Молодой человек не хочет секса

Категории видео

молоды мамы порно / молоды порно актрисы / молодые 18 порно онлайн / молодые 16 порно онлайн / молодой японский секс

Тебе не дорога девичья честь Что у вас будет дальше Свадьба или расставание Чаще в таких ситуациях бывает расставание. И подумай, стоит ли рисковать ради минутного наслаждения С одной стороны я понимаю, что мне наверно стоит еще какого-то сексуального опыта набраться и понять, что такое секс с другими мужчинами, попробовать все что только можно, узнать лучше себя и свое тело, а с другой стороны не хочу терять своего молодого человека тк. я его люблю. Иногда думаю, что чуть ли не в порно звезды идти т. артистичности и желания секса мне не отнимать.

К сожалению или к счастью молодой человек всегда от девушки хочет секса, проблема остаётся только с отношениями. А здесь уж твоя хитрость. Один из вариантов сказать, что он тебе безумно тоже нравится, но это должно произойти тогда, когда вы типа близко узнаете друг. ЧТО ДЕЛАТЬ Заметила последнее время, что совсем не хочется секса. Очень часто отказываю своему мч, он обижается, а когда все-таки это происходит, то у меня не происходит возбуждение и мне больно вводить половой член, ощущение, что меня насилуют и становится противно. молодой человек хочет дружеского секса я хочу». ну хорошо, ходишь к ним выслуживаешься, пятую».

Хочу ебаться с молодым! когда хочется ебаться а жена не дает. Жена хочет секс втроем. Башкирия. Молодая мама хочет ебаться. Девушка в ссоре с молодым человеком и очень хочет дикого секса. Жена хочет групповой секс с девочками и парнем би.

Дорогая Танечка! Отношения надо зоводить ДО секса, если тебе они нужны. А если нужен просто секс, тогда просто им занимайся и не заморачивайся на отношениях! Желаю удачного секса и отношений!Мне кажется, что это потому, что такой молодой человек, считает, что девушка будет знать про его слабые стороны, и ему не приятно осознавать это. а вообще это и правда заблуждение.

А если быть точным то постели мне хватит раз в месяц в полне. Жалко и любимого, вижу что хочет, но говорит пока ты не захочешь спать не будем. Я понимаю что так нельзя, но ни чего поделать не могу. Может уже кто нибудь в такой ситуации был, поделитесь, помогите, а то расставатся то совсем не хочется. Сама я сбрасываю все на нервы. Возможно ли такоепочему считается, что с мужем надо заниматься сексом без пре». один из очень хороших друзей моего молодого человека сказал».

Интересоваться как дела у меня дела. Даже звонил мнеправда он вроде был немного выпивший,но этот разговор он четко помнитспрашивал когда мы пойдем гулять,говорил что хочет увидеть. На следующий день мы так же переписывались. Я ему намекнула,что мне хочется его увидеть,а он уходит от ответа. говорит это так неожиданно. Я не понимаю в чем делоЗачем тогда так. Секс по дружбе - довольно распространенное явление среди молодого поко.

Атма. Сексуальная культура. Мастурбирую, поэтому не хочу секса со своим молодым человеком. Здрасти! Я в отчаянье, с каждым разом все меньше и меньше хочется секса. Оргазм никогда не испытывала с молодым человеком, только когда сама мастурбировала и то - клиторальный. Но после того как уже пол года занимаюсь мастурбацией перестала желать секса.

причет тут половая система. если человека хочешь - то ты его хочешь в принципе, неважно какое это время суток. а если секс так, для галочки, тут начинаются всякие подобные отмазки. честно. вообще не понимаю о чем вы. вы человека хотите епрст или просто секса. я вообще всегда своего мужчину хочу, когда он рядом со мной.

••• Я люблю своего молодого человека, мы встречаемя полгода. Телом понимаю, что хочу секса, а умом-нет, я очень боюсь. Кстати, больнее будет, если ты будешь думать об этом-чисто физиологически сам процесс дефлорации будет больнее взрослая девочка, знаешь что такое а ты просто расслабься и получай удовольствие. Ведь это ни кто-то там, а человек которого ты любишь.

причина – секс есть, но не здесь. Ну, а если никакие меры — эротическое белье, пьянящие ароматы духов и сексуальные заигрывания — не помогают, и мужчина не хочет секса по-прежнему, абсолютно не давая объяснений своему поведениюКомментарии к статье Молодой человек не хочет секса Добавить комментарий к статье.

Мой молодой человек абсолютно не хочет секса. В остальном всё хорошо, он очень хорошо ко мне относиться и т. Я никогда не позволяю себе выглядеть неухожено. … У меня была замершая беременность.

Мужу лет, женаты года, у него киста яичка, мы очень редко занимаемся сексом, т. к он жалуется либо на боли в яичке, либо на усталость, либо на то что спать хочет. Скажите, может ли молодой мужчина по недели не заниматься сексом по таким причинамВедь нельзя прямо подойти к нему и сказать «Милый! Ау! Ведь я живой человек, и хочу элементарного секса!»

Женщина хочет секса с молодым. Опубликовано марта, Admin. Телочка так сладко и нежно спит в своей кроватке, а ее молодому человеку хочется ласки. Он слегка откинул ее одеяло и пальчиками рук проникает в ее влагалище. Хорошенько возбудив телочку, малышка приподняла голову и взяла торчащий дылдо в ротик, а потом став рачком дала себя трахнуть в щелку.


