Молодое порно сперма

Категории видео

молодожены смотреть онлайн секс / молодожены 2 порно / молодое порно спящих / молодое русское домашнее порно онлайн / молодое порно эротика

Похожие видео Bonnie rotten. С грабителем. Толстушки в сперме. Польский Секс С Парнем И Толстушкой Закончился Спермой На Щекеrusex-club, толстые, кунилингус, молодые, голые, минет, месяц. Рыжая Секси Толстушка Выебана И Залита Спермойvideo, рыжие, толстые, попки, сиськи, большой член, оральный секс, порно

Сперма Молодого Парня Наполняет Пизду Зрелой Женщины После Сексаbessporno, зрелые, минет, молодые, месяца. Зрелая Брюнетка С Большими Буферами Залита Спермой Ебаряru-xvideos, зрелые, сиськи, минет, большие сиськи, порно, большой член, брюнетки, месяца. Зрелая Женщина Пробует Сперму Молодого Парня После Секса Втроемporno-tour, зрелые, молодые, порно, групповой секс, месяца.

Татуированная Баба Слизывает Сперму С Диване После Секса С Парнеporno-tour, от первого лица, минет, месяца. Супер Сексуальные Девушки Слизывают Сперму Во Время Еблиru-xvideos, молодые, порно, групповой секс, месяца. Медсестра Трахается С Негром И Слизывает Всю Сперму Язычкомporno-tour, медсестра, межрассовый, кунилингус, негры, порно, минет, месяцев.

Сперма Стекает По Губам, Сиськам И Жопам Сексуальных Телочекbessporno, сиськи, молодые, порно, месяца. Девушки Испробовали Сперму Из Члена, Который Побывал У Них В Жопrusex-club, анал, молодые, групповой секс, месяца. Негритянка С Большой Жопой Получает От Белого Парня Струю Спермыrusex-club, межрассовый, минет, порно, белье, месяца.

Брюнетка Насосала Полный Рот Спермы После Минетов Через Дыркиrusex-club, брюнетки, через дырку, молодые, минет, порно, групповой секс, недели. Красивые Лесбиянки Дрочат Член И Размазывают Сперму По Своим Телavenc, красивые лесбиянки, лесби, лесбиянки, дома, молодые, месяцев.

Сочная блондинка принимает много спермы в красивую пизду Порно и Секс. Нежно трахнул Paula Shy и кончил в киску порно пизду рот анал молодые студенты школьники куни минет creampie кремпай сперма секс. FuckStudies TeenMegaWorld Mary Выебал школьницу и кончил в пизду киску шлюха молоденькую студентку порно сперма куколд cuckold.

Молоденькая Девочка Слизала С Лица Литру Спермы. perfectgirls, молодые, дрочка, анал, гангбанг, от первого лица, миниатюрные, кончить на лицо, месяцев. Молодых Девок Жестко Ебут Спуская В Рот И На Лицоsixinch, молодые, сзади, жесткий, германия, порно, минет, групповой секс

Молодая Блондиночка С Большой Попкой Любит Сперму Дядькиprostoporno. xxx, молодые, попки, блондинки, недели. Негр Нафаршировал Попку Возлюбленной Спермойsexru, негры, жесткий, попки, молодые, порно, любители, месяца. Сперма Закипела В Горячей Попке Полины Б. perfectgirls, попки, анал, в масле, сиськи, жесткий, молодые, порно, недели.

Порно Подборка Камшотовavenc, порно, молодые, месяцев. Парни Кончают В Рот, На Лицо. Домашняя Порно Подборкаru-xvideos, дома, домашнее, оргазм, кончить на лицо, минет, кончают, порно, месяцев. Сперма На Попе – Подборкаavenc, попки, оргазм, минет, кончают, месяцев.

Куча Членов Извергает Сперму На Лицо И Тело Молодой Брюнеткиrusex-club, кончить на лицо, молодые, минет, порно, групповой секс, брюнетки, месяц. Подборка Камшотов В Рот Девушкам, На Их Лица И Другие Части Телаrusex-club, молодые, минет, порно, мастурбация, месяцев.

Попки Со Спермой- Нарезкаvideos. me, чулки, нейлон, попки, минет, порно, молодые Сперма Нарезкаvideos. me, минет, оральный секс, порно, Нарезка Отрывков Любительского Порно С Тоннами Спермыsixinch, оргазм, сиськи, кончают, любители, кончил внутрь, порно, Сперма В Вагине – Супер Нарезкаavenc

Молодые. Юный секс. Россия. На лицо. Пизда. На Кухне Технично Трахается Совсем Юнная Девочка. perfectgirls, жесткий, молодые, миниатюрные, кухня, порно, месяцев. Накачал Спермой Юную Подружкуporn, оргазм, россия, молодые, кончают, кончил внутрь, ванна, порно, месяцев.

Черноглазая Жопастая Сучка Получает Сперму На Попку После Аналаporno-tour, анал, от первого лица, попки, минет, порно, молодые, месяцев. Молодую Анну Имеют В Нежную Киску И Кончают На Животик Спермойru-xvideos, анал, молодые, оргазм, россия, дома, порно, кончают, месяца.

Жарко Поебал Красотку И Слил Сперму На Её Спинуsixinch, одежда, колготки, кунилингус, нейлон, молодые, европа, порно, месяцев. Молодую Русскую Шлюху Ебут И Кончают На Спинуbessporno, молодые, оргазм, россия, очки, дома, порно, кончают, Жопастая Бестия С Тату На Спине Течет От Траха В Жопуsexru, анал, жесткий, порно, тату, дней.

Молоденькая Сучка Чуть Не Захлебнулась В Сперме, Пришлось Кормитperfectgirls, молодые, дрочка, кончают, от первого лица, миниатюрные, кончить на лицо, гангбанг, месяца. Трое Парней Трахают Блондинку Во Все Дырочки И Кормят Спермойtube, анал, блондинки, двойное проникновение, большой член, оральный секс, порно, мастурбация, месяцев.


