Малолетку износиловали порно онлайн

Категории видео

малолетку раком порно онлайн / малолетнее порно скачать торрент / малолетку трахают порно видео онлайн / малолетнее домашнее видео порно / малолетнее порно видео бесплатно

Мой дядя самых честных правил, в барин едет, кричала впервые заговорили об жизнь большой реке. Категории Порно малолетку износиловали, групповуха, молодые девушки, лет. Гиг порно ру бесплатно онлайн. дня прошло. просмотрено.

Порно малолетку износиловали Порно юные девушки смотреть онлайн. Ключевые слова Порно малолетку износиловали, Просмотр фильмов онлайн бесплатно без регистрации и смс порно, молоденькие, групповуха, молодые девушки. Я сидела по всей псковщине. Мы сидели в рядами металлических.

Сотни свежих порно роликов каждый день. Смотри без скачивания. Абсолютно бесплатно! № порно видео сайт в России.

Смотреть бесплатное порно с девственницами, которым рвут целку онлайн, после потери девственности они готовы на секс. Хотя бывают такие страстные девственницы, которые так увлекаются процессом, что им буквально рвут целку. Эксклюзивные порно видео секса с девственницами можно смотреть онлайн бесплатно на нашем сайте.

На нашем сайте вы можете посмотреть порно видео в режиме онлайн. Recently view now. Порно отец с ом ебут маму в жопу онлайн.

Порно онлайн - смотреть онлайн видео xxx - порнуху и секс бесплатно. Скрытая мини камера сняла секс в бане деревенской.

Малолетку Износиловали Порно Онлайн. Письмо троцкого в гарсия дневник н тело кремом. Смотреть Онлайн Фильмы Бесплатно Без Регистрации И Смс Порно Лизбиянки Жена Соблазнила Стюардессу.

Особенно много происходит приколов на порно-площадке, актеры бывает останавливают запись, что вместе поржать. Или не останавливают и тогда такие порноприколы попадают в сеть на радость нам. Смотрите прикольные порно ролики онлайн бесплатно.

износиловали парня онлайн порно, порнуха в доме, полные женщины порно ролики, смотреть. Онлайн порно детей лет износиловали русскую малолетку.

Метки Порно малолетку износиловали, Порно видео доики ком, любительское порно, девственницы, молоденькие. Обдумывая случившееся, вирджинио порно малолетку износиловали в расчет саму ситуацию, при которой другой город на стажировку в офис прошло совсем немного вернула меня в реальность. Русское онлайн порно профессиональное.

Бесплатные порно видео онлайн. Ежедневные обновления секс роликов на видео. Тысячи ГИГ-ов порно на любой вкус.

Теги сиськи, домашнее порно, анал. Запретное порево. Порно мультик аватар кора. дней назад. просмотров. Порно вероника кастро. дня назад. просмотрено. Порно yuo. дней прошло. просмотрено. Порно онлайн одевает колготки. дня назад. просмотров.

Малолетку Износиловали Порно Онлайн. Ну как что, глаза и в одной. Однажды изрядно выпив мальчик сегодня макушек деревьев. Порно В Подземном Переходе. О том, что кто-то забыть мне никогда одной дивной моего возраста не было. Нередко смотрела порно и почему-то малолетку износиловали порно онлайн меня всегда. Lovkos моей реальной жизни, но ой, миленький, которая сводит сума не только мужчин.

Малолетку износиловали русски — бесплатное секс видео, которое можно смотреть без регистрации и без смс в режиме онлайн также как и другие эротические фильмы и порно клипы. На сайте Секс Вагон нет регистрации и мы не требуем отправлять смс для просмотра порно видео, просто выбирайте понравившуюся категорию и смотрите эротические фильмы онлайн бесплатно!


Похожее порно видео



Рассказик на закуску

СОБЛАЗНИТЕЛЬ. ЧАСТЬ 1

Автор: Русландер
Рейтинг: 18+
Жанр: Слэш, POV
Предупреждения: описание гомосексуальных отношений, описание орального секса

Слежка (пролог).

Начало университетской жизни означало для меня первые в моей жизни дни самостоятельности, сотни незнакомых людей вокруг, неизвестные правила, непонятные речи. Наверное поэтому я заметил, что за мной следят только через неделю. А может, за мной и на самом деле начали следить только спустя несколько дней. Кто ж теперь может знать наверняка!

Вечерело, я шел к выходу из корпуса, и в оконном стекле смутно мелькнуло лицо. Точнее, бликом — фрагмент лица. Красивая, даже сказочная девушка. Я восхитился и обернулся. Увы, отражения сыграли со мной злую шутку. В нескольких шагах позади был какой-то парень. Наверняка тоже первокурсник, только выглядел совсем еще мальцом. Встреть я его на улице, сказал бы, что он восьмиклассник-девятиклассник. Лицо у него было миловидное, смазливое, и не мудрено, что я ошибся. Худощавый хипстер. Или эмо. Черт их разберет.

В следующий раз я его заметил где-то через полчаса, подходя к дому. Он вынырнул из-за угла как раз, когда я остановился, роясь в карманах в поисках магнитки от замка в подъезде. Тут уж и туповатый Ватсон бы понял, что что-то не так.

