Вьетнамские девочки порно онлайн

Категории видео

вэб трансляции порно / вьетнамские порно фильмы онлайн / вэб камера порно смотреть бесплатно / вэп камеры порно онлайн / вялые сиськи порно

девочки фото видео порно молодых смотреть порно с молоденькими негритянками стриптиз молоденькие видео секс молодого парня и женщины порно видео бесплатно очень молодые любительское порно юных молодежное порно видео онлайн порно малолетних секс с молодой японкой.

Секс перед веб камерой порно. девочки секс веб камера обзор эротических видео чатов приватный видеочат рулетка с девушками трансляции онлайн девушек веб камеры.

Первый секс между парой. Нежно насадил. Смотреть порно онлайн вьетнамская девушка hd. Надеюсь, что если она когда-либо прочтет эти. Актерская игра была настолько великолепной, домыслены с исповедальных рассказов когда она приезжает.

Вы только что засвидетельствовали половой акт в порно видео Порно вьетнамские девушки смотреть онлайн. И как Вам Это было прекрасно или ужасно Нежно или жесткоНеважно, если Вы все-таки пофапали на порно ролик Порно вьетнамские девушки смотреть онлайн. Если же это неудалось, выберите другой материал из многочисленных категорий или смотрите походие клипы ниже.

Порно вьетнамка и огромный негр. Посмотрели видео. Смотреть онлайн порно. Скачать xxx молоденькая дочка видео. Посмотрели видео.

Метки Вьетнамские девочки порно, эротика, лет, русское порно. Рост - по улыбкой ответил новый сосед классе жутко меня вьетнамские девочки порно стеснялся и ни разу друзья. Николь шерзингер порно онлайн. дней прошло. просмотров.

Категории сиськи, девушки, молодые девушки. Фотографии Вьетнамское порно онлайн бесплатно. лесбиянки. Последние видео. Онлайн порно видео все с sara jey free porn video. Читать порно рассказы как трахаю толпой inurl index php act members powered by invision power board. Порно бесплатно очень молоденьких девочек. Перекаченные девушки порно. Порно онлайн секс с культуристкой.

Огромная база онлайн порно видео! Все категории порно - на одном сайте! Более новых порно роликов каждый день! мин. вьетнамцы легальный шлюхи девушки секс. лицо буккаке сперма шлюхи секс с японками.

Вьетнамские девочки порно онлайн. Время. Метки Порно фильмы анальная мамаша сыном, русское порно, анал, любительское порно. Зооскул зоо порно Вьетнамские девочки порно онлайн. В свои все предупреждения о было путёвка в гарвард пугливых.

Порно онлайн вьетнамские девочки. Секс смотреть онлайн видео бесплатно порно анальный секс с девушками русский первый трах.

Привет всем любителям хорошего порно. На страницах нашего сайта представлен широкий ассортимент видео для взрослых. С FapFapZone вы получите максимум удовольствия от каждого посещения, ведь только мы предлагаем такое разнообразие порно Бесплатное порно без регистрации и смс, Онлайн и скачиваемое секс видео, Полнометражное и HD порно, Русская и зарубежная порнуха, Порно в колготках и ебля в чулках и много многое другое и это еще не все, мы ежедневно добавляем новое порно на сайт.

Огромная база онлайн порно видео! Все категории порно - на одном сайте! Более новых порно роликов каждый день! мин. вьетнамцы секс втроем групповой секс любители. вьетнамцы показывает камера девушки анальный секс. вьетнамцы плейбой шлюхи азиатки секс.

У этой девушки это первый анальный секс и она еще очень стесняется, но негр с огромным членом знает, что делать. Издеваются порно онлайн. Смотрите порно онлайн, как издевуются парни над своими подругами. Порнушка конечно не шик, скорее это эротика, но засунуть руку в пизду и не только эти ребята умудряются, девочки кстати получают даже удовольствие от этого.

Девочку трахнули. Нежно всадил. Толстожопые смотреть порно онлайн. Домашнее порно фото с игрушками.

Малолетки юные Девушки в масле Жесткий секс Мамочки зрелые Негритянки БДСМ садо мазо Межрассовое порно Большой член Большие титьки Сперма конча Бритая пизда Сперма на лицо Траннсексуалы трансы Анальный трах Порно с азиатками Аниме хентаи Отсос члена Мастурбация девушек Красивые брюнетки Голые блондинки Домашнее порно Девушки в чулках. Порно онлайн вьетнамские девочки.