Похожее порно видео



Рассказик на закуску

Этот рассказ написал мой брат, точнее написал книгу, его уже нет, но я думаю, что вам будет интересно его творчество, точее всего одна глава, она очень подходит для иксстори, мой любимый сайт)) и.. вот глава "как есть".. вобщем решайте сами, вдруг кому понравиться))

(«18+» В следующей главе присутствует не нормативная лексика.)

Глава VII. «Тётя» Яна.

Тогда мне было лет 12, когда мы с мамой зашли к её старой знакомой, недавно переехавшей в наш небольшой городок из Питера. Я помню как стою с мамой в тёмном коридоре, и зачем-то, совершенно напрасно пытаюсь рассмотреть его. Потом перед нами открылась тяжёлая темная дверь и желтый свет плафона словно огибая кожу нарисовал силуэт женщины с чуть пухлой но точёной фигурой. Сквозь тени, я разглядел глубокие карие глаза, которые улыбались не скрывая радость встречи с нами; именно с нами, хотелось мне тогда так думать.

«Юленька, милая, привет моя хорошая» появилось в моей голове, окутав теплом, настоящим и словно бархатом мои уши. Я чуть не упал в тот момент, успев схватить рукой дверь, а голос ударив ароматом продолжал отрывать мой взгляд и приятно подкруживал голову покалывая изнутри. Почему-то я подумал, что моя жена, обязательно должна быть похожа на её. Чуть просев, меня как будто облили лаской, которая от самой макушки, по шее, спине, по ногам до самых пяток теплым потоком прилила ко мне какой то незнакомый туманный и немеющий гул во всём теле. «Привет Янка!» зазвенело в следующий момент и я словно протрезвел, придя в себя. Голос моей мамы как колокольчик разрезал глубину гула, мои глаза словно открылись и я с удивлением заметил что обмяк на дверь и слегка улыбаюсь. «Ну не дебил!?..» пронеслось в моей голове. Я повернул голову и увидел как мама и тётя, как я уже понял Яна, задорно обнялись и по-детски отпрыгнув, держась за руки, разглядывая друг дружку. «Какая ты стала…», «Да ты тоже вымахала подруга…» и ещё целый ряд характеристик и наблюдений зазвенели и полились сменяя друг друга, а я, глазами нашёл зеркало, и проверил как я выгляжу. Это было странно, меня никогда не интересовала так уж моя внешность, но видимо, тёти Янин запах, приоткрыл во мне мужчину. «Ничёсе сказанул..», почти сразу удивился я своим соображениям.

Через минут пять, эйфория встречи потихоньку спала и мама, взяв меня за плечо сказала: «вот познакомься, мой любимый сыночек – Назарка». После такого официального и мужественного представления меня, тело само собой начало выпрямляться, моя поза приняла гордый вид, и я, не ожидая от себя такого, выдал: «я лучше сам, мам! ладно?» и вытягивая руку тёте Яне, по мужски серьёзно представился: «Я - Назар мадам! Защитник и мамина опора!».

Спиной почувствовав как мама «брызнула в кулак» и еле сдерживает смех и челюсть, а глазами увидел как тётя Яна, минуя моё рукопожатие быстро приближается собой ко мне. Я увидел как она чуть нагибаясь уже скользит тёплыми ладонями по моей рубашке на спине а её тёмные волосы рассыпаясь ярко заблестели бордовым алым, еле щекоча мою шею, и свежей запах, похожий на весну открытого окна быстро забрался в нос. Она так мгновенно-легко обняла меня и прижала к себе, что я ничего не успел, так и остался стоять с вытянутой рукой, грудью почувствовав как два упругих отдельных бугорка упираются в меня, раздавливаясь и становясь тёплыми.

Я почти закрыл глаза, когда «привет Зарик» снова окутало меня теплом, откуда то чуть позади моего уха. Мне так невыносимо захотелось обнять её в ответ, но руки не слушались меня, они как будто боялись что-то делать, лишь бы этот момент не кончался. Я почувствовал как руки тёти Яны ослабели и открывая, увидел как она сидела передо мной на корточках, уже поймав мои ладони своими мягкими пальчиками: «А я…», «Тётя Яна» обгоняя сказала мама. «Для тебя Зарик - просто Яна» наполнила она, и сжимая мои пальцы своими тёплыми пальчиками добавила «какая же я тётя!?», переводя взгляд на маму. В этот момент, я не знаю почему, мой взгляд скользнул на грудь тёти Яны, так как будто я нарушал что-то очень запретное. Я впервые увидел во что она была одета. Сквозь свободную ткань небольшого платья я дорисовал пухлые груди, увидел как они чуть ударяясь друг от друга колыхнулись в стороны, цепляясь сосками за складочки ткани.

Я почувствовал как еле взглотнул с открытым ртом и взгляд сам собой опустился ниже. Платье тёти Яны облегло её, натянув кромку впивающуюся в её ляжки и открывая небольшое треугольное окошечко в котором был виден силуэт двух расставленных ног переходивших в попы и пухлый, с трещинкой по середине соединяющий попы мешочек, свисающий и кажущийся мягким и тёплым. Слова «впивается в ляжки..», «ляжки тёти Яны..», «тётя Яна напротив…», «раздвинула ноги …» как то странно начали сводить снизу и щекотать в животе. Слюна стала вязкой и я снова еле взглотнул, переводя взгляд на тётю Яну. Она поднялась и не отпуская моей руки: «ну пойдёмте в комнату». Я трудно, словно через силу, слабо сделал первый шаг.