Похожее порно видео



Рассказик на закуску

Яркие разноцветные звёзды сверкали, дождём опадая на поверхность Серебряной Луны, и рассеивая вокруг свой мягкий нежный свет. В наполненном едва заметными ароматами воздухе оазиса жизни парили бледные, прекрасные, лунные девы. Луихад, единственный мужчина на планете, играл на флейте для Таниквинель, одной из немногих особенных женщин этого мира. Неисчислимые тысячелетия исполнились обитателям Луны, но они оставались столь же юными, как и эпохи назад. Волшебный напиток хранил совершенную красоту их тел.

Таниквинель первая заметила вспыхнувшую искру на тёмном диске тусклой земли в небесах.

— Смотри. — Лёгким движением дёрнула она рукав Луихада.

Флейта замолкла, и он обернулся, проследив куда указывала подруга. Да, она была там. Искра света земного, а не отражённого солнечного. Как ярко сверкала она на тусклой планете!

Луихад вспомнил. Когда-то очень давно свет так же мерцал там. Жители Земли звали его.

— Нас снова позвали. — Шелестели тихие певучие голоса.

— Или нет? Может, просто случайность. Сколько времени прошло с тех пор, как ты спускался туда в последний раз?

— Долго, очень долго я не был на тусклой планете.

— Они давно забыли про тебя.

— Слетаем, посмотрим.

— Я так давно не видела мерцающего маяка на Земле.

— Я скоро вернусь.

Луихад поднялся в воздух, и позвав за собой пару своих девушек-игрушек, полетел вверх, за облака. Он думал, кто звал его оттуда, с тусклой Земли.

* * *

Пожалуй, лучше всего на этот вопрос могли ответить сами жители Земли, точнее, трое из них. Они продолжали спорить о причинах столь долгого перерыва, и всё же были здесь.

Одни, незамеченные никем посторонним. Одна лишь изливавшая с ясного неба свой призрачный свет серебристая полная луна смотрела на взобравшихся на холм Киртиана, Тауно и Залдрона. Едва только последние отблески заката угасали далеко на западе, они втащили на холм свою линзу, и установили на деревянной подставке. Залдрон без перерыва мерил углы, нацеливая линзу точно на Серебряную Луну, пока не был удовлетворён точностью позиционирования. Киртиан с Тауно зажгли фонари, и луч света ударил в небеса. Вопреки опасениям юноши, со стороны ничего видно не было: линза очень хорошо фокусировала свет. Только проведя над ней палкой, он убедился, что свет пошёл, а не затерялся где-то в отблёскивающих гранях кристалла. Участники стихийного кружка практической магии сели в сторонке. Ждать.

Киртиан с Залдроном расстелили одеяла прямо на голой земле, тихо радуясь что ночь оказалась тёплой, а Тауно поставили караулить линзу (чтобы не убежала?), и ему предстояло без дела слоняться час за часом, время от времени подправляя по таблице угол наклона линзы, чтобы луч был направлен точно на луну. Киртиан предусмотрительно снабдил сооружённую им подставку рычагами, и юноше надо было только время от времени поворачивать колёсики, ровно на столько делений, сколько указано в таблице, каждый раз, когда весь песок в песочных часах пересыпался.

Перевернуть песочные часы, свериться с таблицей, повернуть колесо, проверить фонари, не погас ли какой, ждать пока весь песок не пересыплется, повторить. И так до утра, или пока не случиться что-нибудь. Тауно было очень скучно, тем более, что двое других спокойно спали. Ну почему всё всегда валят на него?! И за линзой следить ему, и тащить сюда всё это пришлось ему. И ночь не спать ему. А ещё предстоящая встреча с обитателями Серебряной Луны, если таковая состоится, наводила его на подозрения, которые он сам не мог сформулировать.

Когда прошлой осенью Киртиан откопал где-то свою книгу, и втянул их в это предприятие, Тауно насторожился. На бумаге всё выглядело гладко, Киртиан сразу уцепился за этот шанс, и потратил всю зиму и большую часть весны на то, чтобы разыскать достаточно большой кристалл, и правильно огранить его в форме сложной линзы. Наконец, этой ночью полнолуния они оттащили всё это на холм, выбранный из-за того, что деревья росли по всему холму, кроме почти плоской вершины. Отсюда можно было следить за небом, но снизу их не могли заметить, и попытки заниматься колдовством не привлекли бы ничьего внимания.

Линза вроде бы действовала, по крайней мере, луч света аккуратно уходил в сторону луны. При первых опытах огранённый Киртианом кристалл настолько хорошо фокусировал свет, что даже одна свеча слепила глаза, если поднести её к нижней стороне фигурной линзы и взглянуть на верхнюю. Сейчас они расставили вокруг десять фонарей, и зеркала, направлявшие весь их свет точно на нижнюю грань. Пожалуй да, такой луч можно будет увидеть и с луны. И что потом?

Если получить напиток бессметрия так просто, тогда почему об этом все забыли? Раз уж Киртиан нашёл тайну волшебного эликсира в той книге, и неведомый автор утверждает, что проверял его на себе, тогда где он? И если раньше это было известно, куда тогда делись все эти люди, которые вроде бы пили его? Если они обрели бессмертие, то до сих пор должны быть где-то здесь. Нет, с этими зельями что-то не в порядке. И не факт, что с луны и правда кто-то спуститься.