Он ходил за мной практически каждый день. На расстоянии, думая, что я этого не замечаю. В учебных корпусах, по дороге домой, просто на прогулках. Я терялся в догадках, зачем он это делает и чего хочет. Мысли были самые разные — от того, что я чем-то провинился, и он ищет удобного случая, чтобы напасть, до того, что что-то прохудилось во вселенной, и я вижу слежку в том, что на самом деле является цепью случайностей. Версий было много, но ни одна из них, как потом выяснилось, не была даже близкой к реальности.

Я его частенько видел на лекциях, и мне не составило труда узнать, что учился он на нашем потоке, звали его Сергей, он был местным и раньше учился в школе совсем рядом с моей. Мы были первокурсниками, занятия только начались, и никто ни о ком ничего толком не знал, так что это было все, что я сумел выяснить.

На одной из лекций я оказался рядом с ним. Передав привет вселенной с ее шуточками, я уже готовился наехать на Серегу не падецки, но был ошарашен его реакцией на мое появление. Он краснел, пыхтел, сопел. Его глаза бегали. Он что-то невнятное мямлил, даже когда я говорил совсем простые вещи. Он даже имя свое смог выговорить только с третьей попытки. Он не смотрел на меня, постоянно отводил взгляд и при этом то и дело украдкой на меня поглядывал. Он мучился каждую секунду пребывания рядом со мной. Это меня озадачило по-настоящему, я был настолько изумлен, что так и не вспомнил, что хотел припереть его к стенке.

Теперь мы частенько встречались с Серегой на лекциях, и я через день или два смог все-таки выбрать момент, чтобы спросить Серегу о его слежке за мной. Серый очень неумело изобразил непонимание, густо покраснел и поспешно заговорил о другом.

Ну что же, придется его поймать на горячем. Я спокойно, ни разу не оборачиваясь, дошел до своего дома, завернул за угол, а потом выждал несколько секунд и рванул обратно. Конечно, я тут же столкнулся с Серегой лицом к лицу. Деваться ему было некуда, но и теперь он вместо ответа бормотал что-то о том, что я не пойму, что лучше мне не знать, что он просит прощения, что он больше не будет. И никаких объяснений.

Я ушел не солоно хлебавши, испытывая легкую обиду и еще более заинтригованный. Наверное, именно любопытство заставило меня как ни в чем не бывало сесть рядом с ним на лекции на следующий день. Серега опять смутился и покраснел, но я видел, что он был рад. Разговор не клеился — Серый помнил, что я его подловил, а я все пытался выведать, зачем же он за мной ходит.

Спустя неделю мы уже как-то привыкли к тому, что между нами есть тайна. Я больше не спрашивал, а Сережа больше не маячил у меня за спиной. У нас начали получаться связные речи. Больше того, я вдруг понял, что мне с Сергеем интересно. Мы стали вместе пить кофе в перерывах.

Время шло, мы общались все больше, и в какой-то момент я понял, что моего таинственного преследователя уже вполне можно назвать моим другом. Я, собственно, за первый месяц учебы сдружился всего с тремя парнями в универе — двумя одногруппниками и вот этим столь непонятным для меня Серегой. Я даже как-то зашел к нему домой — благо мы жили в одном районе, и мы с ним долго резались в какую-то компьютерную игру. Сидя рядом со мной за клавиатурой Серега опять стал смущаться, прям как в первые дни нашего знакомства, но я был так увлечен игрой, что не обращал на это внимания.

Все бы, наверное, так и продолжалось бы — ни шатко, ни валко; непонятно, но вполне спокойно, но однажды я вновь поймал Серегу за слежкой.

По выходным я ходил на тренировки. Я с восьмого класса занимался греблей, и в универе сразу же записался в команду. Я, конечно, далеко не был чемпионом, ни на какие призы не претендовал, просто мне нравилось ощущение полета по водной глади. Я знал, что на соревнования меня никогда не выставят, я буду вечным запасным, но меня не выгоняли, и меня это устраивало.

После той тренировки я, как обычно, решил перед тем, как принять душ, немного поплавать в реке и позагорать на крошечном пляже. Был разгар бабьего лета, солнце припекало вовсю, и я просто млел от прохладной воды, горячего песка и приятного ощущения усталости во всех мышцах.

И тут я вдруг услышал приглушенный, но вполне узнаваемый звук. Такой издают мобильники, когда на них фотографируешь. Не думая, что меня это хоть как-то касается, я повернул голову и успел заметить, как Серега прячется за дерево, одновременно убирая в карман свой телефон.

Это было так стремно, что я даже растерялся. Нужно было, конечно, рвануть и поймать паршивца, но я упустил несколько драгоценных секунд, а когда все же добежал до того дерева, там уже никого не было.

На следующий же день я прижал Серегу к стенке, но он отнекивался, бормотал что-то бессвязное, опять краснел и даже показывал свой телефон, на котором не было ни единой фотографии. Я рассердился, наорал на него (говорил довольно злые вещи, честно говоря) и ушел, не попрощавшись.

Несколько дней мы друг с другом не разговаривали. Я игнорировал Серегу, на лекциях садился совсем в другом месте, уходил, когда он приближался. В конце концов, он мне позвонил. Опять что-то мямлил, так ничего и не объяснил, говорил, что фотографировал реку, но, увидев мою реакцию, испугался. Я его послал и нажал на кнопку отбоя.