В комнате мама с тётей Яной смеялись, вспоминали что то про институт и про работу, а я сидел и слушал как тёти Янины губы отпускали слова и как она озорно смеялась. Я тоже что-то говорил и даже пошутил пару раз; мне было так приятно что тётя Яна мгновенно реагирует на то что я говорю и со всем обаянием и чистотой отвечает мне, смеётся когда смешно и относиться ко мне как будто мы тоже давно знакомы. Мне так понравилось называть её Яной.. просто Яной; сжимало низ, каждый раз как я называю тётю Яну по имени а она отвечала мне.

Потом мама захотела чая, и сказала, что наверное мне с ними не очень интересно, и они пойдут попьют чая, а тётя Яна, спеша по-взрослому со мной: «Маме нужно со мной поговорить о секретах, а настоящему мужчине не стоит слушать женские балалайки, они не интересны..», и что они вернуться ко мне скоро, а я, чтобы пока не скучал… Скучал - это навряд ли, я так был увлечён своими мыслями о тёте Яне, что скучно мне бы уж точно не стало. Я даже не пытался что-то возразить и тётя Яна включила мне свой ноутбук, сказав, что то про папку «игры» и они ушли на кухню.

На экране появилось много значков и «Игры» появился наверное тоже, но мне было всё равно, я сидел в своих мечтах и просто открывал папку за папкой, перемещал их и закрывал снова, я был в себе. Но в одной из папок мой взгляд вдруг зацепился за знакомый силуэт. Это были фотографии тёти Яны. Какой то странный холодок окутал мои ноги, как будто ногти стали отделяться, пальцы неметь, а страх и предвкушение наливали меня одновременно. Я принялся жадно рассматривать фотографии, растворив и забыв про только что витающие мечты.

Тётя Яна была на фотках просто сказочно красива, с толстенькими губками, темными бровями в виде домика, с миниатюрным носиком, пухлыми чертами тела и невероятно свежей. Я листал папки с фотографиями как вдруг в одной из них на первой же фотографии тётя Яна сидела за деревянным столом, вокруг ходили в полумраке люди, а она сидела, с голыми налитыми грудями, которые лежали на столе. На одной груди стоял большой стакан с чем-то, а на второй, кто-то незнакомый вилкой что-то царапал на Яниной бархатной коже. Сама же тётя Яна открыв губы давала держать себя за язык кому в чёрной рубахе. Её груди были бело-налитыми с синими огромными лопнувшими синяками вен и подтёками, соски почти бордовые как будто после кипятка с синими прожилками.

Меня объяло какое-то животное чувство, жар ударил в лицо и забурлило в животе. Я словно хотел разорвать тётю Яну за это, и обязательно найти и убить этих, которые с ней такое делали. Меня дёрнуло и фотография сменилась. На следующей, тётю Яну уже держали за шею, прижимая спиной к стулу и заламывали за спину руки. Одна её грудь висела как налитый водой воздушный шар, бело синяя, с красным соском и багровая ближе к шее, а вторую словно отрывал тот, царапающий вилкой, схватив тети Янину сисю так сильно, что было видно как его пальцы продавили кожу, царапают и тянут грудь так сильно... Я почувствовал, что у меня похоже температура и всё тело начало ломить. Я открыл следующую фотографию; теперь за шею её не держали.. Тётя Яна висела; двое подняв её под колени, разрывали за ноги, а ещё двое растягивали её за груди, держа у самого их основания так, что соски почти лопались на бело-красных выдавленных руками шарах грудей. Я представил как тётя Яна стонала при этом; в глазах стало темнеть, я почему-то резко встал, сделал пару шагов по комнате в никуда и остановился.

Было чувство, что у меня 39 и всё тело ломит. Эти картинки крутились в голове и не давали покоя. Чувство разорвать тётю Яну, сменилось чувством защитить её, но у меня не было объяснения, что это такое и я не понимая, злясь, горя всем телом, сел обратно.

Следующая фотография. Тетя Яна всё также висит, растянутая этими четырьмя. Но теперь фотограф залез ей между ног. Я вдруг осознал, что смотрю на тёти Янину писечку, точнее.. я смотрю на nu3ду тёти Яны. Бордовая, без единого волоска, с блестящими валиками губ, которые разошлись так сильно, что в бело-красном огромном разрезе, была открыта дырка и в её глубине виднелись валики блестящей тёмной кожи. «Влaгaлище»… Это влaгaлище тёти Яны закрутилось в моей голове. Мысль о том что я вижу nu3ду тёти Яны, с открывшимся влaгaлищем свела низ живота так сильно, что я почувствовал, как почему-то внизу меня, начало пульсировать, а напряжение в животе чуть спало, и стало даже приятно. Странно, но теперь фотография не вызывала ярости, наоборот, она мне даже начинала нравиться, а ведь ещё секунд 15 назад, я был готов их всех порвать.

На следующей фотографии тётю Яну уже никто не держал; но я почувствовал как мои штаны затрещали. Тёти Янины ноги, были согнуты в коленях и до упора разведены по сторонам. Их держала верёвка, которая уходила за её спину и сильно впивалась в кожу. Тёте Яне в попу уходил огромный толстый блестящий крюк из стены, на котором она и держалась на ней, ну если не считать верёвку, которой она была привязана за шею. Сиси тёти Яны всё также были похожи на два сине-белых с алыми подтёками шара из которых сильно торчали багровые огромные соски.

Груди казались твёрдыми и горячими. На одной было нацарапано вилкой «Бл%дь», а из букв кое где стекали капельки крови. Вся другая сисечка… нет, «Дойка». Да именно этим словом отец моего друга назвал груди женщины на рекламном плакате, когда подвозил нас из школы. И именно дойка тёти Яны, была в бордовых и синеватых подтёках и ожогах, от днищ кружек с горячим чаем и со всей силы ставленых кружек с пивом. Казалось, её груди трещали по швам. Но давила на низ живота сильнее всего тёти Янина nu3да, точнее влaгaлище, из которого в стороны торчали широкие крюки, прибитые к стене натянутой верёвкой и раздвигающие дырку так сильно, что было видно абсолютно всё, находящееся в nu3де тёти Яны. Я опять почувствовал как в животе начинает невыносимо кружиться, а на моей губе почему-то слюна. Надо сказать что вся тётя Яна была исписана и исцарапана. Я мог прочитать надписи: «Паша в ней был» или «её eбamь туда» со стрелочкой в попу и всё в этом роде.

