Красивий секс онлайн

Категории видео

красиво кончил порно / красиво трахаются порно / красиво стонет порно онлайн / красиво сексом занимаются парни / красиво развел девушку на секс

Софт. Музыка. Книги. Эротика. Бесплатные порно ролики и порно видео онлайн. Красивий секс трьох лесбіянок. Красиві лесбіянки вирішили провести з користю вільний час, вони купили нові фалоімітатори і розслабилися на всю котушку.

Порно видео красивий чуствительний секс - порно видео онлайн. Порно с молоденькой заводной крошкой. Эта развратная сучка никогда не откажется от секса. В эротическом видео вы увидите голых сексуальных девушек возбуждающих. Она красивий секс онлайн и бесплатно а также шикарные брюнетки в порно видео онлайн.

Утренний секс с загорелой морской девочкой. Грудастая мамка совратила сына. Страстный минет от мамы. Очаровательный секс матери и сына. Сын снял эротическое видео мамы. Мать вымыла член сына и отсосала. Смотреть эро шоу онлайн. Жестко трахают толпой онлайн.

А секс дуже красивий секс лояльность подчиненной я подвергал практической проверке. Врачиха скорым взором зыркнула на мой агрегат, который, как мне показалось, за время неизменных занятий в больнице еще возрос в размерах, улыбнулась и пошутила на тему того, что я уже не таковой стеснительный, как был сначала. Смотреть онлайн подборка струйных оргазмов.

показывает попу раздвигает ягодицы показывает анус видео смотреть онлайн бесплатно пожилые секс смотреть бесплатно порно жену порно русское с лилипутами на кухне в трущобах отрахали китаянку трахает двух секретарш в офисе смотреть онлайн бесплатно эротические программы на компьютер. Смотреть домашний секс с сестрой онлайн. Видео развратные старушки занимаются толпой сексем. Порно секс в star wars.

Для тех кому пока ещё не понятно, что такое онлайн вирт, объясняю вирт или попросту виртуальный секс - интернет знакомства и общение через веб камеру на эротические темы с целью удовлетворения сексуальных потребностей собеседниковnetki, ruscams, vizavii, бесплатно по веб камере, бесплатный виртуальный секс, бесплатный секс, веб кам чат с девушкой, вебкам секс онлайн, видео девушка, видеочат с девушками, виртуальная девушка.

Видео - из по запросу красивий секс видео отсортированы по релевантности, новизне, популярности, длительности или случайные. Добро пожаловать на порно-сайт seXxx. cc, где собрана большая коллекция HD Porno. Здесь Вы можете посмотреть онлайн порно красивий секс бесплатно и без регистрации.

Красивый секс с блондинкой.

Игры про секс играть онлайн бесплатно и без регистрации.

Если вы сюда зашли, значит хотите смотреть порно ролики бесплатно, онлайн видео порнухи или короткие фильмы хорошего качества доступны в количестве много гиг и без регистрации. Русские зрелые девушки ебутся в инцест секс роликах любительских и домашних. Показывают свои красивые пизды.

Жесткий секс с завязанными руками онлайн бесплатно и без.

Секс вчетвером мужика и женщина.

Поклонники экстрима давно нашли для себя отдушину в виде публичной демонстрации своего голого тела, а некоторые из них осмеливаются даже на секс в окружении множества незнакомых людей в автобусах, метро, поездах и даже на улице среди белого дня, поэтому если вам интереса данная тематика то не теряйте времени зря, смотрите порно видео публичного секса и наслаждайтесь. Секс с азиаткой на публике онлайн.

Лучшее ХХХ-видео для мобилы! Скачать или смотреть онлайн Бесплатно.


Похожее порно видео



Рассказик на закуску

Краткое предисловие автора:

Рассказ является женской версией рассказа "Медсестра Таня".

Действия происходят в Центральной Украине, так что не удивляйтесь специфическому говору персонажей.



В последнее время я стала часто попадать в больницу. То ногу сломаю, то отравлюсь, то воспаление лёгких подхвачу, то ещё что-то.

Конечно, я, как и большинство людей, терпеть не могла больницу, но в то же время меня туда как-то странно тянуло…

Единственным разумным объяснением этого странного влечения были… медбратья. Да-да, именно медбратья. Как это ни странно, в той самой больнице, в которую я стала часто попадать, было очень много молодых пацанов в зелёных халатах. Зато медсестёр – как кот наплакал. Боюсь, вы мне не поверите, но это чистая правда.

И между прочим, всегда находилась пара-тройка не просто симпатичных, а по-настоящему красивых парней. Самым красивым был Дима. В отличие от большинства медбратьев, которые были практикантами, Дима работал в больнице постоянно. График его дежурства был через день. Естественно, в эти дни я чувствовала себя самым счастливым человеком на свете.

Диме можно было дать года двадцать три-двадцать четыре. Сам высокий, с обалденной фигурой. А эта его ослепительная улыбка – ну прям умереть не встать! А эти ямочки на щеках, боже мой!.. Да что там говорить, в Диме мне нравилось абсолютно всё: и продолговатое лицо, и тёмно-русые волосы, и серо-голубые глаза, и уши торчком, и курносый носик, и пухлые, чуть лоснящиеся губы… В общем, перечислять долго и нудно. Обычный парень, скажете вы. А вот такие мне нравятся. Мой типаж, как это говорится.

Дима был не только внешне красивым. Он был невероятно общительным, ласковым, с непревзойдённым чувством юмора, часто улыбался и смеялся. Однако, несмотря на всё это, любил помучить процедурами. Но это ж медбрат. Кто из медбратьев не мучает.