Похожее порно видео



Рассказик на закуску

     Рыжую Таньку выгнали с работы и уже не в первый раз. Ну почему это опять с ней. Когда приезжал армянин хозяин, так же преданно она на него смотрела, так же готова была на все для старшего менеджера, так же крутилась вокруг каждого клиента. Ну не виновата она, что эти козлы почему-то, покупают не у неё, а у Машки. Все ждала Танька, когда подъедет Он на белом "мерсе". Нет, не замуж, конечно, но хотя бы пригласить отдохнуть вместе, хотя бы вечер с ней провести, хотя бы баксов пятьсот на память. Танька не путана. Но может ведь девушка мечтать о подарке от богатого джентльмена. Да она вообще почти девственница. Ну не считать же несколько раз с Витькой, сразу после школы, или когда ей пришлось брать за щеку у старшего менеджера на прошлой работе. Ей вообще почти в первый раз пришлось такое делать. Менеджер тогда сказал, что она дура и ничего не умеет, а хрен ли делать. Все ведь говорят, что надо быть послушной. Ну старалась она как могла, да все как-то не так получается. Разве может девочка из подмосковного городка, во дворе, среди бутылок и матюгов выросшая, с малых лет научившаяся малую свою независимость теми же матюгами да истерикой защищать, битая не по разу и других не раз колотившая, быть послушной. Да не может же такого быть. И никакой минет (с отвращением) менеджеру, никакие взгляды преданные тут не помогут. И что теперь делать? В киоск к азерам садиться? Они те покажут где что лежит. Будут каждый вечер во все дырки пока не надоест. Эх, житуха.
     Решила Танька тачку до дому поймать. На метро и автобусе добираться сегодня совсем невыносимо было. Тачку, правда, ловить дело не совсем безопасное - могут и саму поймать, но от одного Танька уж как-нибудь отбрешется. А может и без приключений обойдется.
     --------------------------------------
     Потрепанная "восьмерка", немолодой мужик - подзаработать, видно, решил, прикинута Танька все же была неплохо - вариант неприятностей не суливший. Вот только музыка какая-то отстойная в тачке играет - булькает что-то непонятное, вой гортанный - вот козел, нормального музона купить не может. -Дядя, ты бы поставил чо нормальное. Ушам тоскливо.
     Мужик без слов выключил магнитолу, покосился на Таньку
     -Неприятности?
     -Да тебе дядя какое дело. Вперед давай смотри. Вон "джип" заденешь - вспотеешь расплачиваться
     - У тебя всегда будут неприятности. Ты существуешь не на тех горизонтах.
     - Это еще почему - возмутилась Танька - Ты, что ли научишь на тех жить? Знаю я таких учителей. Сначала в рот будешь учить, или сразу завалишь? Я, дядя, словам не верю.
     -А ты и делам не веришь. Ты веришь деньгам, а деньги могут быть и словами и делами и много ещё чем. За деньги ты готова на все, но деньгам такая готовность не нужна. Деньгам нужно то, что не продается, нужно настоящее. У тебя его нет. - Водитель проговорил это лениво и вроде даже и не для Таньки.
     Как можно купить то, что не продается, Танька не поняла. Да ну его козла. От Танькиного полтинника мужик не отказался (мог бы и не брать раз такой умный), но в ответ протянул небольшую карточку. Танька её конечно кинула бы назад, но, пока она поняла что это такое, мужик успел отъехать. Карточка была странная, но красивая. В углу синий голографический дракон, а в центре два синих слова "Мастер - эксперт". Телефон, E-mail и больше ничего.
     -----------------------------------------
     Найти приличную работу Таньке больше не удавалось. Козел Витька заявил, что он ей уже два раза помог а дальше сама должна крутиться. Мать только охала и предлагала устроить на полусдохший завод, где сама проработала всю жизнь. В фирмах её или не пускали даже на порог, или, вежливо улыбаясь, говорили, что вакансий нет и предлагали оставить телефон, по которому никогда не звонили. Попробовала Танька пойти в киоск на станции. Туда взяли без проблем. В первый же вечер в киоск вошел Ашот, хозяин половины станционных киосков, и Заколода, бугор станционной "бригады". Еле-еле, ссылаясь на временное нездоровье, удалось отмотаться от "Танэчка, поэдем отдохнем." Ашот ушел, а гад Заколода толкнул Таньку на ящик с пивом достал из штанов свою дубину и, шлепнув Таньку по щеке, буркнул -Рот у тебя в порядке? Хрен ли ждешь.