Вокруг неё на стене были приколоты фотографии висящей тёти Яны и стоящих радом с ней разных людей. Одни просто стояли, другие тянули груди… дойки, да именно, оттягивали тёти Яне дойки; третьи совали руки в тётю Яну. А один заканчивал рисовать вокруг её nu3ды круги, в виде мишени. Следующая фотография проливала свет зачем.

В зажмурившеюся тётю Яну, летела обычная зажигалка, брошенная метров с пяти мужиком с усами. Как я понял, по видневшемуся в её влaгaлище чупа-чупсу, красным царапинам на лобке и валяющимися на полу под ней разным штучкам, нужно было попасть чем-нибудь именно в nu3ду тёти Яны. Но не это поразило меня. Стена на которой она висела, была крайне длинной и на ней в разных позах были подвешены ещё люди. Бурю в моём животе сменила недопонятость момента. Я стал судорожно листать фотки вперед, ища ответ. И вот на последней; тётя Яна, моя мама!?… и ещё много голых, изнасилованных, но абсолютно счастливых мужчин и женщин, стояли вокруг непонятной трибуны с одетыми людьми и что-то кричали… Я откинулся на диван. «Что за!?..». Закрыл фотографию. Голова как-то тепло подкруживалась. Я сидел и просто смотрел в монитор.

Оказалось, все эти фотографии были в папке, называющейся «Эро – акция посвящения в садо». Я попробовал пораскинуть своими, вновь включившимися 10 летним мозгами. Ответ был школьно-однозначным: «Э – почти последняя буква алфавита…», что значило, папка в которой я нашёл эти фотографии скорее всего первая с названиями «Эро». Я метнулся к буку и убедился, что оказался прав на все сто. Папки, называющиеся «Эро» только начинались. Я почувствовал как улыбка растягивается не только на моём лице, и открыл «Эро – было проспорено».

Глазами я поймал миниатюрки фотографий в которых тётя Яна была без юбки на фоне городского кремля; стояла со спущенными трусиками на нашей площади на закате; просовывали груди в решётку перил на мосту; сидела голой попой на снегу раздвинув ноги у входа в местный супермаркет и ещё куча фотографий с полуголой тётей Яной. Я почти уже выбрал ту фотографию, которую больше всего хочу рассмотреть, как услышал шаги, возвращавшихся тёти Яны и мамы. Что-то холодной упало во мне. Мелко трясущимися руками я судорожно, еле попадая и стопорясь закрыл фотографии, как дверь открылась и быстро появились мама и тё.. Яна, просто Яна – 24 летняя, для меня взрослая женщина, ножки, попу, груди… нет, дойки и nu3ду с влaгaлищем которой я видел полминуты назад.

«Ну как ты?» громко зазвенела мама. Вязкая слюна в горле не давала сказать сразу. «Норма», смог выдавить я и наконец то взглотнул через язык. «Во что играл Зарик?» почти сразу озорно окутала Яна. «А нет, я не играл», выдал я неожиданно для себя же, «что-то не хотелось». И тут, за долю секунды, я почему-то подумал, что заданное домашние задания, оценки в школе, модные джинсы, прячущееся курение за углом, причёски по утрам с лаком и гордое прохождение мимо девчонок за партами это всё.. Это всё это осталось в той жизни, за секунду до сейчас, и уже почему-то не важно для меня теперь. Я улыбнулся над всем этим мысленно, и как оказалось не только мысленно. «Во как!», слегка улыбаясь растворила мои мысли Яна, «ты не стал играть в компьютер?! Почему?». Я взглянул, ну пусть будет на «тётю» Яну; теперь мне начинало нравиться называть её именно так, и увидел.. нет, я правда, именно увидел, как её глаза ждут от меня ответа и она знает что я должен ответить, а самое главное, я знаю как и что она ждёт от меня. Начиная глазами улыбаться, я весело замотал головой, скидывая свою напряженность, «не стал Ян, просто не интересно почему-то» и почувствовал как глубоко и влюблено посмотрел на тётю Яну.

Похоже что теперь, слюна мешала ответить ей. Она стояла с широко открытыми глазами и, то смотрела на меня, то переводила взгляд на маму. Яна похоже всё поняла, и наверное почувствовала. В секунду она, как то странно повернула голову и хищно моргнула сменив выражение на какое-то, на порядок мудрое и немного острое; выдавила: «ты.. вырос.. так быстро…»; и я почувствовал как взгляд Яны проникает в меня; в мои глаза в мои волосы, в кожу, в каждую каплю моей крови, я так сильно её почувствовал, и в туже секунду я вдруг увидел новую пропасть, следующую, между нами, которую не видел до теперь и которую мне ещё нужно прожить; шагнув в неё, я вдруг сразу узнал, как если бы всё время знал то, что она - Яна, «видит» меня как сказочное рождение, как что-то неземное красивое, ровно также как «вижу» её и я. «Потом расскажешь», вдруг оборвала Яна и присев рядом с маминой челюстью предложила поиграть. «М-м-да, расскажу» ответил я, тоже улыбнулся и перевёл тему.

Весь вечер мы втроём играли в башенку-бирюльку на желания. В желтом полусвете торшера палочки башенки то и дело рассыпались подпрыгивая на лаке стола, а мы смеялись и веселились, придумывая всё новые задания друг для друга. И я и мама, и тётя Яна, мы были как одна родная семья, понимая с полуслова. Время тоже играло, вытаскивая минуты, и часы из наших башенок, и вот уже где-то в тёмной глубине комнат, заиграл гимн. Было уже поздно, но самое хреновое, - было пора уходить домой.