Мне казалось, что Дима отвечал мне взаимностью. Он часто заходил ко мне в палату, чтобы потолковать о том да о сём.

Вот такие у нас были отношения: официально друг другу ни в чём не признавались, держали себя в руках. Он – медбрат, я – его беспомощная пациентка. Честно, глупо было утаивать чувства, но мы продолжали это делать. В другой ситуации я была бы посмелее. Но в больницах я всегда стеснялась своей беспомощности.

Хуже всего был мой постельный режим и связанные с ним довольно интимные процедуры. В свои восемнадцать лет я так сильно стеснялась, ну просто кошмар! По крайней мере, в этот раз я была одна в двухместной палате. Да, скукота. Но зато никто не видит твоего позора… Кроме медбратьев, конечно. Особенно сильно я стеснялась Димки. Он знал это и постоянно подкалывал меня, сравнивая со стеснительной двенадцатилетней девочкой. Честно говоря, я так себя и чувствовала: скромной шестиклассницей, втюрившейся в миловидного практиканта с пединститута. Всему виной была больничная обстановка.

Несмотря на частое попадание в эту долбанную больницу, я никак не могла привыкнуть к ней. Почему-то вдруг вспомнила свой самый первый визит в больницу в шестилетнем возрасте. Это было что-то с чем-то, скажу я вам. Первые три дня я просто проплакала. Ещё бы не плакать: ты одна, вокруг тебя незнакомые люди, медбратья мерзкими процедурами тебя мучают. Ещё и еда ужасная: рисовая каша на завтрак, от которой тебя постоянно рвало в детском саду, гороховый суп, смахивающий на разведённую водой песочную краску, и целая гора недосоленного картофельного пюре с холодными сосисками на обед. А на ужин постоянно подавали рыбу, всю в костях, да ещё и холодную, как лёд! Полдник был прямо раем по сравнению с завтраком, обедом и ужином: чашка некрепкого кофе с молоком (иногда мог быть вишнёвый кисель) и булка с корицей.

На фоне сильнейшего эмоционального потрясения в моём мозгу навсегда отпечаталось всё, что происходило в палате и в больнице в целом. Палата была далеко не простой. Это была палата для совсем маленьких детей. Меня положили именно в неё, потому как в обычных палатах не было мест.

С двухнедельного пребывания в той палате подсознательно начался мой более чем странный (господи прости) фетиш детства, называющийся инфантилизмом. Нет, в той палате, никто со мной, с шестилетней, не обращался как с маленькой. Братанам хватало вечно орущих мокрых или грязных малявок. А жаль… Воображение начало рисовать картину «А что могло бы со мной произойти?»

Тут я увидела лежащий на тумбочке блокнотик с шариковой ручкой. В голове тут же мелькнула мысль: «А что, если всё это изложить на бумагу? Крутой рассказик получится! Потом возьму ноутбук, запущу Word и напечатаю. Возможно, ещё и в Интернет выложу» Я взяла блокнотик, раскрыла его и поставила ручкой точечку. «Ещё неделю в больнице лежать, - думаю, - Почему бы творчеством не заняться?» Понятное дело, «вспоминать» хотелось не о том, как оно было на самом деле, а «что могло было быть». Я задумалась, вспоминая, как попала в эту больницу…

Я вспомнила, как меня привезли туда ночью на скорой после дикого приступа кашля. У меня тогда было просто мега запущенное воспаление лёгких! В обычных палатах мест не было, и пришлось меня положить в малышовую палату. Впрочем, ночью эта палата ничем не выделялась. Да и мне было глубоко параллельно, куда меня отправили. По сравнению с тем, что впервые забрали от родителей. Насильно, при чём.

Ночью в палате было сравнительно тихо. Все спали, кроме меня, понятное дело. Я, переваливаясь с боку на бок, тихонько всхлипывала. Под утро всё-таки заснула. Ужасный сон длился всего несколько часов. С наступлением утра спать стало вообще нереально – в палате стояли оглушительные детские вопли. Чуть уши не заложило.

Я начала новый абзац. Переходим непосредственно к фикшну. От чего я проснулась тогда? От детского рёва? Нет, не то.

Я проснулась от того, что мне сильно хотелось, извиняюсь, писять. Я, как ошпаренная кошка, быстро вскочила с постели и побежала к двери в коридор, чтобы найти там туалет. Но дверь была, как назло, заперта на ключ. Я подумала, что туалет должен быть где-то внутри, и начала его искать. Сама палата состояла из двух комнат. В первой комнате были только кровати, а во второй – раковина, маленькая ванночка с душем, ну и куча шкафчиков разного размера. Ах да, и ещё два больших пеленальных стола. Прям как в детской поликлинике! Двери в туалет в другой комнате я так и не нашла.

Я растерянно оглянулась по сторонам, пытаясь понять ситуацию с туалетом. Так дико хотелось по-маленькому! Я не знала, сколько ещё смогу вытерпеть.

– Ты шо тут забыла? – неожиданно раздался молодой мужской голос за моей спиной. Я оглянулась и увидела двоих молодых парней в зелёных халатах. Обоим было на вид года по двадцать два. Оба были высокие и щуплые. Один был блондином с бледным лицом и серыми глазами, а другой был шатеном с острым носом и пухлыми губами.

– Ты чё не в кровати, а? – строго спросил меня блондин, – Иди ложись, ещё рано.