Тауно хотелось спать, он уже не раз думал о том, чтобы разбудить Киртиана, чтобы тот подежурил вместо него, потом просто взял книгу и сел к самому яркому фонарю, и увлёкся чтением. И в один прекрасный момент, внезапно вспомнив про очередной поворот линзы, и то только потому, что фонарь погас, Тауно обнаружил, что песок давно пересыпался, а луна ушла далеко в сторону, полностью выпав из фокуса. Не зная, сколько времени прошло, и скольки делениям оно соответствует, юноша сразу же бросился будить Киртиана с Залдроном, не без оснований полагая, что ругать его за это будут долго и упорно.

Когда его растолкали, Киртиан в первую очередь хотел отругать Тауно за невнимательность, когда ему показалось, что он первый заметил перемену. Серебряная Луна сияла почти в зените, а её свет струился с неба как дорожка сверкающей воды. На верхушках деревьев, окружавших вершину холма, начали вспыхивать редкие искры.

— Смотри! — Обрадовался Залдрон. — Всё как ты и говорил! Это подействовало! Мы привлекли внимание лунных людей. Они идут к нам. Ещё немного и напиток бессмертия будет нашим! Ну, Киртиан, на ком будем испытывать его?

— На Тауно, разумеется. — Ответил тот за Киртиана.

— Смотрите! Они спускаются! — Радовался Киртиан, глядя в небо. — Смотрите!

Поток лунного света превратился в луч, осветивший поляну на вершине холма. Искры повисли на ветках деревьев вокруг, заблестели на траве, линза разбрасывала радужные отблески преломлявшегося в её острых гранях сияния. И в центре луча прямо с неба спускались несколько фигур людей, которых Тауно счёл жителями луны. Сопровождаемые дождём разноцветных искр, они сами сверкали, паря в воздухе. Без крыльев или ещё чего-то подобного. Просто так, медленно слетая с небес на землю, прямо на поляну, недалеко от стойки с линзой, и Тауно вгляделся в гостей с луны.

У него захватило дух от неземной красоты сошедших с небес людей.

Первым на траву ступил юноша не старше самого Тауно — по крайней мере, выглядел он так, но землянин тут же вспомнил, что если обитателям луны известен секрет бессмертия, попытки судить о их возрасте по облику скорее всего, бесполезны — бледный, прекрасный, чьи длинные светлые волосы развивались на несуществующем ветру. Он был одет в свободные одежды, и носил несколько сложной формы золотых украшений с драгоценными камнями, среди которых более всего выделялся амулет на цепочке. Этот огромный изумруд в золотой оправе должно быть, стоил целое состояние.

Следом за ним на поляну легко ступили несколько девушек. Вернее, не ступили. Они висели в воздухе, совсем низко над землёй, не задевая траву. Все лунные девы тоже были ошеломляюще прекрасными, развевались по ветру их светлые волосы, странные полуулыбки светились на нежных лицах. Их тонкие разукрашенные платья мерцали при неземном свете, когда они повисли в воздухе чуть позади Луихада.

До Тауно и его друзей долетел тонкий аромат, наводивший на мысли о незнакомых травах и цветах, едва слышная дивно прекрасная музыка сопровождала прибытие гостей с небес. Лунные девы принесли с собой тёмные бутылки, и сложили их на траву. Взгляд Луихада скользнул по лицам жителей Земли, которые в ответ смотрели на обитателей Луны, осыпанных искрами и словно бы светившихся изнутри. Они стояли так несколько минут, потом Луихад поднял свой странного вида амулет, из камня в центре которого скользнул тонкий луч изумрудного света, немного задержался на лицах людей и погас. Так и не произнеся ни слова, жители луны снова поднялись в воздух, и умчались в вышину.

Едва дождавшись, чтобы неземной свет лунных людей сменился обычным сиянием луны и звёзд Киртиан подобрал оставленные на земле бутылки из тёмного стекла.

— Это оно? — Удивлённо спросил Тауно.

— Да! — Восхищённо воскликнул Киртиан. — Напиток бессмертия с далёкой Серебряной Луны! Идём домой, скорее! Я не могу дождаться, чтобы выпить его! Да здравствует жизнь вечная!

От волнения у Киртиана тряслись руки, пока он осторожно складывал бутылки в выложенный войлоком ящик.

Всю дорогу до дома Киртиан воровато оглядывался. Ему казалось, что за каждым кустом притаились разбойники, а деревья смотрят на него. Дверь дома он запер на все замки.

Этой же ночью они собрались за столом, вместе с женой Киртиана Лаурелин, не спавшей в ожидании их возвращения. Одна из бутылок перекочевала на стол, а ящик с остальными Киртиан упрятал под кровать, задвинув хламом. Друзья переводили взгляд то на покоившуюся на подушке в центре стола бутылку, то друг на друга, то на Киртиана, расставлявшего высокие бокалы.

— Напитка бессмертия у нас мало, и достать больше я не смогу. — Тихо говорил Киртиан. — Согласно книге, Луихад отзывается только один раз. Автор, конечно, может и ошибаться, но проверять мне не хочется. Я хочу заработать на продаже излишков напитка как можно больше, так что пить будем разбавленный.

— Настолько, что он возьмёт и не подействует. — Скептически произнесла Лаурелин.

— Не беспокойтесь, я сделаю всё по инструкции. — Ответил им Киртиан, продолжая рыться в ящиках стола.

Следом за бокалами оттуда появилась сахарница, обычные стаканы, и несколько ложек. Перед тем, как приняться за дело, он ещё раз сверился со своей книгой, подробно описывавшей всю процедуру.

— Ну, можно приступать. — Шепнул Киртиан, собравшись с духом. — Если не подействует, будем пить неразбавленный. Я не хочу рисковать.