Тётя Яна провожала нас так грустно, как будто у неё закончился день рождения, и настаёт время, снимать наряды, убирать столы и мыть посуду. Она завернула нам весь оставшийся пирог, который приготовила сама, для нас, и я обязательно должен отметить, пирог был просто обалденно вкусным. «Нет Ян, не весь, нужен нож, я разрежу на пополам…» сказал я, по хозяйски взял из Яниных рук пирог и пошёл на кухню, спиной почувствовав, как глаза Яны заблестели. Она ничего не сказала, дав мне выполнить принятое мной решение.

И вот уже они обнимаются прощаясь; нужно открыть дверь, а я так невыносимо не хочу уходить, просто стою и любуюсь как у тёти Яны приподнимается зацепившееся платье и краешек её попы улыбается мне. Почему-то так захотелось ей «помочь». Я пальчиками, очень аккуратно, как только мог, потянул за торчащий краешек. Платье выпало, прикрыв Яну; и как будто этого было мало, я так же аккуратно провел ладошкой по платью, словно выравнивая его. Я почувствовал как тонкий шелк под рукой, чуть проскальзывает по упругой попе, по складочке под долькой, по ляжке тёти Яны, и отпустил. Живот опять свело. «Зацепилось, а так стало..», я не успел договорить, как объятья тёти Яны уже сдавили меня и воздуха еле хватило чтобы вздохнуть. Я обнял её так же крепко, закрыв глаза и прижимая обеими руками Яну к себе. «Спасибо, солнышко» прошептала Яна, и в тот же момент, в моих ушах зазвенело и мир вокруг потускнел. Меня передёрнуло и рука, сама собой скользнула к шее Яны, в мягкие волосы и я прижал её ещё сильнее, как и она.

Я знал, что она слышит как быстро и сильно бьется моё сердце и очень хотел чтобы Яна слышала его. «Как бьётся», словно читая мысли шепнула она и стала меня потихоньку отпускать. Я ничего не успел сказать, как что-то щёлкнуло глубоко в носу и в туже секунду губы стали липкими и тёпло влажными, а глаза словно открылись ото сна и тот час же увидел как капельки тёмной алой и вязкой крови текут с оголившегося плеча тёти Яны по груди куда то в платье. Я сразу вспомнил её фотографии и тут же, что то прохрипев из мыслей, почувствовал как наливаюсь. А Янины глаза напротив наливались слезами. «Зарик, миленький, я сильно прижала, да!!? Сейчас заинька, потерпи…» и мгновенно, очень резко, но и очень мягко закинула мне голову. Я услышал, как тётя Яна сорвавшись, ударилась обо что то в тёмном коридоре так сильно, что зажмурил глаза, но в ту же секунду не услышав даже капли от боли, почувствовал как она, что то схватив, уже, почти неслышно взлетая, бежит ко мне.

Я никогда не видел чтобы так быстро, почти одновременно скручивали полотенце, мочили вату перекисью и всё это по ходу применяли. «Да всё нормально, сейчас пройдёт» успел сказать я, как был готов: с тампоном в ноздре, полотенцем на перевес и красной рожей, думаю я не был похож на настоящего мужчину, но мне было все равно. Я не мог оторваться, ведь напротив на коленках сидела тётя Яночка, моя кровь на её груди чуть размазалась и затекла уже очень глубоко в груди. Они и мама что-то говорили, но я переставал слышать их. Хотелось посмотреть на тёти Янины ноги, и взгляд не слушаясь скользнул по её платью, коленкам, полу, луже крови, тёти Яниным рукам, уже держащим меня, по маме, темнеющему потолку…

«Зарик, Зарик, ну давай же..» появилось в голове. Я открывая глаза и нюхая какую-то хрень, бившую в нос круче кулака, судорожно очнулся, опять в тёти Яниных объятиях. Мама сидела рядом. «Что то херовасто мне похоже!?», и что то ещё прохрипел мой, незнакомый голос. Тётя Яна и мама засмеялись, а я тут же попробовал встать, поднимая и тётю Яну и маму и себя. «Так!», сказала Яна, «ты никуда не идёшь! Останешься до завтра у меня!». Похоже, что я как-то очень напугал всех, но честно сказать, был очень рад, что так получилось. Тётя Яна проводила маму, а я лёг на диван. Голова дико болела, но я был счастлив.

Тётя Яна сидела чуть выгнув спину, слегка прижимая своей попой мой голый из под одеяла бок; смотрела новости, и гладила в моих волосах пальчиками, а я лежал на спине и вспоминал вечер. «Ян, а где больно?» хрипло спросил я, и она тут же, начала переливаться в тёмных бликах света, поворачиваясь ко мне, чуть ярко поблёскивая глазами: «Уже не болит. Ты не волнуйся Зарик, тётя Яна крепкая тётка, уже срослась», и пухлые темные губы приподняли краешки глаз в тени волос, сделав тётю Яну хитрой как лиса. Я немного опешил, ведь Яна так быстро поняла о чём я говорю; ожидая услышать что-то вроде «Что болит, где болит, ты о чём» и всё такое, но тётя Яна… С ней было так просто и по особенному комфортно и тепло. Я постарался повернуться на бок, и привстать на локте, убирая одеяло.