Ясное дело, это давно было, и я не помнила имён этих братиков. Впрочем, с литературной точки зрения, это было неважно. Назовём блондина Серёжей, а того носатого-губастого – Юрой, решила я. Имя Серёжа всегда у меня вызывало ассоциацию с блондином, а Юра – с шатеном и брюнетом.

– Ты чё в такую рань по палате ходишь? – спросил Серёжа.

Покраснев, я пролепетала, что мне позарез нужно в туалет.

– Щас я тебя на горшок посажу, – улыбнулся Серёжа.

У меня аж глаза из орбит вылезли.

– Что? – только и спросила я.

Юра смеяться стал.

– Серый, объясни ей, – сказал он сквозь смех и закрыл лицо рукой.

Серёжа начал втолковывать мне строгим голосом:

– У нас в палате, моя дорогая, горшками пользуются все! Ясельным детям в туалет ещё рано, а таких, как ты, никто водить туда не будет. У нас и без тебя забот хватает, Катя. Мы только и успеваем, что менять малышам мокрые памперсы и ползунки.

Я с непониманием посмотрела на медбрата.

– Так я сама могу пойти! Только у вас дверь почему-то закрыта.

– Да, дверь закрыта, потому что детям выходить с палаты запрещено, – объяснил Юра, – Мы исключения ни для кого не делаем, даже для таких больших, как ты.

Серёжа подошёл к одному из шкафчиков и достал оттуда розовый детский горшок и поставил его у моих ног.

– Придётся тебе пользоваться у нас горшком. Давай, садись и писяй. Или ты какать хочешь?

Я покраснела варёным раком и опустила глаза.

– Серёга, в натуре, не маринуй малую, – со смехом сказал Юра, – Глянь, как она покраснела. Давай лучше выйдем, а то стесняется.

– Ну и шо теперь, каждый раз выходить куда-то, когда её величество потрудится поссать, блин? – проворчал Серёжа, – Капец какой-то. Ну подумаешь, при нас на горшок сходит. Типа мы ни разу не видели, как девочки сикают.

Несмотря на недовольство Сергея, оба медбрата всё-таки вышли. Я очень сильно хотела по-маленькому, но обиженная до глубины души, что мне, как двухлетней, подсунули детский горшок, твёрдо решила терпеть.

Через несколько минут Юра с Серёжей вернулись в комнату.

– Ну что, как успехи? – спросил Серёжа с улыбкой.

– Всё сделала? – добавил Юра.

Я промолчала. Серёжа подошёл к горшку, заглянул в него и фыркнул:

– Та щас! Пусто.

Юра тут же принялся меня уговаривать:

– Кать! Мы понимаем, что ты с горшка выросла, но… Но что ж мы сделаем? Такие у нас правила!

– Давай, Катя, давай, – подхватил Серёжа, – Терпеть не надо. Тебе по-любому придётся в горшок пописять. Но, быстренько!

– Но он же для маленьких, – чуть не заплакала я.

Серёжа иронично улыбнулся.

– Солнышко моё, я тебе ещё раз повторяю: у нас на горшок ходят все, как маленькие, так и большие.

– Ну упрямая, как та коза, слушай, – сказал Юра, – Ну шо, так и будешь стоять, пока не усикаешься?

Как будто в подтверждение его слов, я, больше не в силах терпеть, начала писять себе в штаны.

– Юрка, глянь! – дёрнул коллегу за рукав Серёжа. – Малая реально уписялась!

– Приехали греки, – вздохнул Юра, – Надо было насильно снять ей штаны и посадить.

– Ну тебе не стыдно, Катя? – повысил голос Серёжа. – Такая девка здоровая – и уписялась тут у всех на виду! Шо это такое?

Вся красная от стыда, я продолжала мочить штаны по полной.

– Ну ты даёшь, а, – улыбнулся Юра, – Шесть лет, а такое ощущение, типа три годика!

Парни продолжали стыдить меня ещё несколько минут. Наконец я не выдержала и громко расплакалась.

– Шо нам с ней делать теперь? – спросил Юра Серёжу.

– Та как? – усмехнулся тот, – Помыть и переодеть!

– Так я ж и про то! – сказал Юра, – Шо нам ей одеть? У неё ж, как бы, нету запасных одёжек.

– Хороший вопрос, – сказал Серёжа с улыбкой, – Родители не передавали запасной одежды. Ладно, давай её помоем, а там буʼет видно.

Парни уложили меня на пеленальный стол. Я сильно стеснялась их обоих, но дала с себя стянуть мокрые колготы и штанишки.

– Серёга, гляʼ, как прикрывается, – захихикал Юра, – От скромница!

– Писюлять в штанишки мы не стесняемся, да? – улыбнулся Серёжа, мягко разнимая мне ладони, которыми я прикрылась между ног, – А без трусиков полежать не можем!

Сергей аккуратно уложил меня на спину и задрал майку до груди.

– О так.

– Все ноги мокрые, капец! – недовольно сказал Юра, покосившись на мои ноги.

Серёжа отошёл к раковине и включил воду.

– У-тю-тю, тё это тут голенький? – засюсюкал Юра, легонько ткнув меня в живот пальцем.

Густо покраснев, я снова хотела прикрыться, но Юра не дал мне этого сделать.

Тут вернулся Серёжа с намыленной тряпочкой.

– Так-с, начнём с Катюшиного животичка, – улыбнулся он и начал протирать мне живот.

Мне было щекотно, особенно когда Серёжина тряпочка спустилась пониже.

– Давай я малую подержу, а то она плетётся, как гусеница, – предложил Юра и, не дожидаясь ответа Серёжи, вытянул меня за руки и ноги.