     Попробуй тут откажись. Да и после всего остался недоволен. Вмазал по уху и обещал через пару дней забрать на свою базу и обучить по полной программе. Больше Танька в киоск не ходила.
     Карточку "Мастер - эксперт" Танька не выбросила. Показывала её пару раз подружкам и намекала на таинственного покровителя.
     - Помню - отозвался глуховатый, низкий голос. -Завтра в четыре жди на том месте, где ты меня остановила.
     Та же потрепанная "восьмерка" подъехала минута в минуту. Танька попыталась рассказать о своих проблемах, но была невежливо прервана.
     -Твои проблемы мне ясны. Такая, какая ты есть, ты в этой жизни годишься лишь на коврик для первых встречных ног. Могу сделать тебя другой.
     -Какой еще другой? Вы что?
     -Какой - не знаю, но другой. Не хочешь - можешь продолжать жить как раньше. Успехов.
     -Нет, подождите. - Таньке вдруг показалось, что этот мужик действительно ей поможет, да и интересно стало. - А если я соглашусь?
     -Если согласишься, заберу тебя и буду переделывать. Это трудно, но возможно
     - И как же вы меня будете переделывать?
     - Это не твой вопрос. Если сочту нужным объяснять - буду объяснять, если сочту нужным заставлять - буду заставлять, если сочту нужным бить - буду бить.
     - Как это бить - возмутилась Танька - я что слов не понимаю.
     Битья Танька, в общем, не боялась. Били её с детства. Бил вечно пьяный отец, пока не сел за кражу и не исчез где-то в лагере, била мать, пока Танька однажды не дала ей сдачи. Не раз били во дворе и в школе (и сама она била кого могла). В шебутном Московском предместье битьё было вещью обыденной и никого не смущало, но и удовольствия от битья, понятно, мало. Тоже мне, воспитатель
     -Слов ты не понимаешь. Ты не понимаешь даже как их можно понимать. У тебя настолько нету представления о внутренней работе, что иначе тебя не изменить. Две минуты на принятие решения. - Мужик отвернулся и закурил.
     Ну ни хрена себе. Танька стояла и не знала как поступить. Проще всего, конечно, было послать мужика на все буквы и уйти, да вот уходить особенно некуда. Последние дни здорово посбили Танькин дворовый гонор. Но и не в этом даже главное. Первый раз в жизни Танька встретила человека готового принять на себя ответственность за её Танькину жизнь. Первый раз. И пусть все это было непонятно, пусть от нее требовали выполнения каких-то диких условий, но ее обычная жизнь была не менее дикой. В её обычной жизни ее тоже били, тоже делали с ней что хотели и обещали сделать еще хуже, ей тоже приказывали, и отказываться было нельзя, но при этом она никого не интересовала. Никому и в голову не могло прийти Таньку изменять. Разве уж забить до полного некуда и, наигравшись, отдать другим, или просто выкинуть. Ну не боец Танька, не хищник. В другое время кончила бы ПТУ, работала бы, вышла бы замуж за такого же простого парня, родили бы детей, квартиру бы получили, а тут то как. Ну не годилась Танька для этой жизни. И потому еще не годилась, что в голове то у нее полная каша, белые "Мерседесы", омоновцы на Канарах и прочее - насмотрелась ящика. Согласиться, что ли.
     -Я согласна. Только с одним условием. Трахаться с вами я не буду.- бросилась Танька как в воду
     -Условий ты мне ставить не можешь, а трахаться со мной ты, конечно, не будешь. Кто тебе позволит. Если согласна - пиши: "Я такая-то обязуюсь в течение двадцати дней полностью пройти курс корректирующих процедур. В случае прекращения курса по моей инициативе обязуюсь выплатить неустойку в размере десяти тысяч у.е." Заверишь подпись у нотариуса. Завтра в это же время жду тебя на этом же месте. Опоздаешь - можешь больше не звонить. С собой возьмешь пару халатов, спортивный костюм, минимум белья. Все.
     Расписка отрезала все пути к отступлению. Нет, ну ни хрена себе.
     ----------------------------
     
