняю наши работающие кулаки... видимо, Славке приходит в голову та же самая мысль, потому что, выпустив из кулака мой член, он шепчет, обдавая моё лицо горячим дыханием:



- Подожди, я трусы сниму... и ты тоже... снимай тоже - чтоб лучше было...



Не дожидаясь моей реакции, Славка переворачивается на спину и, приподнимая бедра - вскидывая их вверх, без каких-либо раздумий сдёргивает с себя белые плавки-трусики... на какое-то мгновение у меня мелькает трусливая мысль, что это, может быть, уже слишком - снимать трусы, но Славка снимает свои трусы так быстро и, главное, так естественно, что мысль моя, смятая Славкиной решительностью, не получает никакого развития, - глядя на Славку, совершенно голого, волнующе близкого, с возбуждённо торчащим членом, я, повторяя все его движения, вслед за ним спускаю трусы с себя... ох, до чего это всё прикольно - вдвоём, без трусов... и прикольно, и классно, а главное - совершенно не стыдно, словно мы делаем самые обычные вещи...



- К тебе в комнату может кто-то зайти? - шепчет Славка, снова укладываясь на бок.



- Не знаю... вряд ли, - точно так же шепотом отзываюсь я, бросая трусы на пол.



Наши родители - мои и Славкины - сидят в беседке во дворе, и мы со Славкой время от времени слышим то их смех, то приглушенные голоса... Вечером папа и дядя Коля ездили на пруд, привезли оттуда шевелящийся, шуршащий мешок раков - и теперь, как я понимаю, ужин может затянуться до самого утра, - тёплая летняя ночь, увитая виноградником беседка, золотистое пиво, гора ароматно пахнущих укропом красных раков... как говорит в таких случаях мой папа: что еще нужно для полного счастья? Обо всём этом я говорю Славке, "хотя, - уточняю я на всякий случай, - гарантировать ничего нельзя".



- Может, мы зря трусы с себя сняли? Может, лучше будет, если мы их наденем? - шепчу я.



- Ничего не зря. Чего ты ссышь? - тут же отзывается Славка. - Ты свои трусы, как я, положи под подушку, чтоб они на полу не лежали. А если вдруг кто-то начнёт дверь открывать, мы сразу укроемся - прикинемся, что спим. Понял?



Протянув руку, Славка снова сжимает в своём кулаке мой член, а я, соответственно, в своём кулаке стискиваю член его, - мы лежим на тахте совершенно голые, лежим, ощущая на своих лицах горячее дыхание друг друга, и чувство неизъяснимого удовольствия плавится в моём теле, проникая буквально в каждую его клеточку... ох, до чего ж всё это кайфово! Я никогда раньше не думал, что делать это - заниматься мастурбацией - можно взаимно; сама мысль о какой-либо взаимности никогда не приходила мне в голову - наоборот, мастурбация в моём представлении являлась занятием исключительно индивидуальным, тайным, скрываемым от посторонних глаз и... и ещё: несмотря на то, что я читал о мастурбации как о явлении абсолютно естественном, мастурбация всё равно представлялась мне занятием немного стыдным - особенно в последнее время, когда интенсивность моих собственных занятий заметно возросла, - вот что я думал о "рукопашных схватках". А оказывается, что двигать кулаками можно друг на друге, и не только можно, но это ничуть не хуже, чем когда доишь себя сам... и - что получается? Получается, что мастурбация вовсе не обязательно является самоудовлетворением, как об этом было написано в статье, которую я читал, а ещё может являться и взаимоудовлетворением... какая уж здесь тайна! Я вдруг думаю, что если мы будем продолжать это делать дальше, то, пожалуй, можно будет запросто кончить - до такой степени всё это в кайф... мы дрочим друг другу, и это кайф - кайф, о котором я до этого вечера не имел никакого понятия.