Чувствуя себя абсолютно беспомощной, я еле сдержалась, чтобы снова не зарыдать.

– А чья эта маленькая писюлька? – медовым голосом спросил Серёжа, пощекотав пальцем мои половые губы, – Щас мы её тебе оботрём.

– Так ваще прикольно смотреть, как ты подмываешь шестилетнюю девку, – хихикнул Юра, – Прям как грудничка, слушай.

– Раз написяла в штаны, как маленькая, значит и подмывать её надо, как маленькую, – засмеялся Серёжа, продолжая обтирать моё «хозяйство» намыленной тряпкой.

Я готова была просто сквозь землю провалиться от такого смущения.

Серёжа быстро вытер мне ноги и попросил Юру задрать их вверх.

– Теперь займёмся Катиной попкой, – сообщил он.

Серёжа начал вытирать меня между ягодиц и неожиданно углубился тряпкой в моё анальное отверстие.

– Не научила мама Катю, как надо вытирать попу, – защебетал Сергей, – Ой, не научила! Ничё-ничё, мы проследим, чтоб она у Катюни была чистая!

Пацаны засмеялись. Я зажмурила глаза, чтобы не выпустить слезу.

– Юр, держи её так и дальше, – попросил коллегу Серёжа, – Щас сполосну тряпку и смою мыло.

Парень снова отошёл к раковине и принялся полоскать тряпочку под краном. Вернувшись ко мне, он начал вытирать мне попу. На этот раз обошлось без вторжения в анальное отверстие. Попросив Юрия опустить мне ноги, Серёжа так же старательно вымыл меня спереди. Я с облегчением вздохнула, что мои мучения кончились, но у медбратьев были другие планы. Они ещё решили помазать меня детским кремом между ног.

– Всех деток, которые писяются, мажут вот этим кремиком, – ласково сказал мне Серёжа, – Тогда опрелостей не будет.

Я с обидой поняла, что братики специально обращаются со мной, как с маленькой, в наказание за мои описянные штаны. Следующие несколько минут я вынуждена была терпеть, как Серёжа нестерпимо щекотно мажет меня холодным кремом.

– Ох, как мы секотьки боимся-а! – сладким голосом пропел Юра.

– Да-да, – со смехом кивнул Серёжа, разнимая мне ноги.

Я догадалась, что он специально медленно всё делает, чтобы помучить меня.

– Полежи так немножко, пускай крем впитается, – сказал мне парень, закончив меня мазать.

– Серый, ну шо? – спросил Серёжу Юра, – Ещё ничё не придумал?

Сергей вздохнул.

– Та родителям её надо звонить, пускай шмотки принесут. А пока пускай без штанишек ходит, а шо ж делать.

– С голой попой?? – воскликнул Юра и заливисто захохотал, всплеснув руками.

Серёжа только рукой махнул:

– Та ничё ей не буʼет! У нас тепло.

– Щас пойду и позвоню её родителям, – сказал Юра.

– А ты ихний номер помнишь? – немного обеспокоенно спросил Серёжа.

– Та помню, помню, – нетерпеливо ответил Юра и вышел из комнаты.

Серёжа снял меня со стола. Я стояла рядом с ним и не знала, что мне делать.

Неожиданно в комнату зашёл незнакомый медбрат. На вид ему было лет двадцать шесть.

– Вован, здорово! – сказал ему приветливо Серёжа.

– Привет, привет, – улыбнулся Володя и покосился на меня. – Не понял, шо это такая большая деваха тут делает? И чё она без труселей?

– В других палатах просто не было мест, – объяснил Серёжа, – А без трусов, потому шо недавно уписялась.

– Фу-фу-фу, нехорошо делать в штанишки, – пристыдил меня новый медбрат.

Стесняясь Володи, я стала тянуть вниз короткую майку.

– Так, а ну перестала! – строго прикрикнул на меня Серёжа, больно шлёпнув по рукам. – Блин, ну такая уже стеснительная, капец просто! – пожаловался он Володе. Тот ухмыльнулся:

– Ага, смоʼри, как покраснела.

Мне хотелось убежать из комнаты, но Серёжа крепко держал меня за руку. Вот и пришлось слушать его рассказ про свой недавний конфуз. Заметив, как Володя с интересом рассматривает меня между ног, я ещё больше смутилась. Думала, с ума сойду от смущения.

– Пришлось подмывать, как маленькую, – закончил свой рассказ Сергей, – Я её ещё и кремом помазал.

Владимир наклонился и бесцеремонно пощупал мне лобок.

– Ага, в натуре детский крем, – улыбнулся он.

Парни обсуждали меня ещё минут десять. Неожиданно из соседней комнаты раздался оглушительный детский рёв. Отпустив мою руку, Серёжа бросился к рыдающему ребёнку. Я ринулась вслед за ним и сразу забралась к себе в постель, чтобы не щеголять без трусов у всех на виду.

Через полчаса пришёл Юра – почему-то без зелёного халата и с рюкзаком.

– Ну шо? – спросил его Серёжа.

– Та шо-шо! – раздражительно ответил Юра, – Трубки не берут!

Серёжа улыбнулся мне какой-то коварной улыбкой:

– По ходу, Катя, тебе придётся весь с день голой попкой ходить.

Юра улыбнулся.

– Не-не-не, Серый, подожжи, ты меня недослушал! Я так и не дозвонился её предкам, но мне в мозг одна гонская идейка стрельнула. Во, гляʼ, шо я Катьке принёс.

Юра вытащил из рюкзака и продемонстрировал Серёже светло-розовые детские колготки.

– А де ты взял эти колготки? – спросил удивлённо Сергей.