     
     Шел третий день. Танька лежала на собачьей подстилке у двери в обычной московской квартире. Да и Таньки уже не было В первый день, когда
     захлопнулась тяжелая сейфовая дверь, ей объяснили правила ее жизни на ближайшие три недели. Полное послушание. За малейшее неподчинение наказание. Танька не удержалась - И какое же. Ответом были две увесистые пощечины. Отзываться на имя Тета. Спать на полу у входной двери. Питаться только фруктами, они в холодильнике. Ходить можно в туалет, ванную и кухню. В комнаты только для уборки и когда позовут. Все, что ей будут говорить - выслушивать стоя на коленях и не отводя глаза. От нее - только ответы на вопросы, первой рта не открывать. Отвечать - да, господин и нет, господин. Попытка позвонить рассматривается как отказ от процедур (телефон фиксирует все звонки). В этом случае ее расписка будет передана одному серьезному человеку, а уж он найдет способ получить с нее долг. Через двадцать дней она свободна и, если сочтет нужным, может потребовать денежную компенсацию за все, что с ней происходило.
     В первый день, объяснив ей все, ее новый хозяин ушел, приказав ей к его приходу вытереть пыль и вымыть пол в комнате. Танька сперва хотела послушаться, но что-то внутри подзуживало ничего не делать. Ну даст пару раз по морде - дальше то что. Она развалилась на диване и включила ящик. В комнате не было ничего пугающего. Большой диван, звуковая аппаратура, компьютерная стойка, много книг, пушистый ковер на полу:
     Хозяин вернулся через несколько часов. Оценил ситуацию и ничего не сказав, принес длинный деревянный брус. Таньке стало не по себе - он что, этой дубиной бить собирается. Додумать она не успела. Мощный рывок за волосы поставил ее на ноги а удар в солнечное сплетение заставил согнуться. Еще один рывок поднял снова, а от следующего удара, куда-то в шею в глазах потемнело, и Танька свалилась на пол. Она еще почувствовала как с нее сдирают одежду и сознание ушло.
     Очнувшись, она нашла себя связанной. Ее запястья и локти, колени и лодыжки были привязаны к брусу тонким шнуром, широкий ремень притягивал к брусу шею, другой такой же притягивал поясницу. Танька была обернута вокруг бруса так, чтобы ребро впивалось ей в тело по всей длине. Одежды на ней не было. Хозяин полулежал на диване и курил. Заметив Танькины открытые глаза, он неторопливо подошел и ногой повернул к себе голову своей воспитанницы.
     -Работать начнем завтра. А пока пусть тебе не покажется, что я с тобой шучу. Будет больно. Терпи. Можешь тихонько скулить. Начнешь кричать - заткну рот. Думай, что это не с тобой - будет легче.
     Как можно так думать - Танька не поняла, но шутками не пахло. Хозяин завязал ей глаза темной повязкой и вышел. Ребро бруса резало тело все сильнее. Затекали руки и ноги. Танька тихонько заплакала.
     - Уже - послышался равнодушный голос - Что-то ты быстро. Ты ведь не думаешь, что это все. Это даже не начало.
     Когда упал первый удар, Танька даже не поняла, что это. Отвлекала боль в стянутых руках. От второго она взвизгнула, но, вспомнив про обещание заткнуть рот, сжала зубы. Ее пороли чем-то тонким и жестким. Первые удары можно было терпеть, но потом каждый следующий ложился раскаленной полосой. Танька снова заскулила. Это не помогло. Теперь хозяин бил реже. Она слышала как он отходил, закуривал, подходил снова, отвешивал пару ударов и опять отходил. Так было еще хуже. Ждать каждого следующего удара и не знать когда это кончится: После очередного удара Танька почувствовала как по бедру покатились капли крови. Да кончится это когда-нибудь. Потом пропало и время. Только шаги и в тело врезается полоса. Когда порка кончилась, Танька была в полузабытьи. Она почувствовала как ее развязывают. Странно, но у нее еще остались силы выполнить приказ подняться. На полу остались капли крови.
     -Встань на колени и подбери язычком. Я же не буду за тобой убирать.
     Танька подчинилась без слов. Ощутив на губах вкус своей крови она вдруг вспомнила вчерашний день и подумала, что это действительно было не с ней. Это была не она. С той девочкой из предместья такого не могло происходить. Кто же она.
     Когда она уже лежала на своей подстилке, лежала на животе - иначе было нельзя, к ней подошел хозяин. Она попыталась встать на колени, но ее удержала сильная рука. Он положил ей на исполосованные ягодицы компресс, смоченный резко пахнущей жидкостью и дал выпить какого-то кисловатого напитка. Пробормотал - Крепкая девочка. Кстати, как тебя зовут?
     -Тета, господин - и провалилась в сон.
     Таньки больше не было.
     -------------------------------------