Мои трусики проскользили по тёте Яне, и я почувствовал её ямку попы под халатом, но откуда-то упавшее мне на глаза, холодное мокрое в крови полотенце, в лёт остудило меня. «Ян, я можно, помою лицо схожу?» - «Там темно и холодно, не пущу», озорно и тихонько остудила меня ещё сильнее и тётя Яна. «Так не честно получиться», так же тихонько, зачем-то пожаловался я. «Это почему? Тебе пока что не надо вставать, поверь Зарик, у тебя сегодня большие потери были, вот лучше чай держи в постель, я тебе сделала», и откуда-то, как по волшебству достала тёмную кружку, со светлыми лоскутками пара сверху, пахнущую травами и лимоном. Стало теплеть. «Тёть Ян, ты не подумай», звонко кинул я, наблюдая как лицо Яны на секунду удивилось и тут же улыбнулось, понимая меня. «Я знаю что лежать пока надо, хотя я тоже крепкий дядька и встать могу легко», Яна заразительно засмеялась, выгнув спину и перекатываясь по волосам. «Так», сказала она, «теперь точно рассказывай крепкий дядька, о чём не подумать!?», - «Да просто так не честно: я разговариваю с красивой тётей Яной и мне очень-очень приятно, а тётя Яна, видит перед собой.. ну ладно, за собой Зарика с грязным носом и причёской в стиле хлам, вот и получается как-то не очень по-мужски, надо вымыться в общем».

Тут же Яна потрепала рукой мою причёску, «я не думала вот так никогда.. ну, тебе не надо мыться, так отлично!», и её халат предательски откинул край, оголив тёти Янину ногу до самой попы. Я не мог пропустить это, и жадно скользнул по её ноге глазами. Почти у самой попы темнел огромный бордово-чёрный синяк. Фотографии опять поползли мне в голову, живот в который раз за сегодня провалился наливая низ, и очень захотелось прикоснуться к тёте Яне. Я вытянул из-под одеяла руку и коснулся синяка кончиками, тётя Яна чуть вздрогнула. «Какой огромный… из-за меня..». Она чуть улыбнулась, но осталась всё та же, словно не замечая; а я провел подушечками по нему до самой попы и обратно, легонько, не вставая и не двигаясь больше. Яна чуть прикрыв глаза, еле заметно сморщила носик; конечно ей было очень больно, и словно говорила своим телом со мною, а я – я понимал её всю.

Мягко и очень нежно, я положил на синяк свою ладошку. Моя рука казалась такой маленькой на фоне ноги тёти Яны, а сама Яна показалась мне такой большой. Так, пальчиками я еле гладил тёти Янину ногу, то поглаживая её почти по попе, то залезая на самый верх ляжки где синяка уже не было, а она просто пила чай с ликером и смотрела какой-то мультик. Через минут пять, тётя Яна поймала своей ладошкой мою руку, прижала к ноге: «Спасибо солнышко!». Она улыбнулась, мило и необратимо грустно, «давай ложиться, скоро утро уже», шелестя встала, погасила светильник и вышла в душ.

Я подвинулся к стенке, ведь больше, ни комнат, ни дивана не было, и тётя Яна ляжет спать со мной; она будет рядом всю ночь, и может быть, она во сне обнимет меня и сложит на меня ножки, а халат опять её предаст, а может, перевернусь я, и случайно, попадая рукой найду тёте Янину грудь, и может быть, халат снова её предаст и её сосок будет спасть в моей ладошке. Всё это носилось в моей голове; мне опять стало ломить тело, ноги стали холодные и я странно, как то болезненно задрожал. Через минуту открылась дверь и тихонько в темноту комнаты вошла тётя Яна. Её мягкие движенья ловили лишь зеркала моих глаз. Яна как-то незаметно уже оказалась у окна, и не земно переливалась в тусклом свете улиц. Почти неуловимо, её халат, вдруг быстро скатился, еле шелестя по коже, пропадая в темноте пола. Далёкий свет города, тускло осветил блестящие груди тёти Яны, а тюль отбросил тень на гладкий животик, размыл лобок и почти совсем скрыл ноги и попу.

Тетя Яна смазалась и меняясь шагнула к дивану. Я видел как треснул силуэт её мешочка между ног, так глубоко прорезая её, а потом слипся как только Яна коснулась дивана. В горле пересохло, и начало болезненно трясти ещё сильнее. Тётя Яна откинула одеяло, тоже самое одеяло, под которым был и я, перекатилась под него, и складывая руками на животике выставила в верх свои огромные стоящие груди с пухлыми сосками. «Я не могу заснуть…», сказал тихонько я, пытаясь предупредить Яну, что я вижу, что я не сплю и лишь увидел как её губы улыбнулись,: «Не страшно! Давай-ка я тебя обниму и поглажу». Я видел как тётя Яна стала пробираться ко мне под одеялом. Её стоящие груди глубоко свисали под собственной тяжестью, иногда отблёскивая тусклыми полосками в свете окна, а соски чернели большими тёмными кругами и колыхались ударяясь. Тётя Яна стала такой большой, и так близко; её грудь в секунду коснулась меня, так запросто, а следующее движенье ко мне её сильно прижало и я по-настоящему почувствовал как сосок тёти Яны колет меня, а сам шар груди, мягко раздавился на моей коже. Тут же вторая, грудь тёти Яны упёрлась в мою руку. В такт Яне, я стал обнимать её встречая, прямо так вместе с грудью. Моя рука обняла её, а она уже ловко положила свою руку под мою голову.

Я лёг на неё, полностью залитый мягкими и тёплыми грудями тёти Яны. Она запустила свои пальчики в мои волосы, и я вжался в неё, проваливаясь в груди. Тётя Яна тоже прижала меня к себе, и я почувствовал, что дотронулся и упёрся, уже каменными трусиками в её голый лобок. Непроизвольно я сделал движенье вперёд и вместе с трусиками ввалился под лобок, подпирая тётю Яну снизу. Она почти неслышно, коротко и быстро вдохнула. Я почувствовал как мой каменный стержень, не замечая ткань, продавливают тётю Яну, а она чуть подогнув ножку, даёт прорезать её глубже. Тётя Яна прижала меня к себе: «Сладкой ночи Зарик!», тихим гулом дополнила она шорох одеяла, и я почувствовал лёгкий, но почему-то очень приятный запах ликёра с её губ. «Да Сладкой!», сказал я и добавил: «моя тётя Яна!», и в ту же секунду почувствовал, как мои губы окутали, почти горячие, слегка липкие, мягкие и пухлые губы тёти Яны. Они обхватили, такие большие и горько сладкие от ликёра; я поймал своими губами Янину и осторожно, прямо в своих, лизнул её язычком. Губы Яны улыбнулись. «Ты мой же ребёнок, да?», тихо шепнула она и прижала меня к себе, оставив свежащую влагу на моих губах: «Да!»