– А у себя дома нарыл. Я домой бегал, – объяснил Юра, – Я тут рядом живу.

Бесцеремонно откинув моё одеяло, парень приложил колготки к моим ногам.

– О, супер, как раз на Катюху, – сказал он удовлетворённо, – Этʼ колготы Таньки, сеструхи моей. Ей тоже шесть лет.

– Вот и нашли штанишечки Катеньке, – улыбнулся Серёжа.

– Колготки только для маленьких! – запротестовала громко я.

– Тоʼда ваще ходи без штанов! – рассердился Сергей, – Ведёшь себя ещё похлеще, чем трёхлетняя!

Понимая, что детсадовские колготки лучше хождения с голой попой, я нехотя согласилась. Я думала, что Юра даст мне колготки. Да где там! Он сам меня одел, как малышку.

– Ай, красота какая! –со смехом сказал Юра, любуясь на меня в колготках, – Только давай подтянем повыше немножко.

Юра подтянул мне колготы до груди.

– Не жмёт? – спросил он заботливо, пощупав меня между ног.

Я опять покраснела от смущения.

– Тоʼко попробуй мне опять уссаться, я тебе дам! – угрожающе сказал мне Серёжа.

– Если ты и в эти колготки написяешь, я больше не буду для тебя штанишек искать, – добавил Юра, – Будем тебе, как грудничку, пелёночки одевать.

– Кстати, ты теперь будешь ходить на горшок по расписанию, – сообщил Серёжа, – Писять будешь каждые два часа, а какать через пятнадцать или двадцать минут после еды, по´няла?

Они с Юрой наконец-то вышли с комнаты. Я облегчённо вздохнула, что беспардонные братаны наконец оставили меня в покое. Впрочем, радоваться было рано. Увидев через пару минут Юру с устрашающим шприцом в руках, я сразу поняла, что мне пора делать укол.

– Давай, Катюш, спускай колготки и ложись на животик, – велел Юра.

Я начала хныкать:

– Может, не надо?

– Как, такая большая девочка, и уколов боишься? – улыбнулся Юра, – Тебя как комарик укусит, раз – и всё!

– Та она ваще ревёт по любому поводу, – проворчал Серёжа, зашедший в комнату, – Плакса, блин.

Юра рывком стянул мне колготы до колен и уложил на кровать. Укол действительно оказался не таким больным, как я себе представляла.

Примерно через полчаса после завтрака в палату зашёл пухленький врач лет двадцати восьми в сопровождении троих совсем молодых медбратиков-практикантов. Увидев, как Юра и Серёжа периодически носят в соседнюю комнату малышей, я догадалась, что врач их там осматривает. Подойдя к двери, я начала наблюдать за осмотром. Каждого ребёнка поднимали на пеленальный стол и раздевали догола. Потом доктор его слушал и щупал, подробно объясняя практикантам, что он делает. Я с опаской ждала своей очереди.

– Пойдём, Катя, – сказал мне Юра, – Щас тебя доктор будет смотреть.

Парень отвёл меня в соседнюю комнату и вопросительно посмотрел на врача.

– Чего стоим, Юрочка, кого ждём? – весело спросил доктор, – Давай, поднимай девочку на стол.

Юра поднял меня на пеленальный стол. Сильный парень, что и говорить.

Один из практикантов посмотрел на меня оценивающим взглядом.

– Да, большенькая девочка, – сказал он и поджал губы, – Годиков шесть-семь будет. Что она забыла в палате для ясельных, интересно?

– В простых палатах не было места, и пришлось её к нам положить, – объяснил Серёжа.

– Интересненькая ситуация, ребята, – улыбнулся врач, – Даже не знаю, как её осматривать: как маленькую или как большую…

Юра и Серёжа засмеялись в один голос.

– Ребята, а вы что скажете? – обратился врач к практикантам.

– Осматривайте как маленькую, Павел Андреевич, – со смехом предложил тот практикант, которому я «приглянулась».

– Да, не фиг тут с ней цацкаться! – подал другой парень резкий голос, – Осматривайте, как и всех детей до неё.

– Конечно, как маленькую, – с улыбкой сказал третий практикант, – Так прикольнее.

– О-кей, – улыбнулся Павел Андреевич, – Раз все за маленькую, то… пусть будет так.

– Кстати, малявка в этих колготках мало чем от ясельных отличается, – заметил первый практикант, – Интересно, чья была идея одеть на неё малышовые колготки?

Юра растерянно зажал рот рукой. Серёжа, улыбаясь, толкнул его локтем.

– Да, ржачные колготки, – засмеялся второй практикант, – По ходу, её дома так до сих пор одевают.

– У нас целая эпопея с этими колготками, – сказал Юра, – Катя уписялась, и её не во что было одеть. Я сбегал домой и принёс колготки моей младшей сестры.

– Уже умудрилась уписяться? – со смехом спросил Павел Андреевич.

– Ага, прям при нас с Юрой, – подтвердил с улыбкой Серёжа, – Мы её де-то час уговаривали на горшок сходить, а она не хотела. Так опиралась! И терпела, пока не написяла.

– Ай-яй-яй, – поругался на меня пальцем Павел Андреевич, – Такая большая девочка, и до сих пор в штанишки писяешь.

– Наверно, она посмотрела, как это малявки делают, и тоже решила попробовать, – сквозь смех сказал один практикант.

Все дружно засмеялись.

– Юрочка, давай, раздевай её, – велел Павел Андреевич медбрату.

– Догола, да? – спросил неуверенно Юра.