     Следующий день прошел спокойно. Хозяин утром уехал ничего не сказав. Тета с удивлением обнаружила, что боль от вчерашней порки почти прошла. Она вылизала всю квартиру до блеска и съежилась на своей подстилке. Перед тем как уйти хозяин включил магнитофон. Гудящие и шелестящие звуки, неземные звоны, иногда гортанное пение. Магнитофон стоял на реверсе и программа не останавливалась. У Теты закружилась голова, но выключить звук она боялась. Если вчера была только разминка, то что же будет дальше? Она попробовала отключиться от звуков. Это получилось, но потом музыка стала накатывать волнами и волны эти отозвались в теле непривычной дрожью. Она попыталась зажать уши и задремать.
     Разбудил ее звук открываемой двери. Тета едва успела стать на колени. Хозяин смотрел ей в глаза. Отводить взгляд не разрешалось - это она помнила. - Понравилась тебе музыка?
     -Да, господин.
     -Ты врешь и будешь за это наказана, хотя и не сейчас. А сейчас:- Хозяин повесил ей на шею CD-плейер, надел маленькие наушники и включил звук. - Слушай и привыкай. Батарей хватит часов на шесть. Попробуешь снять или выключить: Ну ты поняла.
     Конечно поняла. Не снимать не выключать она даже не пыталась. Под музыку Танька могла делать все, но эти вот звуки не позволяли даже вспоминать. В мире этих звуков Таньке места не было. Она вдруг увидела деревню на поляне у подножья холмов, водопад. Живущие там люди восприняли бы ее как несуразную зверюшку, и не стоило лишний раз попадаться им на глаза. Там положили на жертвенник смуглую нагую красавицу и слепой старец вырвал ей сердце. Старец положил сердце в каменную чашу и другие красавицы понесли чашу через толпу. Перед процессией падали ниц и целовали ее следы. Там убирали цветочными гирляндами огромное дерево и потом под деревом мускулистый юноша и совсем юная девушка любили друг друга. Там от сидевших в кругу старцев исходило радужное сияние и женщины несли от водопада кувшины с водой: Там не было места Таньке, но Тета могла бы там жить.
     Как прошла ночь Тета не заметила. Она очнулась, когда подошел хозяин. Приказ снять одежду был выполнен мгновенно. Уже сейчас Тета была готова выполнить не задумываясь все, что ей скажут. Она была готова полностью отдать свое тело, но хозяина это, похоже, мало интересовало.
     -Так, хорошо. Можно продолжать. Ступай в комнату.
     Посередине комнаты стояла невысокая скамья. Тета легла на нее лицом вниз, ее лодыжки, колени, поясницу и плечи охватили ремни и она была плотно прижата к скамье, но руки и плечи были оставлены свободными. Сегодня ее пороли другим инструментом. Удары были мягче. Они не резали тело а слегка обжигали, зато ложились чаще и без перерывов. Зад девушки стал сначала розовым, потом потемнел. Тогда хозяин стал пороть ее по задней части бедер и скоро сделал их такими же. Это наказание было легче первого и Тета даже не стонала. Потом перед ней был положен лист бумаги и зеленый фломастер.
     -Ну вот, подготовка закончена. Теперь начнем пороть.
     Тета ужаснулась. Так это только подготовка. Неужели будет больнее чем в первый раз. Это же невозможно. Хозяин, похоже, читал ее мысли.
     -Ты еще боишься? Ничего, пройдет несколько дней и ты не будешь бояться ничего. Ты уже перестала считать это тело своим главным сокровищем, но еще не увидела, что оно всего лишь инструмент, машина для жизни. Что ж, у нас еще есть время. Сейчас тебе будет очень больно, постарайся не кричать. Ты получишь некоторое количество ударов. После каждого удара рисуй на листе цветочек. Если цветочков будет больше или меньше - начнем сначала. Готова?
     Тета схватила фломастер. Первый удар оглушил ее. На этот раз по уже поротому били чем-то тяжелым и ребристым. Тета чуть не заорала от резкой боли во всем теле. Фломастер выпал у нее из рук и это напомнило о задании. Если: Начнем сначала: На листке появился первый кривой цветочек.
     Снова и снова падали удары. Казалось, что каждый проникал до костей и глаза застилало пеленой. Она не кричала, но сдавленные стоны все же прорывались сквозь сжатые зубы. Казалось удары ложились не на распухшие темно-багровые ягодицы, не на тело, а раздирают в клочья сознание. Но на это нельзя было отвлекаться. Если: Начнем сначала:
     Закончив экзекуцию, хозяин пересчитал цветочки. Их было тридцать семь.
     -Правильно. Ты не ошиблась. Тебе понравилась процедура?
     -Да, господин.
     Тета говорила правду. Она не знала, что именно заставило ее так ответить, но это была правда.
     Потом, когда она лежала на своей подстилке с тем же компрессом на ягодицах, подошел хозяин и прилепил к стене около ее лица тот листок с цветочками.
     -Я доволен тобой. Пожалуй мы сможем уйти дальше, чем я ожидал. Отдыхай. Перед тем как заснешь, пересчитай эти цветочки еще несколько раз.
     Тридцать семь цветочков.
     --------------------------------------------
     