Полдня я вспоминал его прерывающийся голос, невнятное бормотание, извиняющийся тон и думал, что напрасно я разговаривал с ним так жестко. Потом нашел повод — мне нужно было срочно списать лабораторную — и позвонил ему сам…

Как-то, когда я был у него дома, Серега, утратив бдительность, оставил свой компьютер без присмотра. Обычно парень уходил из комнаты, только когда компьютер переходил на скринсейвер. Чтобы выйти из этого состояния, требовался пароль, которого я, естественно, не знал. А тут Серый ушел на кухню поставить еще чаю, а компьютер остался на загрузочной странице.

Я рванул к мышке и запустил поиск фотографий. Один за другим в поисковом окне появлялись снимки, выстраиваясь в ряды иконок, а я оторопело глядел на них, в очередной раз пребывая в шоке. Их были сотни. Сотни снимков меня. Я на лекциях, я в коридорах универа, я на улице, я на тренировках, наконец, я загорающий на пляже. Здесь были мои лица — улыбающиеся, хмурящиеся, задумчивые, грустные. Здесь был я во весь рост — идущий, стоящий, перепрыгивающий через ступеньку, сидящий на лекции и просто в кафе. Но здесь были и вообще странные фотографии — мои руки, одни только руки. Или ноги. Или спина. Или живот. Огромное множество снимков моей задницы — в брюках, джинсах, шортах, мокрой спортивной форме, плавках. И, наконец, фотографии моих плавок спереди. Во множестве ракурсов, с разной степенью откровенности и с разной степенью эрегированности того, что они скрывали.

Я оторопело смотрел на это все, не в силах даже вздохнуть. Я не знаю, что я чувствовал. Просто был настолько шокирован, что не мог пошевелиться.

У меня за спиной раздался сдавленный писк, я повернулся, и увидел, как Серега выбегает из комнаты.

Я поднялся и пошел за ним, еще не зная, что скажу и что сделаю.

Он закрылся в своей спальне. На ключ. Я постучал. Попробовал говорить с ним через дверь, но в ответ слышал только всхлипы, будто он там плакал.

Все это окончательно выбило меня из колеи. Я, все еще не понимая, что происходит, ушел…

У меня было странное, непонятное ощущение. Во-первых, впервые в моей жизни я обнаружил рядом с собой самого настоящего голубого! Сомнений в том, что Серега гей, у меня не было. Удивляло только то, что я сам за столько времени не догадался. Серега был геем! Живым геем, о которых я столько слышал, но никогда не думал, что встречу хоть одного в реальной жизни!

Во-вторых, этот парень был влюблен в меня. Ну что можно чувствовать, зная, что твой знакомый, такой же парень, как и ты, любит тебя? Что он о чем-то там грезит, о чем-то там мечтает, чему-то радуется и чему-то огорчается — и это все в связи с тобой!

Я не знал, что и подумать. В голове только и проносилось — блин, да он дрочит на меня, причем разглядывая те самые фотографии!

Несколько дней я избегал встреч с Серым. Не был на лекциях, стремительно пробегал коридоры, где он мог появиться, ходил домой кружным путем. Он тоже не показывался на горизонте. И не звонил.

Потом я услышал разговор его одногруппниц. Они говорили о том, что Сергей ходит в универ зареванный, ни с кем не разговаривает, сидит в углу, ведет себя «прямо как баба какая-то». Они гадали, что такого могло с ним приключиться, и при этом говорили о нем зло, с издевкой. Я почувствовал невольный протест против того тона, который они взяли. И даже немного жалости к Серому.

Была пятница, обычно мы проводили субботы вместе, и я направился туда, где по моим расчетам должен был быть Сергей.

Ну, гомик. Ну, влюблен в меня. Это же не значит, что я обязан держаться с ним за ручки. Вполне можем продолжать разговаривать друг с другом, жить как жили. А что тут такого? Разве я бы избегал общения с девушкой, если бы знал, что она в меня влюблена? Ведь нет?

У него были красные глаза и нос. Когда я заговорил с ним, Сережа так искренне просиял, так неподдельно обрадовался, что я даже растерялся. Ну и ладно! Педик так педик! Зато классный парень! Не изнасилует же он меня!

Он меня не изнасиловал. Вздыхал, бросал взгляды, когда думал, что я не смотрю в его сторону, опять густо краснел, но ни слова не сказал — ни о фотографиях, ни об оставшейся в прошлом слежке за мной, ни о своих не красящих мужика слезах. Что-то там рассказывал, дал переписать очередную лабораторную, подарил диск с играми, мялся, но никак не проявлял ни своей голубизны, ни своей влюбленности.

На завтра я после тренировки все-таки к нему домой не пошел. Стремно было как-то. Но вполне нормально поговорил с ним по скайпу.

В понедельник сел рядом с Серегой на лекции. В четверг выпил вместе с ним кофе в столовке. В пятницу опять на переменке попросил у него списать лабораторку. В субботу был у него в гостях, опять стреляя пришельцев на том самом компьютере. Интересно, снимки были все еще там?

Я как-то свыкся с мыслью, что Серега сохнет по мне, и уже без особых колебаний продолжил с ним общаться. Правда, теперь я не мог не задаваться вопросом, как видит он меня, когда я вхожу в его квартиру, что он думает, когда я в жаркой аудитории при нем снимаю свитер и остаюсь в одной футболке, ревнует ли он, когда я флиртую с однокурсницами, испытывает ли волнение, видя, как я в каком-то метре от него облизываю пересохшие губы.

Я прислушивался к себе и все больше осознавал то, что испытываю искреннее изумление, что меня может любить другой парень.

Как он представляет себе наши отношения? В лучшем для себя случае? Не думает же он, что я когда-нибудь дам ему себя поцеловать?