Он набрал большой кувшин ледяной воды, и поставил его рядом, а потом на всякий случай ещё один чуть в стороне.

— Сейчас, сейчас. — Бормотал он себе под нос. — Главное ничего не перепутать.

Отставив первый бокал в сторонку, Киртиан набрал стакан воды из кувшина, и поставил его рядом, и наконец, осторожно поставил ложку на край одного из бокалов, и положил на неё кусочек сахара. Затем так же осторожно, и старясь успокоиться, вытащил очень тугую пробку, затыкавшую бутылку лунного зелья.

Резкий аромат, напомнивший о встрече на вершине холма, наполнил комнату. Раскупорив бутылку, Киртиан начал по капле лить на сахар яркую рубиновую жидкость, пока она не закапала в бокал. Подождав, пока он не наполнится примерно на одну пятую, он отставил эликсир подальше, и поджёг сахар. Кусочек вспыхнул красноватым огнём, и расплавленный сахар начал капать в стакан. Киртиан внимательно следил за происходящим, держа в руке стакан с водой.

— Как только загорится зелье, сразу лить воду, и побыстрее. — Прокомментировал он. — Тогда погаснет, немного подождать, пока остынет, и можно пить. Надеюсь, это подействует.

Держа дрожащими руками первый стакан воды, и опасаясь пролить, он смотрел во все глаза. Зелье вспыхнуло чуть позже, чем все ждали, когда на дне собралось уже немало капель застывшей карамели, и Киртиан сразу плеснул туда столько воды, что едва не опрокинул бокал, ложка с горящим сахаром упала на стол, и пожара они избежали только потому, что предусмотрительно убрали скатерть. Эликсир послушно погас, и Киртиан попытался успокоиться.

— Ну, я первый. — Наконец, произнёс он, и принялся пить эликсир, ставший молочно-белым с радужными проблесками.

На вкус лунное зелье оказалось обжигающим, но вместе с тем приятным, и Киртиан медленно выпил всё до самого дна. Точно так же он приготовил порции эликсира для троих других. Бутылка разошлась меньше чем на четверть, и Киртиан отнёс её на первый этаж, собираясь уже завтра начать тихо торговать им. Оставшиеся бутылки он перепрятал в тайник за стеной подвала.

Той ночью никто так и не заснул. Все следили за своими ощущениями, но не чувствовали ничего необычного. Если напиток и подействовал, пока это никак не проявлялось.

Сам Киртиан и не пытался заснуть, думая о том, что с эликсиром и правда был подвох, и надеясь перехитрить Луихада. Согласно книге в обмен на эликсир Луихад забирал к себе женщину... одну из тех, кто успели попробовать лунное зелье, а если таких не находится, сестру или дочь одного из обрётших бессмертие мужчин. Ни у кого из троих не были ни сестёр, ни дочерей, зато он собирался тайно продать остальной напиток, а покупателям ничего не сказать, и пусть Луихад когда-нибудь утащит одну из тех женщин, и не заинтересуется Лаурелин.

Таким обозом он надеялся убить сразу трёх зайцев: поделиться своим бессмертием с другими, подзаработать на торговле и отвадить Луихада от Лаурелин. Но это могло и не сработать, согласно книге обитатели луны _обычно_ забирают дочерей или сестёр, но иногда пропадают и жёны. Что он будет делать тогда? Уговаривать Луихада поискать себе женщину где-то в другом месте?"Вот именно». — Сказал себе Киртиан. — «Если полезет к моей Лаурелин, я уговорю его забрать кого-нибудь ещё. В городе куча женщин, и с чего бы это ему так привязаться именно к нам»?

* * *

Зная, что эликсира на всех не хватит, а от насильственной смерти он не спасёт, Киртиан когда ещё только собирался продавать лунное зелье, решил делать всё в тайне: во-первых, им просто не поверят, а во-вторых попытаются ограбить и утащить принесённые с Луны запасы. Потому эликсир бессмертия просто тихо подмешивали в обычные спиртосодержащие жидкости, которыми торговал Залдрон, и потом продавали как новые эксклюзивные коктели. При этом они заранее решили по-тихому сделать ноги, когда всё распродадут, и до того, как клиенты успеют заметить, что перестали стареть, и связать действие лунного зелья с напитками Залдрона.

Проходили дни, в которые гости с луны больше не показывались, и ничем не напоминали о своём визите. До следующего полнолуния. В ту ночь на вершине холма снова сиял серебристый свет, и опустились призрачные фигуры. Жители луны танцевали там всю ночь, и до дома Киртиана доносилась едва слышная музыка, а иногда и удивительно нежный аромат незнакомых цветов. Со стороны луч света с далёкой луны напоминал едва видимую дорожку, соединявшую поляну в окружении деревьев с небесами. В такие моменты сами звёзды становились ярче, и сверкали в чистом безоблачном небе разноцветными огнями, дождём искр проливались на облюбованный жителями Луны холм.

Утром Киртиан сходил туда, но не нашёл никаких следов обитателей луны. Они были там, но не касались земли, танцуя прямо в воздухе, над поляной. (Специально для sexytales.org — секситейлз.орг) В следующее полнолуние всё повторилось, и так всё лето. Киртиан продолжал торговать напитками с лунным зельем, и сам искал у себя и других признаки того, что оно действует, хоть и знал, что слишком мало времени прошло. Танцующие на холме каждое полнолуние Луихад и лунные девы сначала занимали его, потом он привык, и перестал следить за гостями с неба. Они стали просто ещё одной приметой округи. Если кто-нибудь ещё и видел их таинственный свет, то, если нему не попадалась та же книжка, ничего не понял, и не связал с изменившимся вкусом напитков Залдрона.