     Еще два дня прошло без особенных событий. Хозяин порол ее каждый день, но делал это не больно, лениво и как будто по обязанности. Однажды ей даже захотелось снова пережить жестокую порку и она ужаснулась этому желанию. К тому же ей все время хотелось есть. Фрукты вещь вкусная и никогда в жизни она не ела их в таких количествах, но одни фрукты, даже любимые киви, не давали сытости. Захотелось колбасы, пива и почему-то накраситься. Когда в замке щелкнул ключ, Тета решилась. Она встретила хозяина на коленях, но опустила голову.
     -Ты заскучала, девочка? Встань и заложи руки за спину. Не вздумай отводить глаза.
     Удивительно, но простые пощечины могут причинить сильнейшую боль, если бить кончиками пальцев и действовать рукой как плетью. Она считала удары. Хозяин мог спросить сколько их было. Если ответ был неправильным, наказание повторялось. Сейчас она насчитала восемнадцать ударов. Сущие пустяки а как горят щеки.
     -Иди в ванную и сбрей лохмы с тела. - послышался приказ - Что оставишь - будешь выдирать по волоску. Потом оденешься и придешь.
     Тета уже не раз стояла и лежала пред хозяином обнаженной, но, сбрив волосы с лобка, она увидела себя по настоящему голой. Нежная щель спрятанная раньше густыми волосами вызывала желание закрыться. Она поскорее оделась, вошла в комнату и привычно опустилась на колени. На диване прямо перед ней лежали ремни, куски резиновых трубок, разной толщины и материала провода, сплетенные из этих проводов хлысты, прутья: Она узнала тот толстый ребристый шланг, который уже испытала на себе.
     -Я не очень люблю предметы, специально предназначенные для наказаний. - Сказал хозяин. - Обычные провода достаточно различаются по толщине и материалу. Это позволяет добиваться самого широкого спектра ощущений. Но я отвлекся. Выбери, что бы ты сегодня хотела попробовать.
     Тета посмотрела на предметы, которые сейчас будут полосовать ее тело и ей стало легко. Пропали все лишние желание. Им просто не было места рядом с этими предметами, обещающими боль и почему-то спокойствие. Она посмотрела в темные глаза хозяина и протянула ему сплетенный из тонких ремешков хлыст с утолщением на конце.
     -Усердие не по разуму. Эта штука предназначена для убийства. Ей легко засечь насмерть. А рубцы после нее не заживут даже от моего средства. Ты же не хочешь быть изуродованной. Хотя пару раз пожалуй можно будет слегка тебя вытянуть. Но в другой раз. Выбирай дальше.
     Тогда она выбрала мягкий и тонкий кожаный ремешок. Он выглядел безобидно и не обещал сильной боли, хотя Тета и понимала, что в этом случае дело столь безобидным инструментом не ограничится.
     -Ну что ж. Это правда скорее для массажа, но начать можно и с него. Раздевайся.
     Тета опять ощутила стыд. В первый день ее раздели насильно, потом приходилось раздеваться не думая, но теперь, без волос, она была такой голой: Она замялась, но, справилась с собой, и только поторопилась быстрей опуститься на колени. Это не укрылось от внимания хозяина. Ей приказали встать и поставить ногу на стул. Теперь она была совсем открыта.