- У тебя сколько в длину? - неожиданно шепчет Славка; прекращая двигать кулаком, он медленно перебирает пальцами вдоль напряженно вздрагивающего моего ствола от головки до самого основания.



- Чего - сколько? - я, невольно подражая Славке, тоже прекращаю двигать кулаком.



- Ну, сантиметров... ты свой измеряешь?



- Нет, - отзываюсь я.



- Что - ни разу не прикладывал линейку? - в голосе Славки слышится удивление.



- Ни разу, - словно эхо, отзываюсь я.



- Неужели неинтересно? - в голосе Славки опять звучит удивление; видимо, я произвожу на Славку не самое лучшее впечатление... во всяком случае, мне так кажется. - Ну, ничего, это не проблема. Завтра измерим до миллиметра, чтоб ты знал. Хотя... - приложив указательный палец к обнаженной головке моего торчащего члена, Славка большим пальцем упирается в мой волосатый лобок, - хотя и так видно, что у тебя не меньше, чем у меня... нормальный хобот!



- А у тебя у самого - сколько? - спрашиваю я, точно так же прикладывая пальцы к залупившемуся члену Славки. Ну, дела! С этим Славкой явно не соскучишься... мысль измерить линейкой свой напряженный член мне в самом деле ни разу не приходила в голову, и о том, что член можно элементарно измерять и, соответственно, знать его длину, я только сейчас узнаю от Славки, и - мне остаётся лишь мысленно удивляться, почему я сам ни разу не додумался это проделать... блин! Этот Славка младше меня - пусть даже на месяц, но всё равно он младше! - а у меня такое ощущение, что из нас двоих явно не догоняю я, - я думаю об этом, и смутное чувство зависти возникает в моей душе к лежащему рядом Славке - он младше меня, но у меня такое ощущение, что он и круче меня, и современнее, и раскованнее.



- У меня... - Славка называет число - количество сантиметров - и тут же, поскольку я никогда не занимался подобными измерениями, поясняет: - Длина как раз для нашего возраста... нормальная длина!



- А ты... откуда ты знаешь, какая длина должна быть в нашем возрасте?



- Знаю, - отзывается Славка, снова сжимая в кулаке мой залупившийся - залупленный - стояк.



- Может, ты врёшь это всё... почему я должен тебе верить? - шепчу я, непроизвольно сопротивляясь медленно, но, как мне кажется, необратимо испаряющейся иллюзии моего над Славкой превосходства.



- Зачем мне врать? - Славка смотрит на меня удивлённо. - У меня друг есть, мой одноклассник, а у него мать работает врачом, и у них дома есть всякие книжки по медицине... ну, и вот: он мне показывал в одной книжке таблицу, где указано, в каком возрасте при нормальном развитии какой длины должен быть у пацана член... элементарно, Ватсон! - Славка, глядя на меня, едва слышно смеётся. - Завтра у тебя обязательно измерим, хотя и так видно, что член у тебя нормальный - соответствует возрасту...



Славка говорит всё это так складно и вместе с тем так спокойно и убедительно, что я не нахожу, что мне сказать ему в ответ... да и что здесь говорить? Какое-то время мы молча двигаем кулаками, и в комнате снова слышится лишь наше возбуждённое сопение.



- А ты себя только доишь - в кулак вгоняешь - или делаешь это ещё как-нибудь по-другому? - шепчет Славка, придвигаясь ко мне ближе.



- Как - по-другому? - шепчу я в ответ, глядя Славке в глаза.



- Ну, например... можно подушку натягивать, если рукой надоедает. Ты подушку трахаешь - мнёшь её хоботом? - Славка, вновь останавливая свой кулак, смотрит на меня вопросительно.



- Нет, - я отрицательно трясу головой.



- Какой ты отсталый! - Славка шутливо гримасничает, изображая мою отсталость. - Хочешь, я покажу?