* * *

Погрузившись в магические трактаты, Киртиан всё чаще засиживался за ними до глубокой ночи. Как и в это полнолуние в начале осени, когда Луихад со своими девушками снова спустились с далёкой луны танцевать на вершине холма, где весной передали землянам напиток бессмертия. Через открытое окно доносилась музыка и ароматы лунных цветов. Книга предупреждала что обитатели луны должны унести к себе женщину как плату на эликсир, но прошло уже несколько месяцев, а из округи так ни одна и не пропала, так что Киртиан в итоге счёл, что в этом книга ошибалась, и перестал следить за слухами.

Может быть, Луихад просто не спешил, а может, специально ждал пока всё не уляжется.

Дивно прекрасный сон ускользнул из памяти Лаурелин в первый же момент пробуждения среди ночи полнолуния, но женщина не сразу осознала, что проснулась. Ощущение неземной красоты и радости ещё несколько мгновений оставалось с ней. Через открытое окно ещё теплая осенняя ночь доносила едва уловимый восхитительный аромат лунных цветов. Лаурелин поднялась с кровати, и встала у окна, вглядываясь в призрачное сияние, бледный луч которого освещал холм. Окружающие поляну деревья мерцали в призрачном свете, их кроны припорошили разноцветные искры, подобные светящемуся радужному снегу. У Лаурелин захватило дух от нездешней красоты видения. Оттуда лилась прекрасная музыка, едва слышимая на таком расстоянии.

Минута проходила за минутой, а женщина так и стояла у окна, ловя каждый звук, каждый запах, который доносил ветер, каждую искру нежного света. Временами сияние угасало, а лунные жители замирали на поляне, словно собираясь с силами, затем всё продолжалось. Они были прекрасны неземной, нечеловеческой красотой. Видение было знакомо, но в этот раз всё было по-другому. Куда прекраснее и... притягательнее. Лунный свет манил её, и Лаурелин больше не могла терпеть.

Воспользовавшись очередной паузой в танце лунных дев, она быстро оделась, и неслышно выскользнула за дверь. У неё ещё мелькнула мысль позвать мужа, но тот зачитался своими магическими книгами, отвлекать его не хотелось, а восхитительное сияние уже разгоралось снова. Не желая терять ни минуты, Лаурелин почти бежала к холму. Путеводный огонь луча света с луны чуть ли не тянул её за собой.

Лаурелин не помнила, как преодолела расстояние от дома до холма. Вокруг было тихо, не считая той едва слышимой мелодии, даже крики ночных птиц смолкли. За деревьями она не могла видеть красоту танца сошедших с небес обитателей луны, но с каждым шагом она всё отчётливее слышала доносящуюся с холма музыку. Звук околдовывал её, и манил к себе. Казалось, дующий в спину ветер сам подталкивает её наверх, навстречу свету. Она почти вбежала наверх по тропинке, и притормозила только в кустах у самой вершины. Вблизи всё ощущалось ещё великолепней, чем при взгляде из дома: чарующие ароматы наполняли воздух, тихая дивно прекрасная музыка лилась отовсюду. Лаурелин забралась в кусты, и, нагибаясь под ветками практически поползла вперёд, лишь бы только увидеть всё поближе.

Женщина ползла через заросли навстречу пробивающемуся между густыми листьями лунному свету. Отодвинув последнюю разлапистую ветку, она выглянула на поляну, да так и застыла очарованная невероятной красотой открывшегося зрелища: огромные яркие разноцветные звёзды горели над поляной, казалось, до них можно дотянуться руками. Заливавший всё вокруг неземной свет мягко струился в воздухе, закручиваясь в спирали и воздушные цветы. Лунные девы танцевали на поляне, точнее, над ней, кружась хороводами в воздухе, над самой землёй, едва не задевая траву босыми ногам. Бледные, прекрасные, они кружились в танце под лившуюся ниоткуда мелодию дивной красоты. Часть из них были одеты в свободные светлые платья, другие танцевали одетыми лишь частично, в одних юбках, или коротких платицах, часть были и вовсе голыми. Разносящиеся вокруг ароматы пронизывали воздух, вызывая в памяти Лаурелин цветущие луга жарким летним полднем.

В центре этого восхитительного представления Лаурелин поймала взглядом единственного мужчину среди обитателей луны, сошедших танцевать на вершине холма этой ночью. Прекрасный юноша в свободных развевающихся одеждах парил в воздухе, танцуя над серединой поляны с одной из лунных дев. Лаурелин подумала, что видит того самого Луихада, который по словам Киртиана, принёс с луны напиток бессмертия. Луихад кружился над землёй, обнимая лунную деву. Не шевелившаяся в кустах Лаурелин глубоко дышала, ловя невероятно прекрасные ароматы лунных цветов, вслушивалась в текущую вокруг музыку, и любуясь танцем жителей луны и игрой радужных переливов дивного света. Больше всего на свете ей хотелось подобраться ещё ближе, но она боялась спугнуть мерцающее на поляне видение дивной красоты.

Призрачное сияние, музыка, и сладостные ароматы зачаровывали, они просто притягивали её. Наконец не вытерпев, Лаурелин двинулась вперёд, лишь бы только взглянуть хоть чуть ближе.