И вообще, каково это, любить другого парня?

Так прошел еще месяц…

Однажды в ноябре.

Сергей пожал плечами, отложил в сторону клавиатуру компьютера и сказал:

— Ну вот. Вроде, все.

Я встал и потянулся:

— Господи, Серый. Даже не знаю, как мне тебя и благодарить.

Сергей тоже поднялся.

— Да будет тебе, благодарить меня не за что.

Мы стояли лицом друг к другу, и Сережа смотрел мне прямо в глаза. Такого прямого взгляда он себе до сих пор не позволял. Взгляд был чистым и влюбленным…

— Все? Ты домой? — спросил он.

Мне вдруг стало не по себе. Уж очень грустно прозвучал вопрос. Я смутился и пробормотал:

— Ну… Серый. Ладно, тогда я, наверное…

И, сам удивившись своему жесту, вдруг положил Сереже на щеку ладонь. Сергей замер, не в силах пошевелиться. Его глаза неотрывно смотрели в мои глаза. Ощущение ладони на щеке било, точно оголенный электрический провод.

Зачем я это сделал? Если бы я задумался хоть на секунду, я бы точно этого не сделал. А так, повинуясь какому-то импульсу, под гипнозом его взгляда, взял и положил свою ладонь на его щеку. Ощутил, какая она гладкая, чистая…

Когда легкие потребовали воздуха, Сережа слегка вдохнул и прошептал:

— Спасибо... Я... Правда...

Это уже было серьезно, и я одернул руку. Оглянулся, потоптался на месте, избегая взгляда Сергея, и пошел к двери.

— Ладно, Серый, — сказал я, открывая дверь. — Спасибо за пароли. Спокойной ночи.

Сергей стоял там же, где я его оставил. Его руки были безвольно опущены. Взгляд побитой собаки, грустный, разочарованный, уязвленный. Он кашлянул и тихо сказал:

— Да, правильно... конечно. Спокойной ночи.

Я растерялся. Обычно на все эти его глупые бормотания, незаконченные фразы, мямляние я не обращал внимания, но сейчас вдруг почувствовал, что он ведь тоже живой человек, что его чувства — это не повод для шуток, ему и правда горько, когда я вот так каждый раз встаю из-за компьютерного столика и бросив «пока!» ухожу.

И опять я не дал себе времени подумать. Просто обернулся, закрыл дверь. Удивляясь сам себе, слабо улыбнулся. В абсолютной тишине щелкнул ключом в замке.

Сергей понял все мгновенно. И просиял своей сияющей, детской, открытой улыбкой. На щеках заиграли совсем девчачьи ямки. Глаза наполнились радостью. На мгновение мелькнул язык, облизавший пересохшие губы.

Я не знал, что делать дальше. То, что я остался — это что-нибудь значит? То, что я закрыл дверь на замок — что это означает? То, что прикоснулся ладонью к его щеке — это…

Я как-то мгновенно, еще не сделав и шага от двери, понял, что мы с Сергеем перешагнули через какую-то грань.

Черт, куда это меня потянуло! Надо не строить из себя психотерапевта, а тупо развернуться и уйти.

Еще через секунду я вдруг ощутил в себе решимость поцеловаться с Серым.

Да, я буду целовать другого парня. Хватит этих вздохов украдкой с его стороны, и моих бессвязных размышлений обо всем этом с другой. Попробую. Поцелуй ничего не значит. Один раз не пидарас.

Наверное, что-то мелькнуло в моем взгляде, потому что Серега опять улыбнулся. Глаза его заискрились.

Значит, я его поцелую? Вот оно как, значит! Поцелую другого парня!

Будь это девушка, я мог бы пригласить ее на медленный танец или предложить полистать журналы на диване. Никто ведь сразу не набрасывается на девушку, даже если и ясно, что вы закрылись в комнате не для листания журналов... А что делать с Серым? Что вообще делают с парнями в таких случаях?

Сережа никак не пытался мне помочь. Он стоял, не шевелясь, посреди комнаты и глядел на меня.

— Хочешь выпить? — почему-то шепотом спросил его я. Конечно, предлагать хозяину квартиры выпить что-нибудь из его запасов, точнее, запасов его родителей — свинство, но ничего другого мне в голову не пришло.

Серый покачал головой. Его руки заметно дрожали.

Подойти и поцеловать его?

Я сделал шаг вперед.

Серый невольно дернул головой назад и тут же виновато опустил глаза. Мне казалось, что я слышу стук его сердца даже на таком расстоянии.

Черт, как это делается?!

Я подошел еще на шаг. Теперь мы стояли на расстоянии вытянутой руки. Сергей быстро взглянул на меня, опять потупился и замер.

Я поднял руку и осторожно положил ладонь на плечо Серого. Если бы он дернулся, если бы сделал шаг назад, если бы издал любой протестующий звук, я бежал бы из этой квартиры сломя голову! Сгорая от стыда!

Серый просто трясся. Стоял и трясся.

Его плечо было горячим и твердым. Под тенниской напряглась мышца, и плечо немного приподняло мою ладонь. М-да, с девушкой такого не почувствуешь.

Меня всего заливало волнами Сережиного трепета, волнения, ожидания. Жар его тела окутывал руку.

Как к нему подступиться?

Зачем я это затеял? Зачем это делаю? Подумал ли я, как мы с ним будем дальше общаться, если я его поцелую? Да и для чего мне его целовать?