Слово "отсталый" режет мне слух, но - я стараюсь не обращать на это никакого внимания, - иллюзий относительно моего превосходства над Славкой у меня с каждым его словом остаётся всё меньше и меньше, и не считаться с этим по меньшей мере глупо. А потому я коротко - кротко - отзываюсь в ответ:



- Ну, покажи...



Славка, откатившись от меня к стенке, берёт свою подушку и, положив её посередине тахты, наваливается на неё сверху - ложится на подушку животом, одновременно подсовывая под живот кисти рук... Наши глаза давно уже привыкли к темноте, и мы вполне отчетливо различаем не только друг друга, но и взгляды один одного, и вообще всё-всё, - упираясь щекой в простыню, Славка начинает медленно раскачиваться, содрогаться всем телом, елозя по подушке животом, и его круглые, смутно белеющие в темноте булочки при этом начинают судорожно сжиматься, то и дело образуя по бокам небольшие ямочки... оттого, что Славка подложил под живот подушку, его попа, раздваиваясь на оттопыренные сочные половинки, оказывается приподнятой вверх, - я смотрю, как Славкины ягодицы судорожно сжимаются, отчего ложбинка между ними то сужается, то расширяется вновь, и мне хочется... мне хочется прикоснуться к Славкиным булочкам, погладить их, сжать, стиснуть, - глядя на сопящего, сладострастно содрогающегося Славку, волнообразно елозящего по подушке, я совершенно непроизвольно сжимаю в кулаке свой твердый - до боли твёрдый - член...



- Вот... так тоже можно... понял? - Славка, внезапно прекращая сладострастно двигать телом, сползает с подушки к стене - снова ложится на бок, лицом ко мне. - Ещё бы чуть-чуть, и я бы мог кончить, - шепчет он, возвращая подушку на место. - Хочешь попробовать?



- Потом, - отзываюсь я, разжимая кулак; я сам не знаю, почему я так отвечаю... может, потому, что я тоже балансирую на грани взрыва?



- Ну, как хочешь, - не настаивает Славка. - А вот в поезде доить - никакого удовольствия... просто слив, и не более того, - Славка тихо смеётся, делясь со мной своим очередным - новым для меня - знанием.



- А ты что - дрочил в поезде? - я смотрю на Славку, не скрывая удивления.



- Ну, естественно! Почти десять дней ехать - и ни разу не подоить? Я б с ума сошел, если бы десять дней терпел, - Славка, глядя на меня, снова тихо смеётся, и я думаю... я вдруг думаю, что это - самый подходящий момент, чтоб спросить-узнать, как часто он, Славка, это делает.



- А когда как, - отзывается Славка, совершенно не подозревая, насколько важен для меня этот вопрос. - Бывает, что каждый день. А бывает - через день. Но больше трёх дней я в любом случае не выдерживаю... а ты? - он смотрит на меня. - Ты себя доишь часто?



- Тоже, как ты... через день, через два... - неожиданно для себя самого я делюсь со Славкой едва ли не самым сокровенным. И хотя я стараюсь произнести это как можно небрежнее, на самом деле в душе я испытываю внезапное чувство если не ликования, то, во всяком случае, огромного облегчения... и есть от чего! То, что в последнее время вызывало у меня постоянно растущую тревогу, что рождало в моей душе сомнение и неуверенность, что заставляло меня думать о возможной своей ущербности, вдруг оказывается явлением вполне обычным и даже заурядным, а именно: Славка, который младше меня всего на месяц, то есть практически мой ровесник, дрочит не реже, чем я, но он не видит в этом ничего неестественного или тревожащего, он говорит о своих ежедневных дойках совершенно спокойно, даже как бы гордясь своей частой потребностью в суходрочках, и это действует на меня подобно живительному бальзаму. Может быть, всему виной моя излишняя мнительность? Я смотрю на Славку, и мне хочется... я сам не знаю, чего мне хочется, - я смотрю на Славку, и на душу у меня легко и радостно... конечно же, Славка прав - тысячу раз прав! Я бы тоже не выдержал десять дней! Да и какой нормальный пацан сможет выдержать столько времени? Разве что - какой-нибудь импотент...