– Ну так а как, – со смехом ответил врач, – Мы ж договорились, что будем осматривать её как маленькую.

Юра моментально раздел меня догола. До смерти стесняясь любопытных практикантов и Павла Андреевича, несмотря на его располагающую улыбку, я смущённо прикрылась ладонями между ног.

– Опять ты за своё! – строго сказал мне Юра, разнимая мне руки.

– Пацаны, видали, как она покраснела? – крикнул первый практикант, и все захохотали, заставив меня ещё больше смутиться.

– Такая ваще прикольная, – улыбнулся второй практикант, – Так стесняется, аж краснеет.

– Катенька, зайчик, детки не должны стесняться, – сказал мне ласково Павел Андреевич, – Мы тут все свои.

– Маленьких всегда голенькими смотрят, – добавил Серёжа.

– Я не маленькая! – огрызнулась я, еле сдерживаясь, чтоб не зареветь.

– Ну а хто, большая? – засмеялся Юра, – А хто написял в штанишки?

Практиканты сдержанно захихикали.

– Солнышко, иди сюда и поворачивайся спинкой, – попросил меня Павел Андреевич, – Щас тебя слушать будем.

Врач принялся прикладывать холодный фонендоскоп к моей спине.

– Так, теперь спереди, – сказал Павел Андреевич и развернул меня к себе лицом. Послушав меня спереди, он нахмурился и что-то записал в свою карточку.

– М-да, – сказал врач со вздохом, – Ничё, будем антибиотики давать. И без рентгена всё ясно. Но надо по-любому сегодня сделать. Рентген грудной клеточки.

Тут неожиданно для себя я громко «пустила голубка». Услышав хихиканье практикантов, я густо покраснела.

– Давай животичек твой пощупаем, – улыбнулся Павел Андреевич и стал щупать мой живот.

Было щекотно, особенно когда холодные мужские пальцы спустились пониже.

– Ну плотненький такой, – вынес свой вердикт врач, – Давно какала?

– Не, сёдня ещё ни разу, – ответил Серёжа, – И с половиной детей точно так же.

Павел Андреевич тяжело вздохнул.

– Ничё не сделаешь, придётся всем вечером сделать клизмочку, – Он принялся листать мою карточку, – Анализы возьмите сегодня обязательно. Кровь, мочу… А кала, наверно, не надо. Сделаем только мазочек один, и всё.

– Так мы щас мазок можем сделать, – сказал Серёжа, – Пока она голенькая.

– Хорошо, Серёженька, покажи моим студентам, как это делается.

Серёжа отошёл к одному из шкафов и достал оттуда пробирку и банку с ватными палочками.

– Давай ложись, – сказал он мне, вернувшись к столу.

Я послушно легла на стол, продолжая с опаской коситься на Сергея.

– Короче, это надо положить малявку на бок, – начал объяснять практикантам парень, – О так. А ноги надо до отказа прижать к животу, и тоʼда она откроет попу.

Я почувствовала, как холодные юношеские пальцы раздвигают мне ягодицы, и, догадавшись о намерениях Серёжи, быстро разогнула ноги и сильно сжала попу.

– Давай подержу, – предложил Юра.

– Не, – отмахнулся Серёжа, – Не надо. Пацанам, наверно, интересно, как справиться с вертлявой малявкой в одиночку.

– Правильно, Серёжа, – похвалил Павел Андреевич, – Опытный медбрат должен всё делать сам!

Сергей ловко перевернул меня на спину.

– Капризулям делают мазок на спине. И клизму тоже, – сказал он и задрал одним рывком мне ноги вверх.

– Во! Видите? У неё попка открыта. В этой позе она сжать булки не сможет.

Практиканты громко захохотали, показывая на меня пальцами. Я лежала и с ума сходила от такого смущения.

– В такой позе она стопудово не вырвется, – продолжал пояснять Серёжа.

Павел Андреевич бросил пристальный взгляд на мои половые губки. Я отчаянно задрыгала ногами.

– Так-так, – сказал врач подозрительным тоном, – Надо проверить ещё и вот эту прелесть.

Я почувствовала, как его пальцы коснулись моего хозяйства.

– Такие лепесточки смешные, – захихикал один практикант.

– Они у всех девчонок одинаковые, – добавил другой.

– Хорошо всё с этими лепесточками, – улыбнулся Павел Андреевич.

– Павел Андреич, ну шо? – спросил Серёжа, – Больше ничё не надо пацанам на Кате показывать? Можно уже брать мазок?

– Давай, – кивнул врач.

Неожиданно что-то твёрдое уткнулось мне прямо в анальное отверстие и тут же скользнуло вовнутрь. Ощущение было таким неприятным, что я заревела во всю глотку.

– О боже, начинается, – негодующе закатил глаза Юра, – Катя, ну шо, никогда у тебя мазок не брали?

– Моя зайка, – сочувственно проворковал один практикант, – Бедненькая!

– Та она такая рёва, блин, постоянно нюни распускает! – сердито сказал Серёжа, – Процедур, виʼите ли, боится. А ссать в штаны не боится!

Я продолжала тихонько всхлипывать.

– Та я уже всё сделал, чё ты плачешь, – заворчал Сергей.

– Всё, Катя, перестань плакать! – сказал резко мне Юра, – Щас помажу тебе попу кремом, и болеть не будет… Всё, прекращай давай, всё, тихо.

Он взял в руки маленький голубенький тюбик, выдавил себе на палец полосу крема и стал щекотно мазать мою несчастную дырочку.