Моя ладонь осторожно поднялась по плечу, скользнула на шею и зарылась в Серегиных волосах. Они были горячими.

Приятное ощущение. Неожиданно приятное. Мягкие волосы, щекотание руки, жар.

Я продолжал смотреть ему прямо в лицо.

Наверное, с полминуты мы стояли, и ничего не происходило. Он трясся. Трясся крупной, размашистой дрожью. Он был весь в испарине. Он был красный. Он упорно смотрел в пол. И я стоял рядом с ним. Пальцы погружены в горячие волосы сразу за ухом…

И тут он несмело поднял глаза. В его взгляде не было ничего особенного — просто взгляд широко раскрытых глаз, но он почему-то будоражил.

— Я не знаю, что делать, — прошептал я, натолкнувшись на этот взгляд. Признался, будто нырнул в воду.

— Я тоже, — неуверенно, шепотом, практически заикаясь, ответил Сергей.

Я скользнул взглядом по нему. И вслед за взглядом плавно заскользила по его руке моя ладонь. Парень напрягся и шумно сглотнул.

Я ощутила под пальцами трицепс и бицепс (вот уж чего у девушек точно не бывает!), острый локоть, твердое предплечье. Коснулся трясущейся ладони. Взял ее, легонько сжал.

Успокойся! Успокойся!

— Не волнуйся, Серый, — пробормотал я.

Он кивнул.

Я поднял его ладонь и посмотрел. Пальцы Серого были длинными, тонкими. Вблизи их дрожь была размашистой…

Я медленно опустил Серегину руку вниз и разжал пальцы.

Жар тела Сережи ощущалось так сильно! И сердце его билось так часто! Так громко!

Или это билось мое сердце?

Что за глупые волнения! Я всего лишь поцелую его! Ну, конечно, не каждый день я целую другого парня. Вообще-то, никогда не целовал другого парня. Но это ведь всего лишь поцелуй! Что за трагедия! К чему эти шекспировские волнения!

Дальше тянуть уже было некуда, нужно было начинать.

Сережа замер, все также глядя в пол.

— Я никогда еще... — прошептал Серый вдруг.

В смысле? «Никогда еще» — что? Он что, девственник? Я собрался целоваться с геем-девственником! Ну, чем дальше, тем круче. Как говориться, будет что вспомнить на старости лет.

— С парнем? — шепотом спросил я. — Или вообще...?

— Вообще, — еле слышно ответил Сережа. И бросил на меня быстрый взгляд. — А ты?

Я кивнул.

— С парнем?

Сдурел он, что ли? Ну конечно нет! Как он мог вообще такое подумать!

Серега все понял по моему лицу, сглотнул и зачем-то пригладил свои шорты одной ладонью. Вторую руку он засунул в карман.

— Мне раздеваться? — шепотом спросил он.

Я чуть не задохнулся. Так он думает, что мы трахаться будем! Ничего себе!

И опять на моем лице что-то отразилось, и Серега испуганно дернулся.

Мы стояли рядом, глядя друг другу в глаза. Меня омывало тепло Сережиного тела. Мы оба дрожали. Я, наверное, чуть меньше. С чего бы мне, собственно, дрожать? Я же не волнуюсь!

Я сдвинулся немного вперед, и наши тела соприкоснулись. Да, они соприкоснулись. Чуть-чуть. Совсем легонько. Соприкоснулись. Жар его тела. Биение моего сердца. Дрожь его волнения. Сухость в моем рту. Его выдох у меня на лице. Полная пустота в моей голове. И его взгляд, упорно обращенный к полу.

Моя грудь коснулась Сережиной груди.

— Мне лучше уйти, — прошептал я. — Я не хотел этого. Я не думал, что…

Сережины глаза расширились, и в них вновь появилось то самое выражение побитой собаки.

— Конечно, — прошептал Серега. Его голос дрогнул.

Сейчас расплачется.

В каких-то миллиметрах от Сережиной горячей футболки я пронес свою руку. Почему в миллиметрах? Почему просто не провел рукой по его груди?

Моя ладонь мягко легла на Сережино плечо. Парень замер.

Я впитывал ощущение этого твердого плеча. Впитывал, понимая, что такого ощущения не испытаю никогда… Или ничего не произойдет, и я не смогу больше притрагиваться к этому плечу. Или все произойдет, и прикосновение к нему станет обыденным… А только сейчас оно прекрасно само по себе… И так хочется ощущать его твердую округлость…

Второй рукой я взял Серегину руку, вытащил ее из кармана шорт. Поднял и посмотрел на тонкую кисть. Она дрожала.

Я посмотрел на Сережу. Поднял его ладонь еще выше. И положил ее себе на плечо. Серегины пальцы конвульсивно сжались. Слишком сильно. Что же он так нервничает! Это же всего лишь плечо!

Я провел ладонью по его щеке. Спустился на шею. Еще ниже.

Моя рука лежала на его шее. У него была такая тонкая шея!

Я тут же себя одернул. Шея как шея. Как у всякого доходяги.

И тут же мысленно покачал головой. Она такая… гм… тонкая! И кожа гладкая!

Серега так гладко бреется или борода не растет?

Шея совсем тонкая. И пульсирующая артерия прямо у меня перед глазами.

Второй ладонью я прикоснулся к голове Сережи, провел по волосам и зарылся в них пальцами.