- А ты в поезде себя где доил? В туалете? - шепчу я, протягивая руку к Славкиному члену.



- Ну-да! А где же ещё? - отзывается Славка, в свою очередь вбирая в кулак член мой. - Естественно, в туалете... но удовольствия - никакого. Во-первых, всё время качает, и потому всё время приходится рукой другой хвататься за что-нибудь, чтоб удержать равновесие... а во-вторых, только достанешь, только настроишься, как кто-нибудь начинает с другой стороны дёргать за ручку - приспичило кому-нибудь... короче, кайфа никакого! Фигня, а не дойка...



- Согласен. Но если накатит - если встанет колом... куда деваться? - шепчу я, чтоб показать Славке своё знание вопроса - чтобы он не думал, что в вопросах секса я смыслю меньше, чем он.



- Ясное дело! - соглашается Славка. - Если накатит, то да... просто в поезде это - не кайф, а слив беспонтовый, и не более того... никакого кайфа!



Славка придвигается ко мне ближе - ложится напротив так, чтобы нашим рукам было удобней, и мы, замолкая, вновь начинаем старательно обрабатывать друг друга кулаками... кайф стопудовый! Все пацаны делают это - доят себя, и думать, что в этом есть что-то постыдное или болезненное, смешно... а мы не себя - мы друг друга доим, и это, оказывается, намного приятней, чем когда доишь себя сам, - мы лежим на тахте лицом к лицу, то есть друг против друга, лежим без трусов - совершенно голые, и кулаки наши прыгают на членах друг друга, словно маятники, только в сто раз быстрее... мы дрочим друг другу, и это - кайф вдвойне!



- А еще есть пацаны... - шепчет Славка, глядя мне в глаза, - ну, ты понял... пацаны, которые... - Славка, не договаривая, умолкает, очевидно, решив, что я действительно понимаю, о чем он мне говорит - что имеет в виду.



Я не отзываюсь - я молчу, думая, не продолжит ли Славка дальше; но Славка не продолжает - он тоже молчит, ещё сильнее сдавливая в горячей ладони мой жаром пышущий член... что за дурацкая манера - не договаривать до конца? - думаю я, глядя на Славку; "пацаны, которые..." Я не знаю наверняка, о чем именно - о каких пацанах - говорит Славка, но что-то мне подсказывает, что всё это каким-то образом может иметь самое непосредственное отношение к нам, возбуждённо сжимающим в темноте напряженные, сочно залупающиеся члены друг друга... что за манера - не договаривать?



- Которые - что? - шепчу я, глядя на Славку.



- Ну, те, которые... - Славка, кажется, уже хочет пояснить мне, про каких именно пацанов он говорит, но вдруг, неожиданно оборвав себя, вместо пояснения шепчет, глядя на меня, как мне кажется, с подозрительностью: - Ты что - в самом деле не понимаешь?



Признаваться Славке, что я чего-то не понимаю или понимаю меньше, чем он, мне по-прежнему не хочется - ведь так, чего доброго, Славка может запросто решить, что я лох беспонтовый, и не только решить, но и запросто утвердиться в таком мнении, чего мне, естественно, совершенно не хочется. И в то же время я действительно не знаю, о каких именно пацанах он говорит. "Пацаны, которые..."



- Что за манера - говорить загадками? - шепчу я, не скрывая досаду. - Или говори всё прямо, или вовсе не говори... а догадываться я не буду!



- А чего догадываться? И так понятно... - парирует Славка, пристально глядя мне в глаза; он придвигается ко мне ближе, по-прежнему сжимая в кулаке мой напряженный член. - Я говорю, что есть пацаны, которые доят друг друга в жопы... ну, то есть, кайфуют, друг друга натягивая в очко... ты этим когда-нибудь занимался?