Наверное прошла всего минута, а тёти Янина ладошка уже просто лежала у меня на голове, совсем не двигаясь. Сама она слегка навалилась на меня, закрывая от всего мира. Её губы были приоткрыты а дыхание тихое-тихое. Тётя Яна похоже уже уютно спала, усталая, и абсолютно голая, обняв меня, которого всего трясло внутри, с обледеневшими ногами и жаром в теле. Меня вдруг просто заполнило осознание того, что мой стержень…Да какой там «стержень», - мой член, юный, каменный, налитый член, отделяет от взрослой Яниной плоти, от тёти Яниной женской nu3ды, кусочек тоненькой тряпочки. Трясти стало ещё сильнее при мысли об этом. Я попробовал опустить руку с Яны, и добраться до трусов. Грудь тёти Яны скатилась мне на бок и её пришлось зажать рукой. Слегка отодвинувшись назад, я скинул трусы с члена, и почему-то, незнакомо ловко, оголил головку, и… Я не знал точно когда коснусь её кожи; головка, сромко стукнув сердцем, уткнулась прямо в тёти Янины половые губы.

Тёплые, чуть влажные, большие и мягкие; мне показалось, что я их проткну если не быть осторожным. Странно просто, немного надавив, я услышал как что-то чмокнуло, и в этот момент мой член провалился в открывшийся разрез тёти Яны, горячий и липкий. Её половый губы разошлись и обволокли мой член. Тепло окружило его и мой хyz в секунду, невыносимо свело, а щёки загорелись жаром. Я непроизвольно напрягся и выгнувшись сжал ноги, проскользнув членом по Яниной липкой щели ещё глубже под неё и замер. Что-то нарастало во мне и почти сразу я почувствовал, как всё напряжение ударило вниз, и с силой в головку. Она сильно дёрнулась внутри, а мой живот так приятно свело, что я непроизвольно, сильно схватил тётю Яну за бедро, впиваясь в кожу попы и натянул её на себя. Головка моёго члена похоже уперлась в край Яниной дырки, но скрипнув соскочила в тёти Янино влaгaлище.

Через секунду головка опять набухла и опять сильно дёрнулась, ударяя мне в голову наркотик, ещё секунда – и опять, секунда – и снова в Яну... Я стал двигаться в тёте Яне, с каждым разом всё проще и проще, чувствуя как что-то тёплое вливаю в неё, а дырочка её входа беспрекословно растягиваясь открывалась, впуская меня во влaгaлище, 22 летней женщины, которую я хотел весь вечер и уже теперь, входил в неё своим членом. Напряжение потихоньку начало спадать и стало просто приятно. Член гудел; а я вдруг почти испугался, я же..«похоже что я кончил в тётю Яну», «я вошёл в её влaгaлище своим хyем и кончил в неё», «я трахнул тётю Яну..» откуда-то появившись, кружилось в голове и начинало странно бодрить и нравиться. Я потрогал рукой лобок тёти Яны, и похолодел; из разреза что-то липкое текло по её половым губам, по ноге на ткань постели. «Бл%ть, тётя Яна вся в моей сперме..» пронеслось во мне. Я чуть приподнялся и положил руку на попу Яны.

Оказалось, что по попе у неё тоже всё текло. Вдруг тётя Яна всхлипнула, и стала переворачиваться. Мой хyz вылетел из неё, рисуя по Яниной ноге полосу спермы. Она легла на спину, в лужи моей спермы и раскинула ноги, согнув в коленях, опять негромко засопев. «Похоже тетя Яна почувствовала во сне, что её берут и рефлекторно легла, раздвинула ноги», - не успел подумать я, как в туже секунду меня заполнила уверенность, Яна хочет, чтобы я был сверху, вошёл в неё полностью, по-настоящему, ласкал её губы, гладил тело, грудь к груди, и в такт сердца, чтобы любил её как никто другой во всём мире, без памяти, без лжи, честно и чисто, и чтобы до звона в ушах, до яркого света, до огня в крови, полностью растворяясь в ней. Эти слова, незнакомые до этой секунды чувства, какая-то новая память тела заполнили меня. Дрожь пробежала по всему телу, а глаза открылись и я смотрел на тётю Яну.. нет, не так, на Яночку, любя её, совсем по-настоящему. Мне так нравились все эти новые чувства, что хотелось кричать. Но они только мои и её.

Я просто сидел в полумраке, среди Яниных раскинутых ног, видя её всю. Чуть согнутые ноги, пухлые блестящие от спермы губы и светлый, розовый, раскрытый разрез с текущей в попу белой липкой спермой с уголка, блестящий лобок и бархатный животик с двумя заострёнными пухлыми тенями от стоящих грудей, чуть приоткрытые пухленькие губки и чёрное пятно волос на подушке; я глядел на раздвинутую и такую доступную Яну. Зачем!?, я не знаю, но мне так нравилось вот так просто смотреть и ещё сильнее любить. Мои ладошки коснулись Яниных коленей, и потекли по ногам вниз, слегка, ещё шире раздвигая бёдра открытой женщины.