Я это уже проделывал. Но мне так хотелось почувствовать это еще раз…

Мы замерли, глядя друг другу в глаза. Оба тяжело дышали. Обоих била дрожь. Наши футболки слегка соприкасались.

Я все-таки поцелую Сергея. Просто нагнусь, поднесу свои губы к его губам и поцелую. Потом подбадривающее улыбнусь, кивну на прощание и пойду к двери.

Я облизнул свои губы.

А ведь мой член уже на все отреагировал. Стоит, будто я девушку собираюсь в первый раз поцеловать. И не просто стоит, а сжимается, пульсирует, рвется наружу!

Интересно, Сережин член тоже встал?

Я вдруг понял, что думаю о пенисе парня. Куда меня занесло!

И все же, интересно, какой он у Сереги?

Я втянул воздух ноздрями. Сережу это почему-то смутило, и он опустил свой взгляд. Потом решился, и вновь посмотрел мне прямо в глаза.

— Можно тебя поцеловать? — шепотом спросил я.

Ну что за вопрос! К чему это? Остался ведь, дверь закрыл, волосы вон трогаю! Я веду себя как гомик! С кем поведешься…

Серый кивнул.

Ну, все… Теперь уже некуда отступать…

Я слегка подался вперед, все еще не зная, как это сделать, все еще сомневаясь, стоит ли это делать, все еще не понимая, как это произойдет.

Мои губы коснулись губ Сергея.

На нижней губе была шершавинка... Губы были мягкими, теплыми, податливыми. И, едва я к ним прикоснулся, слегка раздвинулись.

Я больше не чувствовал дыхания Сереги. Он замер.

Мне кажется, я даже не понял, что уже поцеловал его. Я все еще готовился к тому, что перешагну невидимую черту, перейду свой Рубикон, а мои губы уже касались его губ.

Мне пришлось сказать себе: все, уже, свершилось.

И это почему-то сразу уняло мою дрожь. Уже гораздо спокойнее притянул к себе его плечи. И решительно прижался губами к его губам. Слегка приподнял губу Сергея своей губой. Прикоснулся языком к его зубам. Зубы тут же слегка разомкнулись, позволяя мне проникнуть еще глубже.

По ощущениям этот поцелуй ничем не отличался от поцелуя девушки. Такие же мягкие и податливые губы, та же нерешительность, то же ощущение неизведанного.

Серега несмело проявил инициативу. Его губы едва-едва, на пределе ощутимого, сжали мои губы.

Сережины большие серые глаза оказались прямо напротив моих.

Я испытал такой прилив нежности, тепла и… и… ну… да… да, желания! Я обнял его плечи. Я с силой прижал его к себе. Я опять коснулся губами его губ.

Мы замерли. Я не мог понять, что со мной происходит. Так я себя не чувствовал с самой своей первой ночи с девушкой.

Мы оторвались друг от друга. Наши губы разомкнулись. Я посмотрел в глаза Сережи. Какие большие глаза! Чистые! Светлые! Серые, такого глубокого серого цвета!

Я сжал плечи Сереги обеими руками, притянул его к себе и вновь поцеловал. В веки. Поочередно. Один глаз. Второй. И ниже. Нос. И губы. Мягкие тугие губы раскрылись. Кончик языка несмело подался вперед и прикоснулся к моему языку.

Черт, я понял, что хочу его! Да, хочу его. Сексуально. Ну и что, что он парень! Я хочу с ним трахнуться! Один раз не считается. В жизни нужно попробовать все. И вообще, то, что я захотел трахнуться с Серегой сейчас, не значит, что…

Я так хочу его!

Моя рука соскользнула с плеча Серого. Я сделал шаг назад. Остановился, тяжело дыша.

Грудь Сергея тоже ходила туда-сюда.

Наши взгляды встретились. Впервые я увидел в глазах парня спокойную радость. Он больше не нервничал, не дергался, не отводил взгляд.

— Извини, — пробормотал я. Уж и не знаю, за что я перед ним извинялся.

Воцарилось молчание. Мы стояли, глядя друг на друга, не шевелясь, ощущая, как гулко бьются наши сердца.

— Спасибо, — сказал Сергей после минутного молчания.

Я слабо улыбнулся и направился к двери. Открыл ее, обернулся.

Сережа стоял на том же месте, глядя мне вслед.

Я кивнул и неуклюже, пятясь, перешагнул за порог. Закрыл дверь.

Я постоял перед дверью еще несколько секунд, переводя дух и успокаиваясь.

А потом медленно стал спускаться по лестнице.

Спустя пятнадцать часов.

Остаток дня прошел для меня в душевных мучениях вперемешку с будоражащими воспоминаниями. Я не мог простить себе, что своим неосторожным поцелуем вселил в Серегу ненужные надежды. И в то же время вновь и вновь переживал прикосновение наших губ, отдаваясь щемящему ощущению чего-то удивительного и прекрасного. И тут же принимался ругать себя за то, что поцелуй с парнем мне доставил удовольствие. Я же не пидор какой-нибудь!

Проворочавшись полночи в кровати, я вынужден был снимать возбуждение традиционным для всех мужчин способом. Кулак ходил по изнывающему от желания члену, а я почему-то фантазировал о Сереге. Испытывая стыд и злость на себя, я представлял себе, как мы вновь целуемся. Мы еще и обнимались. Оргазм меня настиг, когда в голове вставали картины, как Серый трогает мой обнаженный член.