– Ну хто бы мог подумать, шо с девкой, которой шесть лет, буʼет стоʼко проблем, ну ёлки-палки! – негодовал парень, – Она сёдня прям похлеще грудничка! Все нервы нам вымотала!

Я не удержалась и опять пукнула, чем вызвала очередную волну истеричного мужского хохота.

– Фу, боже, так воздух испортила! – брезгливо пробормотал Юра, сморщив нос.

– С кем не бывает, – снисходительно улыбнулся Павел Андреевич.

Юра поставил меня на ноги и быстро одел. Мне снова пришлось слушать идиотские приколы по поводу колготок. Как только Юра снял меня со стола, я, вся в слезах, убежала в другую комнату – подальше от злых медбратьев и извращенцев практикантов.

Вскоре к нам присоединили двоих новеньких девчонок – Юлю и Настю. Обе попали в малышовую палату так же, как и я – из-за отсутствия мест в обычных палатах. Юле было четыре года, а Насте – пять. Обеим родители надавали с собой очень много игрушек – кукол, кубиков, конструкторов. По-прежнему считая, что детсадовцы мне не равны, я, по крайней мере, могла с ними во что-то играть.

– Теперь, я думаю, Катьке не будет скучно, – сказал, появившись в комнате, Серёжа, – Наконец-то перестанет реветь.

– Они и нам соскучиться не дадут, – улыбнулся Юра, – Вишь, как по палате носятся?

– По ходу, Юр, надо их чем-то занять, а то всех малых побудят, – сказал Серёжа.

Юра минуту подумал, потом сказал:

– Слушай, Серёга, помнишь, ты мне рассказывал, как вы с Олежкой делали такие приколы типа хто быстрее всех…

– Всё, Юрка, я понял, про шо ты, – перебил с улыбкой коллегу Серёжа, – Да-да, мы ещё не такое делали. Щас мы нашим девчонкам сделаем такой прикольчик. Позови их.

– Катя, Настя, Юля, быстро идите все сюда! – строго позвал Юра, – Скоʼко можно повторять: нельзя бегать по палате! Катя, ты ж самая старшая девочка, ты ж должна за порядком следить!

– Девочки, пойдёмте с нами в другую комнату, – сказал Серёжа, – Мы для вас придумали новую игру.

Мы с Юлей и Настей нехотя поплелись за медбратьями в другую комнату.

Серёжа поставил в ряд три детских горшка: сначала розовый (тот самый, на который медбратья меня уговаривали сходить), потом зелёный, наконец оранжевый. Я, как это увидела, в очередной раз покраснела.

– Ну шо? – улыбнулся Серёжа, – Поняли, чего мы вас сюда позвали?

– Шоб мы пописяли? – оживилась Юля.

– Не тоʼко, – улыбнулся Сергей и хитро подмигнул Юре.

– Мы решили сделать для вас такую олимпиаду, – сообщил Юрий, – Щас у нас будет соревнование – хто быстрее всех сделает свои дела. Большие, при чём! – подчеркнул парень.

– Правило, девочки, первое, – объявил Серёжа, – Каждой участнице перед соревнованием снимают штанишки. На старт все допускаются тоʼко с голыми попами! И получают штанишки-колготки-трусики тоʼко после финиша!

С этими словами Сергей присел на корточки перед Настей и рывком стащил с неё колготы, а затем трусы.

Я стояла и смущённо смотрела в пол.

– Шо стала, Катя? – строго спросил меня Юра, – Колготки давай снимай!

Я и ухом не повела.

– Ждёшь, пока тебя, как маленькую, разденут? – нетерпеливо спросил Юра.

– Та раздевай, – сказал Серёжа, раздевая Юлю, – Шо ты буʼшь с ней церемониться.

Юра подошёл и бесцеремонно снял с меня колготы.

– Так, с первым правилом справились, – засмеялся Серёжа, – Девки такие ржачные без трусиков, скажи, Юр?

– Ага, – сказал Юра со смехом, – Построили всех по росту. И все голопопые.

Я сделала попытку прикрыться, но Юра мне разнял руки с сердитым выражением лица.

– Второе правило, – продолжал Серёжа, – Соревнование длится не больше десяти минут. Поняли, да? Победительнице вручается главный приз: большая конфетка. А тем, кто занял второе и третье место – меньшие конфетки. От такие от.

Сергей показал нам три конфеты. Две из них были действительно маленькие, а третья – величиной с кулак.

– И последнее правило, – продолжал парень, – Каждой участнице перед стартом меряют температуру.

С этими словами Серёжа извлёк из шкафа три градусника и какой-то флакончик, и сел на стул.

– Серый, шо это такое? – прыснув смехом, спросил Юра.

– Это? – переспросил Сергей, показывая тот самый флакончик, – А мыло жидкое. Вместо вазелина попы помажу. Ну шо, с кого начнём? Наверно, с Кати, она самая старшая. Иди суда.

Я неохотно подошла к медбрату, и он тут же уложил меня к себе на колени попой вверх.

– Подержи ей ножки, – попросил Серёжа. Я почувствовала, как кто-то раздвинул мне ноги и сжал попу. И тут же что-то быстро скользнуло вовнутрь. Сразу сильно захотелось по-большому. Повернув голову, я увидела изумлённых Настю и Юлю. Настя брезгливо скривилась, а Юля с ужасом зажала рот рукой.

– Девчонки, ну вы чё? – стал смеяться Серёжа, – Мы всем детям так температуру меряем. И большим, и маленьким. Тоʼко в попу ставим градусник и больше никуда.

Парень начал шевелить градусником у меня в попе. Позыв какать стал ну таким сильным, что я его еле терпела.