Ветка предательски хрустнула под её рукой. Музыка мгновенно смолка, лунные девы замерли. Луихад обернулся в сторону кустов, где скрывалась Лаурелин. Она сжалась на месте. Она боялась, что сейчас они исчезнут. Но жители луны остались. Луихад посмотрел в её сторону, и взгляд его изумрудных глаз скользнул по кустам. Лунные девы висели неподвижно, и Лаурелин тоже замерла, пока в её голове не раздался голос Луихада.

— Иди к нам.

Голос гостя с далёкой Луны эхом прозвучал в голове женщины. Опять зазвучала музыка, и лунные девы снова пустились в танец, вихрем кружась над травой. Лаурелин была поражена. Лунные жители заметили её, но вместо того, чтобы исчезнуть, Луихад пригласил её присоединиться к танцу!

Остановившись, Лаурелин поняла, что она уже на пол пути к ним, хотя не успела ничего решить. Изумрудные глаза Луихада сверкнули снова.

— Иди к нам. — Позвал он её во второй раз.

Лаурелин вздрогнула, поражённая силой его голоса. Лунные девы обернулись к ней, когда она выбежала из кустов. Экзотические запахи ударили ей в нос и следующие слова Луихада, в третий раз позвавшего её, раскатились под сводом черепа захлёстывая её разум.

— Иди к нам.

Внешний круг танцующих лунных дев разомкнулся, и Лаурелин ринулась внутрь. Тонкие нежные руки нескольких из них подхватили её, закружив в общем хороводе с другими, они снова пустились в танец, на этот раз вокруг земной женщины, с каждым кругом привлекая всё ближе ближе к Луихаду. Они гладили её повсюду. Луихад смотрел на неё и улыбался. Его изумрудный взгляд пульсировал в её голове даже когда она поворачивалась к нему спиной. К её удивлению, под взглядом Луихада приятные ощущения начали пульсировать у неё в голове, животе и даже влагалище. Музыка, свет и ароматы вместе с прикосновениями лунных дев завораживали, Её охватывало безудержное веселье, мысли путались, сознание расплывалось и Лаурелин уже не могла сосредоточиться.

Лаурелин всегда привлекали только мужчины, но сейчас, смотря на мелькавших вокруг лунных дев, одетых, частично одетых, и обнажённых, светившиеся собственным светом бёдра, груди, и пронзительные взгляды сверкающих разными цветами глаз, она впервые ощутила себя бисексуальной.

Женщину привели к парившему над серединой поляны Луихаду. Лунные девы держали Лаурелин на руках, разведя её руки и ноги в стороны. Её лицо было как у лунатика. Она уже потерялась в вихре искр и гипнотической музыки, одурманенная ароматом лунных трав и цветов. Луихад медленно обернулся вокруг неё, прикасаясь её нежной коже. Искры срывались с его тонких длинных пальцев, и исчезали, коснувшись обнажённой кожи.

Исчезали для взгляда со стороны. Лаурелин чувствовала, как они впитываются в неё, и текут сквозь тело, концентрируясь между её ног, и возбуждая её, как ничто другое. Луихад поднял витиеватый золотой амулет, в центре которого засверкал огромный, с кулак величиной, изумруд. Камень засиял собственным светом, и тонкий луч изумрудного цвета вспыхнул, впившись в лоб женщины, и сияя у неё в голове. и под этим лучом её память постепенно исчезала, а её место занимал лунный свет.

Луихад медленно обплыл вокруг неё, просвечивая голову женщины лучом своего амулета. Она едва могла сконцентрироваться, а изумрудные глаза Луихада приковали её взгляд к себе, лишая мыслей. Когда он оказался у неё за спиной, она попыталась собраться, но было поздно. Большие куски воспоминаний о детстве уже исчезли, она не помнила и как оказалась здесь. Кто-то звал её со стороны, но она не могла вспомнить кто, и у неё не было сил повернуться.

Искры продолжали собираться, а Луихад наслаждался процессом, и не спешил. Он оставил женщину в сознании, пока одну за другой похищал её мысли. Её глаза закатились. Прошли долгие минуты. Всё, что Лаурелин осознавала, это что теряя каждую каплю себя она приобретает наслаждение. Но и сейчас она не могла испытать оргазм. Находясь на самой грани она сдалась, отдавшись искрам Луихада. Взорвавшийся в ней оргазм стёр последние воспоминания из её головы, они выскользнули в его амулет, и тело женщины обмякло на руках лунных дев.

Налетевший ниоткуда встречный ветер швырнул сухие листья прямо в лицо Киртиану, но он упорно продолжил карабкаться по тропе, внезапно ставшей почти непроходимой. Корни вылезали из-под земли, норовили схватить его, ямы лезли под ноги. Дул сильный ветер, ветки хлестали по лицу и Киртиан прикрывался руками, но упорно продолжал лезть вперёд. Сквозь вой ветра до его ушей по-прежнему доносились обрывки лунной музыки, и ароматы тоже не рассеивались, доказывая, что он идёт правильно. Несколько раз едва не упав и не скатившись вниз, Киртиан всё же выбрался на свет, начавший пробиваться через кусты.

Наконец, взобравшись на холм, он застал свою жену стоящей перед Луихадом, в руках лунных дев. Луихад держал в руках причудливый золотой амулет, от которого исходил тонкий луч изумрудного света вонзаясь в лоб Лаурелин. Женщина часто дышала, а между её ног начинало расплываться знакомое пятно смазки.

«Как она оказалась здесь?!» — Мелькали мысли в голове Киртиана. — «Почему Лаурелин позволила Луихаду оказаться так близко? Разве она не осознаёт опасности? Или он околдовал её?»