- Чем? - машинально спрашиваю я, как будто я в самом деле не понимаю, о чём меня спрашивает Славка - про что он мне говорит; впрочем, я задаю свой вопрос скорее автоматически, чем осмысленно... уж слишком всё это неожиданно!



Мы лежим на тахте совершенно голые, сексуально возбужденные... лежим так близко друг к другу, что ощущаем на своих и без того разгоряченных лицах горячее дыхание друг друга, - не моргая, мы смотрим друг другу в глаза...



- Ну, этим самым... - едва слышно шепчет Славка, и я, глядя ему в глаза, вижу, как шевелятся его губы. - Пробовал?



- Нет... - едва слышно отзываюсь я.



Славка, выпуская из кулака мой член, прикасается обжигающе горячей ладонью к моему бедру... я лежу на боку - ладонь Славки медленно опускается на моё бедро, и я чувствую, как это почти невесомое и в то же время обжигающе осязаемое прикосновение отзывается в моём теле какой-то новой - неведомой - сладостью...



- Макс... - шепчет Славка.



- Что?



- А то... не понимаешь?



Я молчу - я смотрю Славке в глаза, и мне кажется... мне кажется, что я понимаю... или это мне только кажется?



- Ну? - шепчет Славка.



- Что?



- Мы можем попробовать, если хочешь... - не отрываясь, Славка смотрит мне в глаза.



Его ладонь, скользнув по бедру, смещается назад, и я чувствую, как он, всё так же неотрывно глядя мне в глаза, медленно и вместе с тем уверенно проводит обжигающе горячей ладонью по моим голым ягодицам...



- Хочешь?



- В жопу? - уточняю я, как будто я во всём этом что-то понимаю... что я вообще могу в этом понимать?



Про то, что есть парни, которым трахаться между собой нравится и которые это делают, я, естественно, знаю - живу не в лесу; но что такая возможность появится когда-нибудь у меня самого, я никогда не думал... ну, то есть, я вообще никогда об этом не думал применительно к себе, и даже ещё пару минут назад, сжимая в кулаке возбуждённый Славкин член, я совершенно не помышлял о чём-либо подобном - всё это для меня звучит совершенно неожиданно, и вместе с тем... вместе с тем я чувствую какое-то новое, необычное, странно волнующее возбуждение...



Между тем, лапая мои булочки, Славка легонько их сдавливает, всей ладонью тискает, мнёт, гладит, и палец его - указательный палец - то и дело скользит взад-вперёд по ложбинке, с каждым разом вдавливаясь между ягодицами всё глубже и глубже... не стесняясь, Славка лапает мою голую попу, и это - приятно! "В жопу?" - спросил я его...



- Ну-да! - отзывается Славка. - В жопу... друг друга... давай?



Палец его, проникая между сжатыми булочками, неожиданно упирается мягкой подушечкой в моё очко, - всё так же неотрывно глядя мне в глаза, Славка легонько давит на туго стиснутую дырочку входа, и я, невольно сжимая мышцы сфинктера, в буквальном смысле содрогаюсь от удовольствия... Ни какого-либо страха, ни, тем более, стыда, ни всяких-прочих мнений-сомнений, встающих на пути кайфа, я не испытываю, - мы лежим на тахте - лежим голые, возбуждённые - Славка, глядя мне в глаза, тискает мою попу, гладит её, мнёт, давит пальцем на моё очко, и я чувствую, как всё моё тело с каждой секундой всё больше и больше наполняется звенящей - знобящей - сладостью... какие тут могут быть сомнения! Ощущение улёта - вот что я чувствую...