На секунду, мне даже показалось, что Яна сама приподняла ножки и прижала их к себе, отдаваясь. Но мои ладони уже растягивали ноги Яны, захватив кусочки её половых губ. Эхом влажного поцелуя, дырочка Яны начала медленно открываться вниз, растягивая слюнки и показывая всё, что было в ней. Она так сильно открылась, что казалось показывает язычок, уходящий глубоко во влaгaлище. Мои большие пальцы скользнули с губ прямо в глубину дыры, отслаивая слизь спермы, и утонув, раскрыли Янино влaгaлище, почти до упора широко. Словно этого было мало, оставшиеся пальчики проскользнули вслед за большими, в nu3ду тёти Яны, ещё сильнее разрывая её влaгaлище в стороны.

Мои глаза отказывались верить в то, что по-настоящему видят раскрытую и раздвинутую тётю Яну, всю в сперме, с вывернутой nu3дой, и готовую принять мой каменный член снова. Руки сами отпустили края Яниной nu3ды и склизко блестя, потекли по лобку, бокам, оставляя широкий блестящий, рвано кончающийся липкий след, поднимая ещё выше, отрывая и сдавливая груди ладонями накрыли соски, уже почти на плечах Яны. Я никогда этого не делал, но похоже, что мои инстинкты помогали мне во всём, ведь одновременно, я губами влился между Яниных половых губ, прямо в разрез, почувствовав, как мой подбородок утонул в её жаркой дырочке. Я опустил голову и губы скатились почти во влaгaлище Яны, нос уткнулся во что-то выступающее твердое прямо на входе в неё, а подбородок раздвинул кожу края дырочки, мокро натянув её по моим щекам.

Прямо в nu3де Яны, я вытянул язык как только смог, и медленно им почувствовал как прилип к стенке влaгaлищa, как натянутая кромка nu3ды стёрла влагу с языка, который уже начал подтягивать к лобку тот крепкий вжатый в Яну языком бугорок, а когда тот кончился, мой язычёк довёл мокрую полоску из розовой расщелины Яны по лобку до животика. Мои щеки и губы обдал холодок и я поспешил обратно, подбородком легко раздвигая губы, скользя по Яниной nu3де,губами цепляя её бугорок и таща его за подбородком, уже провалившемся, в выпускающее по моим щекам воздух влaгaлище. В тишине Яна негромко протяжно выдохнула, её живот опустился, а nu3да стала подниматься, пропуская меня глубже в Яну, так, что мой нос, тоже провалился в её влaгaлище. Через секунду, Яна стала выгибаться обратно, а я просто застыл. Мои губы, щёки, подбородок, сами скользили из дырки по разрезу к лобку, выдавливая влагу слизи. Когда мой язык оторвался от разреза, я вдруг увидел что мои руки, с силой сдавливают тёти Янины груди, прямо у их основания так, что те, огромными налитыми белыми шарами торчали вверх, выдавливая красные распухшие соски. Я хотел разжать руки, но вместо этого, в такт с Яной, сжал руки ещё сильнее и оттянул груди почти к её щекам.

Тутже взялся вокруг сосков почти ногтями, сжал их выдавив и сильно натянул Янины красные дойки к себе; оперевшись за них, животом я скользнул по лобку Яны и услышал как мой член лязгнув, почти порвав, вскочил в Янину nu3ду, ударив головкой в глубине влaгaлища в мягкую, теплую липкую плоть. Янина nu3да громко закипела выбрасывая слизкий воздух мне в живот. Моя рука соскользнула и держась за сосок грудь, почти оторвав его, натянула сильно кожу соска до постели, отрывая грудь, а я полностью лёг на Яну, воткнув в неё свой член глубже и ещё сильнее ударив в глубине влaгaлищa. Яна больно приподняла губы, сжав их, но тут же отпустила, показав язычок, немного хмурясь закрытыми глазами, выгибаясь и тут же сдавив своей nu3дою мой хyz прямо внутри влaгaлищa. Тепло от моего члена потекло мне в живот, и тут же резко обратно, в тот же момент, как Янина nu3да ослабела. Сила налила мою головку и я снова почувствовал как мой член сильно дёрнулся, как будто взорвавшись в Яне. В голову опять ударил наркотик и взгляд сорвало, кружа голову в такт со взрывами моего члена и Яниными сжатиями влaгaлищa. Я снова наполнял тётю Яну спермой, а её nu3да, сильно пульсируя выдавливала её на половые губы, попу, лобок и мой член.

В такт я начал резко вытаскивать из Яны свой хyz и вгонять его обратно, раздвигая стенки сильно сжатого Яниного влaгaлищa и как только она отпускала, я снова вытаскивал его, так резко, что дырка не успев закрыться, громко клокоча, набирала в nu3ду воздух, но тут же бурля выплёвывала его с брызгами спермы обратно, резко сжимаемыми Яной мышцами влaгaлища, а я в этот момент, сквозь воздух и брызги, кончая прямо в воздухе и брызгая в открытую бурлящую дырку, вгонял свой член в Янину утопающую nu3ду. Скоро, я уже вбивал член в Яну, то попадая в её дыру точно, то промахиваясь в край, растягивая при этом дырку до дивана так, что кожица ложилась вместе с входом попы на ткань и соскочив, улетала хлюпая обратно в дырку, оставляя член воткнутым в диван. Я приподнимался стоя руками на её раскинутых в стороны грудях, сильно обхватив и зажав их пальцами. Дойки Яны налились ещё сильнее чем было и начинали трескаться, рисуя синие дорожки лопнувших вен, а соски так сильно распухли, что моя ладошка не могла закрыть их полностью. Я вогнал Яне и оперся хyем во влaгaлище и на её лобок, прогнулся в спину и мои освободившиеся руки стали сильно мять Янины дойки.

Я взял груди Яны за соски, впиваясь ногтями и завернув соски в складку за которые поднял дойки, ударил их друг об дружку отпустив. Огромные шары грудей шлёпнув ударились,

Интересное