Киртиан громко позвал Лаурелин, и бросился к ней, но налетел на круг танцующих лунных дев. Обитательницы Луны среагировали молниеносно. Цепочка танцующих девушек разорвалась, и они сразу кучей навалились на Киртиана, вцепившись в него своими тонкими руками. Киртиан попытался вырваться, но лучезарных девушек было слишком много. Они повисли на его руках и ногах, повалили и прижали к земле. Крики мужчины терялись в разливавшейся вокруг музыке не заглушая её. Ни Луихад ни Лаурелин и не показали вида, что вообще услышали его. Он продолжал бороться как мог, но всё было бесполезно. Лунные девы держали крепко, а даже если ему и удавалось высвободить руку или ногу, её тут же хватали снова. Раз ему удалось ударить одну деву локтём в лицо, но и это не помогло. Обитательница луны отвалилась и выпустила его, но её место сразу же заняла другая, и на прочих это не произвело впечатления.

Музыка снова замерла, когда Луихад опустился на землю, взглянуть на свою работу. В этот момент он впервые ступил на траву. В тишине он обошёл вокруг Лаурелин, и положил руку ей на голову. Её тело обмякло и покоилось на руках лунных дев, только немного подрагивая. Он перевёл взгляд на свой амулет, в котором сияли воспоминания женщины. Её мысли и эмоции яркими огнями горели в глубинах изумруда в золотой оправе. Луихад осторожно взялся за них. С любопытством просмотрев украденные воспоминания, он решил оставить их при себе. Он принялся осторожно переплавлять мысли и эмоции Лаурелин, содержавшиеся в амулете, вычёркивая часть из них и дописывая новые.

Затем изумрудный луч вспыхнул снова, в обратном направлении, наполняя пустой мозг Лаурелин. И вот музыка заиграла снова, и женщина приподнялась. Лунные девы отпустили её, и она, покачнувшись, встала на ноги. Сначала они подогнулись, но она быстро восстановила равновесие. Затуманенный взгляд Лаурелин скользнул по лицам, а пальцы неловко вцепились в пуговицы, расстёгивая их. Блузка беззвучно упала к её ногам, за ней последовал лифчик. Киртиан удивлённо взглянул на ореолы вокруг её сосков, ставшие больше и красивее. Даже сами полушария увеличились в размерах и стали более округлыми, стоящими и без поддержки лифчика.

Её посветлевшая кожа мерцала в лунном свете. Руки Лаурелин опустились к бёдрам, и она, не теряя ни секунды, скинула штаны и трусики, и шагнула вперёд, освободившись от одежды и каким-то образом оставив обувь на траве. Её лобок стал совсем безволосым. Женщина присоединилась к танцу. Да, она танцевала с прочими. Луихад оторвался от земли, и снова поднялся в воздух. Мгновение спустя Лаурелин последовала за ним. В этот момент она неловко качнулась, но затем уже парила ровно и плавно. Луихад поцеловал её, сначала в щёки, а затем в лоб и в губы. Кружась в воздухе, Лаурелин поцеловала его в ответ. Она заметила внизу своего мужа, но уже не помнила ничего из своей прежней жизни, и не желала вспоминать. Ей было хорошо.

Танцуя в воздухе с Луихадом, Лаурелин снова возбуждалась, и второй оргазм быстро настиг её. Луихад обнял женщину, и приподнял над собой. Его язык быстро нашёл сосочек груди Лаурелин, и он принялся лизать и целовать её. Две лунные девы развели ноги женщины, а третья зарылась лицом в её влагалище, уже тёплое и мокрое. Её быстро потряс следующий оргазм, и она прямо в воздухе как бы опустилась на колени, обняв ноги ближайшей лунной девы и ползла по ней вверх, целуя её бедра, животик, груди. Добравшись до головы, она поцеловала лунную деву в губы, и они страстно целуясь, поднимались в воздух, выше и выше.

Танцующие лунные девы последовали за ними, отрываясь от поляны и кружась прямо в воздухе. Их круги распадались и собирались снова, когда они менялись местами. Музыка лилась как лунный свет, окутывавший их, и охватывавший Лаурелин как и прочих. Несколько лунных дев уже ласкались между собой, и танец плавно начинал переходить в оргию. Обнажённая Лаурелин парила в воздухе, среди лунных дев, широко раскинув руки и ноги, и вылизывая влагалище одной из них, и одновременно получая такое же удовольствие от другой. Ещё несколько ласкались так же между собой. Наконец лунная дева, которую вылизывала Лаурелин, забилась в оргазме.

Лаурелин испытала следующий оргазм, не осознавая где она и как здесь оказалась. Смутное ощущение неправильности происходящего отвлекало, но она не могла осознать его причины. Она наслаждалась любовью, и ей хотелось только чтобы это продолжалось и продолжалось. Они поднялись ещё выше, над верхушками деревьев. Оставшиеся внизу лунные девы кружились в танце, застилая собой поднявшихся, но всё равно снизу было видно, как Луихад развязывает свою собственную одежду. Он распахнул её не сбрасывая, и обнялся с Лаурелин, горячо и страстно отвечавшей ему тем же самым. Неземное сияние проникало и в неё, ранее темневшую на фоне сверкавших лунных дев, но теперь впитавшую их свет, и полностью захваченную желанием. Утратившая память, она могла думать только о наслаждении. Её вскрики наслаждения разносились над поляной.