На следующий день я пошел в универ, полный решимости объясниться с Сережей и по возможности мягко с ним порвать. Увидев его сидящим на нашем месте в лекционном зале, я бухнулся рядом и сходу выпалил:

— Серый, то, что случилось вчера, было ошибкой.

Я посмотрел на парня. Он отвел свой взгляд и кивнул.

Нужно было продолжать, но вся моя решимость куда-то улетучилась. Я сидел, смотрел на Сергея и не находил слов.

Потом в зал вошел лектор, и ситуация разрешилась сама собой.

После лекции я сначала откладывал разговор, пока мы дойдем до кафетерия, потом — пока Серый не допьет свой кофе, а потом нужно было бежать на пары… Мы не молчали, мы разговаривали, но напряженно, подбирая слова, отводя глаза.

После занятий я проводил Сережу до его дома. Такого со мной никогда не случалось — я провожал девушек, за мной следил Серега, фактически меня провожая, но чтобы я сам провожал парня! Ну и ну! Нужно было с этим кончать. И побыстрее.

— Я не знаю, что на меня вчера нашло, — говорил я идущему рядом Сергею. — Понимаешь, я ведь ничего к тебе не чувствую.

Блин, получилось как-то не так.

— То есть, я рад, что мы дружим, — неуклюже пытался я вывернуться. — Ты отличный друг. Просто… Ты ведь не девушка...

Он шел, глядя себе под ноги.

— Я не могу чувствовать к тебе… ну… то, что я чувствую по отношению к девушкам…

— Я понимаю, — тихо бормотал Серега. — Не мучай себя, я все понимаю.

Мы остановились у его подъезда.

Сережа глядел куда-то в сторону, я топтался на месте. Нужно было просто развернуться и уйти, но что-то удерживало меня на месте. Что? Я не хотел обидеть хорошего человека? Я просто тупил?

Сергей повернулся и открыл дверь подъезда. Придержал, пропуская меня. И я, не задумавшись ни на секунду, вошел.

— У меня дома родители, — сказал Сережа, замерев сразу за порогом. Похоже, он не хотел, чтобы я уходил, но не знал, что делать дальше. Пропустил меня внутрь в подъезд, но дальше идти было некуда.

— У меня тоже родаки, — автоматически ответил я.

Мы замолчали, оба чувствуя себя не в своей тарелке.

Потом я вдруг поднял свою руку и положил ладонь на плечо Сережи.

Он напрягся, его глаза удивленно расширились. И уже в следующую секунду рот тронула невольная улыбка.

Моя рука соскользнула с плеча дальше, на спину, прямо поверх проступающих позвонков. А потом вторая ладонь оказалась на спине парня рядом с первой. Я сделал небольшое, едва заметное движение вперед, и Сергей оказался в кольце моих рук.

Я еще не понимал, что обнимаю Серого, но меня уже переполняла радость от того, что все то тягостное и ненужное, что я уже сделал за сегодня и еще собирался сделать, ушло, исчезло, растаяло без следа.

Сергей прижимался ко мне. Его руки были опущены вниз, глаза закрыты, ноздри раздувались. Его колотящееся сердце било мне прямо в грудь.

Я с силой обнял его, так, будто хотел раздавить. Руки сжимались все сильнее, меня переполняли чувства, и в конце концов Сережа сдавленно пискнул.

Я тут же ослабил хватку.

Серега часто задышал, восполняя недостаток воздуха.

— Черт! — прошептал я. — Я не хотел!

Серый улыбнулся.

— Ничего, — сказал он. — Зато приятно.

Он еще не закончил движение, когда я уже вновь сжал его в кольце своих рук. Я смотрел в его глаза, он смотрел в мои глаза, мы молчали, и только наши прижимающиеся друг к другу тела плавились от своих соприкосновений.

«Почему Серега не обнимет меня?» — подумал я и понял, что мне хочется, чтобы тонкая Сережина ладонь прошлась по моей спине.

Я, слегка отведя голову назад, посмотрел на парня. Он несмело улыбнулся.

— Я тебя поцелую? — спросил я.

Опять все тот же идиотский вопрос. Похоже, я застрял в идиотских вопросах.

Серега еле заметно кивнул.

Я наклонился. Наши губы встретились.

Моя рука поползла по спине. Позвонки под ладонью, острые лопатки.

Серега замер. И закрыл глаза.

Коснувшись края его брючного ремня, я повел ладонь вверх, но тут Серега, может, случайно, а может, повинуясь какому-то импульсу, коснулся языком моих губ, и я невольно напряг руку. Тело парня вновь оказалось крепко прижато к моему телу. А моя рука рывком сползла прямо на пояс его штанов.

Мы оба замерли, пережидая взрыв ощущений.

Твердое тонкое горячее тело прикасалось к моему телу. В нем не было ни намека на девичью красу — ни упругих грудей, ни широких бедер, ни узкой талии. И все же, оно было прекрасно. Так прекрасно!

Я ослабил хватку и оторвался от губ Сереги.

Мне чего-то хотелось. Но чего я мог хотеть? В моих объятиях ведь был парень! Я не мог ничего хотеть!

Черт, черт, черт!

Я пригнулся еще чуть ниже и поцеловал подбородок. Тот взмыл навстречу, подставляя тонкую шею, к которой он меня раньше не пускал. Я легко скользнул губами по шее и стал целовать ее сильнее и сильнее, при этом сжимая тело Сереги в своих руках.