Непроизвольно - безотчетно - повторяя движения Славки, я точно так же выпускаю из кулака его член и, скользнув ладонью по Славкиному бедру, вдавливаю свою ладонь в его ягодицы... попа у Славки упругая и в то же время мягкая, сочная, шелковисто-горячая, - я сжимаю ладонью круглые Славкины булочки, точно так же их лапаю, тискаю, мну, и - подаваясь всем телом вперёд, Славка с силой прижимается ко мне, вдавливается в мой живот своим твёрдым горячим членом, а я, соответственно, членом своим вдавливаюсь в живот ему, губы Славкины едва ощутимым прикосновением скользят по моей шее, он трётся щекой о щеку мою... и вдруг, переворачивая - заваливая - меня на спину, он всем телом наваливается на меня сверху, врозь раздвигая коленками мои податливо послушные ноги...



Если кто-то думает-считает, что обниматься пацану с пацаном не в кайф, то я должен такого знатока-скептика разочаровать или даже, может быть, очень сильно огорчить, потому что "в кайф" - это ещё слабо сказано, - лежа на спине под Славкой с раздвинутыми, чуть полусогнутыми в коленях ногами, я сладострастно тискаю ладонями мягко-упругие Славкины булочки, в то время как он, содрогаясь всем телом, сопя, егозя по мне, не менее сладострастно мнёт всем своим телом тело моё, и наши возбуждённые члены, сжатые животами, гудят от сладости... через минуту, молча перекатываясь, мы меняемся местами: Славка, точно так же раздвигая, разводя в стороны ноги, оказывается лежащим подо мной, его горячие ладони принимаются тискать, мять, ласкать булочки мои, в то время как я, содрогаясь от наслаждения, мну тело Славки, сладострастно скользя залупающимся членом по его животу, по члену, по коротким шелковистым волосам... потом - я опять под Славкой, опять он сверху: содрогаясь, он жарко сопит мне в шею, и наши тела, судорожно трущиеся друг о друга, полыхают небывалым огнём...



- Ты когда-нибудь целовался? - шепчет Славка, приподнимая голову.



- Нет, - отзываюсь я, глядя ему в глаза; о том, что Славка, услышав такой ответ, может подумать про меня как про какого-то отставшего от жизни тормоза или даже лоха, я уже совершенно не думаю - абсолютно не беспокоюсь; лёжа под Славкой - глядя ему в глаза, я чувствую себя на верху блаженства...



Славка, ничего не говоря, медленно наклоняет вихрастую голову - приближает своё лицо к моему... он молча касается губами моих губ - и, открывая рот, неожиданно вбирает мои губы в свои, влажно всасывает их, одновременно касаясь обжигающе горячим языком языка моего... я не знаю, какая сексуальная связь существует между губами человека и мышцами его сфинктера, но когда Славка это делает - когда он неожиданно засасывает меня в губы - я чувствую, как мою сжатую дырочку, и без того полыхающую огнём, словно пронзает электрический разряд... лёжа на мне, Славка страстно сосёт меня в губы, и это не просто кайф, это - улёт... стопудовый улёт!



Славка сосёт меня в губы, одновременно двигая бедрами, и я, одной рукой обнимая его за плечи, ладонью другой руки глажу, мну, ласкаю его судорожно сжимающиеся ягодицы... Потом сосу в губы Славку я - точно так же всасываю его губы в свои, а он, лежащий подо мной, точно так же ласкает, гладит ладонями ягодицы мои...



Через какое-то время губы у нас, распухая, делаются похожими на пельмени - губы болят, и я, отворачивая в сторону лицо, шепчу Славке, что сосаться мы больше не будем.



- А то утром завтра все догадаются, что мы здесь делали ночью, - шепчу я.



- Не ссы! К утру всё пройдёт, и никто ни о чём не узнает, - отзывается Славка.



- А ты уверен?



- Уверен.



Я, глядя на Славку, приглушенно смеюсь. Немного усталые, но по-прежнему возбужденные, еще ни по разу не кончившие, мы снова лежим лицом к лицу - друг против друга - положив головы на одну подушку... между прочим, на Славкину - на ту самую, которую мял он пахом вместо меня, показывая мне, как еще можно кайфовать помимо дойки, - глядя на Славку, л

Интересное