Лунные девы отпустили Лаурелин, она кувыркнулась в воздухе, и прижалась к Луихаду, снова прильнув к нему в поцелуе, только задержавшись перед этим на несколько мгновений. Член Луихада уже поднялся, и нацелился на мокрую от смазки после уже испытанных оргазмов киску женщины. Лаурелин горячо целовала его и лунных дев, но раздвинуть ноги не спешила. Мешали остатки воспоминаний. Она видела внизу оставшегося там мужчину. Кажется, он что-то кричал, но она не понимала слов. Она почувствовала свою связь с ним, и на мгновение в любопытстве попыталась спуститься и посмотреть получше, но Луихад не дал ей времени осознать свои ощущения. Он обхватил её руками, и закружил в воздухе, снова заткнув рот поцелуем. Она видела только его лицо.

Парочка лунных дев подхватили Лаурелин на руки, а Луихад снова впился в её лоб светом своего амулета. Изумрудное сияние наполнило голову женщины, гася немногие оставшиеся мысли и смывая остатки воспоминаний. Прикосновения лунных дев возбуждали, но не могли полностью удовлетворить её. Она наслаждалась ими, но хотела ещё и ещё. Того, чего женские ласки не могли ей дать. От сиявшего в голове изумрудного света желание стало невыносимым. И тогда её ноги раздвинулись, открывая горячее лоно любви.

Снова целуя свою новую женщину, Луихад прижал её к себе, погасив мгновенное отвлечение внимания. Лаурелин наконец развела ноги перед ним. О да, горячая девушка уже давно потекла. Лунные девы хорошо приласкали её. Как всегда, соединяясь с женщиной в первый раз, Луихад хотел почувствовать, какая она. Его член легко проскользнул внутрь, заставив Лаурелин испытать ещё один оргазм от одного этого. Луихад трахал её прямо в воздухе, они кружились над землёй, поднимаясь всё выше и выше. Лунные девы взлетали следом, кружась и кувыркаясь в танце, и тоже ласкались между собой. Несколько из них вертелись под Луихадом и Лаурелин, целуя друг дружку, и гладя груди. Влагалище Лаурелин плотно охватывало член Луихада, быстро трахавшего её, и если сначала она двигалась как-то нерешительно, то вскоре она уже отдавалась ему со всей страстью, выгибаясь в его руках, чтобы вобрать в себя его член как можно глубже.

Чувствуя что Луихад тоже приближается к оргазму, Лаурелин сперва дёрнулась было, и попыталась соскользнуть с него, но поймав на себе гипнотический взгляд лунного мужчины, расслабилась, и снова обхватила его ногами. Луихад продолжил трахать её, и меньше чем через минуту она испытала следующий оргазм, и почувствовала как её наполнила тёплая влага. Женщина не помнила ничего, и не имея возможности сравнить, не поняла, что с ним всё было не так, как с Киртианом. Горячее семя Луихада наполнило её слегка обожгло, и новый оргазм был сильнее любого из предыдущих. Невероятной силы взрыв наслаждения охватил её. Оргазм нахлынул волной, и не закончился. Лаурелин билась в объятьях Луихада, пока охватившее её пламя наслаждения разгоралось всё сильнее и сильнее, не успокаиваясь, а продолжаясь, и продолжаясь, ещё и ещё, пока Лаурелин не начала терять сознание, растворяясь в бесконечном удовольствии.

И только когда член Луихада выскользнул из неё, оргаистические волны начали утихать. Луихад отпустил свою новую игрушку, оставшуюся висеть в воздухе и приходить в себя после серии оглушительных оргазмов. Женщина была тут же подхвачена под руки лунными девами. Пока она пыталась отдышаться у них на руках, пока нежные ладони лунных дев блуждали по её телу, уделяя особое внимание грудям, продолжавшим потихоньку расти. Женщина часто вздыхала, а когда ещё одна дева подлетела к ней и обняла её, прижалась к ней, отдыхая у неё на груди. Лунная дева запустила руку в её волосы и гладила её по голове. Лаурелин устало оперлась на неё, обняв и припав к большой тяжёлой груди лунной девы.

Её губы сами собой нашарили сосок, и Лаурелин принялась сосать. Они были высоко в воздухе, намного выше деревьев и холмов. Серебряный лунный свет окутывал их, и прекрасные тела лунных дев сверкали в нём. Вереница сверкающих девушек поднимались всё выше и выше. Обмякшая Лаурелин висела у них на руках, продолжая сосать грудь одной из них, и почувствовала её молоко на своих губах. Её разум сказал ей оргазмировать, но сил у женщины уже не осталось. Лаурелин просто пила молоко лунной девы, и позволяла другим гладить её тело.

Лунный свет охватывал Лаурелин, наполняя её с каждым глотком, и допив всё, что оставалось в молочных грудях лунной девы, она, наконец, обмякла окончательно. Сияние полностью захватило и её тоже, и тело Лаурелин теперь мерцало, как у лунных дев. Свет пропитывал её изнутри и снаружи, и она потихоньку становилась такой же сверкающей и немного прозрачной, как и они, приобретая ту нежную красоту лунных дев. Тонкая рука Луихада подхватила её, и понесла выше и выше, к редким облакам. Луихад парил в воздухе, унося с собой Лаурелин. Он держал её за руку, другую поддерживала одна из лунных дев. Остальные вереницей следовали за ними.

Когда Киртиан пришёл в себя, свет уже угас, и поляна погрузилась в ночную тьму. Только высоко над деревьями ещё мелькнули сверкающие фигурки обитателей луны, которые взвились в небеса, унося с собой Лаурелин. И скрылись где-то далеко и высоко. Единственным напоминанием о жене осталась только её одежда, сброшенная когда Луихад увлёк

Интересное