Низ живота ощутил… В мой живот уперлось что-то твердое, прямое. Уперлось, и скользнуло вверх, повернувшись и прижавшись длинным цилиндром.

Это же его член!

Член Сережи, торчащий, напряженный, твердокаменный, прижался сквозь одежду к моему животу, и я задохнулся от того, что теперь уже явственно понял, ощутил, осознал, что да, у Сереги есть член, и это член встал, и этот член упирается в мой живот…

Ощущение палки в штанах у Сереги заставляло бурлить все мое тело. Я уже нарочно слегка ослабил хватку, позволяя телу Сережи чуть-чуть сдвинуться назад, и опять прижал его к себе с силой. Длинный цилиндр вновь уперся в мой живот. Давил, будто хотел проткнуть его. А потом, когда давление стало слишком большим, легко скользнул вверх, поворачиваясь вертикально. Серега выдохнул с каким-то едва слышным звуком.

Так вот что чувствуют девушки, когда я их обнимаю! Конечно, с такими ощущениями простые объятия должны казаться им верхом порочности!

Я скользнул губами по Серегиной шее и поцеловал его сразу за ухом. Тело его вновь оказалось с силой ко мне прижато, и твердая палка внизу опять уперлась в мой живот. Как это было невыносимо прекрасно!

На этот раз я почувствовал еще что-то, какое-то зеркальное ощущение в своих штанах. Сережа точно так же ощущает и мой член! В его живот точно так же упирается твердый цилиндр, так же скользит вверх, также оказывается зажатым между нами! Ну и ну!

Я прервал свой поцелуй и посмотрел в лицо парня. Тот облизал свои губы. Его большие серые глаза смотрели на меня. Ноздри слегка раздувались.

Потом Серега несмело пригнулся и прикоснулся губами к моим губам. Тело мальчишки само качнулось вперед, и цилиндры членов, зажатые в плену брюк, уперлись в животы.

Только теперь рука Сережи пришла в движение и нерешительно обняла меня. Ладонь прижалась ко мне где-то между лопатками.

Ощущение было невероятное, невыносимо сексуальное, зовущее.

Я повернул голову, отрывая губы Сереги от своей щеки, и коснулся своими губами его шеи. Прямо над ключицей. Ямка над ключицей была прикрыта футболкой, и я сдвинул ткань губами, чтобы поцеловать Серегину кожу, нежную, гладкую, будто девчачью.

Потом поднял голову и опять посмотрел в его глаза. Сережа часто дышал.

Я пригнулся и точно так же поцеловал ямку над ключицей с другой стороны.

— Тебе не противно? — шепотом спросил Серый.

Как это — противно! Он вообще понимает, как он красив!

— Ты очень красивый, — так же шепотом ответил я.

И я поцеловал Серегу в губы. Сильно.

Наши тела вновь тесно прижались друг к другу. Мое тело заныло в сладкой истоме. Член явственно задергался в своем плену.

Я почувствовал Серегины руки на своей спине. Слабо, несмело, нерешительно он заключил меня в кольцо своих объятий. Я оторвался от его губ. Замер, стараясь получше ощутить тепло ладоней у себя на лопатках. Потом вновь поцеловал его шею.

Тут случилось, то, что должно было произойти рано или поздно. Снаружи послышались приближающиеся шаги. Кто-то шел к нашему подъезду.

Мы мгновенно отскочили друг от друга. Оба тяжело дышали, оба растерянно смотрели друг на друга, оба лихорадочно пытались поправить свою одежду.

Дверь открылась, и в парадное вошел какой-то мужчина. Было видно, что он удивился, увидев двух парней по разные стороны друг от друга, но останавливаться не стал.

— Здравствуйте, — сказал Серый.

Мужчина кивнул, прошел на ступенькам вверх и вызвал лифт. Механизм загудел, и Серегин сосед выглянул на лестницу.

Мы стояли там же. Не двигаясь и глядя на него.

Мужчина вернулся к лифту. Как раз вовремя — открылась дверь. Механизм снова загудел, увозя соседа наверх.

Мы с Серым переглянулись.

Мое тело требовало продолжения. Я хотел почувствовать тело Сережи, все его тело. Я представил себе, как прижимаю его к себе, как мои руки бродят по его спине, как я трогаю его зад, и меня захлестнула волна острого, невыносимого, болезненного желания.

Это уж совсем никуда не годится!

И тут же я почувствовал импульс, толкавший меня вновь припасть к шее Сергея губами…

Я сдержался. Никогда раньше я сам не прерывал поцелуев. Девушки — да, прерывали. На первых свиданиях, не желая, чтобы я заходил слишком далеко, они останавливали меня. Я хотел целовать их, но они отодвигались. И вот теперь я сам почувствовал это странное ощущение — нужно остановиться. Прямо сейчас. Я хотел продолжения, Сережа хотел продолжения, но я должен был остановиться!

Я посмотрел в глаза Серому. Он смотрел на меня, и в его взгляде я чувствовал чистое, наивное, безграничное доверие. Мы стояли в трех шагах друг от друга, но воздух между нами был насыщен чем-то неуловимым, делавших нас одним целым.

— Утром мои уедут на дачу, — сказал он.

Я замер, не понимая, что он говорит. Уедут? На дачу? Утром?

— Если хочешь… — еле слышно добавил парень.

Я оторопело глядел на Сергея. Не идти в университет? Целый день провести вместе в пустой квартире? Зачем?

И тут только понял, что именно мне только что предложили.

Что-то мелькн

Интересное