– Так, вынимаем, – весело сказал Серёжа и быстро вытащил градусник с моей попы, – Оба-на! Следующая!

Медбрат помог мне встать на ноги, и моё место у него на коленях заняла Юля. Серёжа тут же ловко сунул ей в попу градусник.

Бедная четырёхлетняя девчушка начала выгибаться, хныкать и кряхтеть. Как я её понимаю!

– Шо ты, хочешь какать? – спросил её Серёжа, – Потерпи, щас посажу тебя.

Вслед за Юлей настала очередь Насти. Пятилетняя малявка на удивление мужественно терпела мучительную процедуру и позыв по-большому, хоть и морщила носик.

Тут Серёжа неожиданно спохватился.

– Кстати, девочки, забыл. Четвёртое правило: если какая-то из вас не сможет за десять минут дойти до финиша, то мы ей сделаем штрафную клизму и дадим ещё пять минут.

– Я надеюсь, нихто из вас не ударит в грязь лицом, – сказал Юра, – Ну шо, Серёга, начинаем?

– Самое время, – с улыбкой ответил Серёжа. Он вынул градусник из Настиной попы и аккуратно посадил девчонку на зелёный горшок.

Юля, всё так же кряхтя и хныкая, села на оранжевый. А я всё стояла как вкопанная.

– Не тормози, Катя! – сердито прикрикнул на меня Юра.

– Шо тебе, особое приглашение нужно или шо?? – подхватил Серёжа, – Стоит столбом, блин.

Я тяжело вздохнула, подошла к этому долбанному горшку и села на него.

– Понеслась! – скомандовал Серёжа и махнул рукой.

Юля и Настя тут же стали тужиться. А я, обиженная до слёз на медбратьев за то, что они обращаются со мной, как с маленькой, решила терпеть. «Я вам не двухлетняя, чтобы по команде в горшок ходить» – подумала я, еле сдерживая слёзы.

Тут неожиданно совсем рядом раздался звонкий мужской голос:

– Пацаны, привет.

«Очень вовремя!» – подумала я.

– Здоро´во, Кость, – с улыбкой ответил Юра.

– Прʼет, Костян, – поздоровался Серёжа, – Ну шо, братка, какими судьбами?

– Та, решили с Толяном вас проведать немного, – сказал Костя.

Подняв взгляд, я увидела двоих новых медбратьев. Костя был совсем юным – на вид лет было восемнадцать-девятнадцать. А его спутник Толя был постарше – ему можно было дать лет двадцать пять. Он посмотрел на нас с Юлей и Настей, улыбнулся и спросил Серёжу с Юрой:

– Слышьте, братаны, а шо это у вас такие большие делают? И чё все трое на горшках? Все одновременно пописять захотели чи шо?

– Они какают, – со смехом ответил Серёжа.

Костя захихикал, прикрыв рукой рот.

– Просто обычные палаты заполнены, – объяснил Юра, – Пришлось их к нам положить.

– Такие они щас прикольные, – продолжал смеяться Костя, – Я бы их щас сфоткал, если б фотик не полетел… Хи-хи-хи-хи…

– Они сидят не просто так, – сказал Юра.

– Мы им такую горшечную олимпиаду сделали, – сказал Серёжа.

– Шо это такое? – непонимающе прищурился Костя, перестав хихикать.

– Хто быстрее всех покакает, – объяснил Серёжа.

– А, – протянул Костя и снова засмеялся.

– Тоʼда остаёмся сморʼеть, – сказал Толя, – Интересно, хто выиграет.

– Вон та, по ходу, – сказал Костя, кивнув на Юлю.

– Та, шо на оранжевом горшке сидит? – уточнил Толя.

– Её Юля зовут, – сказал Юра.

– Ага, она, – сказал Костя, – Виʼите, как она дуется?

Словно в подтверждение его слов Юля начала громко какать.

– Ну я ж говорил, – улыбнулся Костя.

– Молодец, Юля, быстрее всех покакала, – похвалил девочку Юра.

– Равняйтесь на неё, девочки, – сказал Серёжа Насте и мне, – Самая малая, а вкурила, как надо пользоваться горшком.

Неожиданно Юля снова наложила кучу.

– Ты ж моя зая! – энергично потрепал Серёжа девчушку по волосам, – Умничка, прям пример для подражания!

– Молодчинка, Юлечка, – сказал ласково Юра.

– Юлька, молодца! Браво! – подхватил Толя, хлопая в ладоши.

Все парни засмеялись.

– Тих-тих-тих, пацаны! – вдруг поднял палец Костя, – По ходу, щас хто-то сикает.

Серёжа опустился над Юлей на корточки и раздвинул ей ноги.

– Опять Юльчик, – засмеялся он, – Молоточек наш!

– Та она ваще крутая! – расплылся в улыбке Толя.

Серёжа строго взглянул на нас с Настей.

– А вы чё сидите и ждёте? Юля вон уже пописять успела.

Дождавшись, когда Юля полностью пописяет, парень поднял девочку с горшка и начал вытирать ей попу мокрой тряпкой. Потом развернул её к себе лицом и начал вытирать половые губки.

– Тоʼко струйку не пусти щас на меня! – улыбнулся Сергей, вовсю шуруя тряпкой по Юлиному хозяйству.

– Так она ж, как бы… Посикала, – сказал растерянно Костя.

– Наши малые такое часто нам закатуют, – засмеялся Юра, – Шо пацаны, шо девки.

Заметив, что Толя с улыбкой на меня уставился, я покраснела и сдвинула ноги вм

Интересное