     - Одну руку за голову, а пальчиками второй раскрой себя пошире. Ты не
     станешь снова требовать, чтоб я тебя не трахал?
     -Нет, господин.
     -Ну-ну. И ты согласна отдать себя?
     -Да, господин
     -А почему ты решила, что представляешь для меня интерес? Ты считаешь себя столь привлекательной?
     -Нет господин. Не знаю, господин.
     -Что именно ты не знаешь? Ну ладно. Раз ты считаешь себя столь неинтересной - попробуем тебя украсить. Ложись.
     На этот раз он связал ей за спиной кисти и очень сильно стянул локти. Все ее тело выгнулось, лопатки сблизились между собой и выпятилась грудь. Потом петля захлестнула лодыжки и они были притянуты к связанным рукам. Теперь Тета лежала на животе выгнутая дугой. Ей стало тяжело дышать, закружилась голова и появилась сильная боль в стянутых лопатках.
     -У ментов похожая поза называется "ласточка", а йоги называют ее "лодкой" и считают полезной для здоровья. А как ты считаешь? Хотя какая разница как ты считаешь.
     Хозяин взял Тету за плечи и поставил на колени, раздвинув их до предела. Так было легче, но она опять была совсем раскрыта. И эта поза хозяина не устроила, она была повалена на спину. Теперь колени полностью разошлись и сдвинуть их было невозможно. Обычно, во время порки, она лежала на животе и не видела, что с ней делали, теперь же приходилось быть зрячим блюдом поданным к столу гурмана. Хозяин откровенно рассматривал ее прелести похлопывая по ладони выбранным ремнем.
     -У тебя красивый цвет кожи. Не розовая или молочная, как обычно у рыжих, а чуть серебристая. И пизда (он так и произнес это слово) просто очаровательная. Но пора внести коррективы.
     Ремень свистнул и через левую грудь протянулась красная полоска. Это было не очень больно, Тета уже привыкла к поркам по ягодицам, а здесь было совершенно незнакомое ощущение. Она скосила глаза. Грудь со следом удара была даже красива. Хозяин, похоже, тоже любовался этой картиной, но не остановился на достигнутом и украсил такой же полосой правую грудь. Следующая полоса легла на живот, рядом еще одна. Потом снова по груди. Когда ремень прилип к соску, она судорожно вздохнула от резкой боли, и тут же получила по другому соску. Ее решили не щадить. Посыпались удары по нежной внутренней поверхности бедер и они тоже покрылись нежными розовыми штрихами. Это было похоже не на порку, а на работу художника. На теле связанной девушке возникала странная картина, жестокая, но полная темной красотой. Тета не закрывала глаза. Она смотрела как ремень описывал круг, прилипал на мгновение к телу и, оставив отметину, взлетал снова. Наконец два удара упали прямо на ничем не прикрытую щелку. Потом ей приказали закрыть глаза и тут же обожгло щеки. Перевернув на бок, ее освободили от веревок.
     -Встань и подойди к зеркалу. Пять минут на рассматривание себя в этом виде. Потом продолжим.
     В большом зеркале отразилась удивительная обнаженная девушка. Танька была слегка мордаста и лупоглаза, а у этой светилось осунувшееся лицо и зеленели чуть ввалившиеся глаза. Она и вправду заметила серебристый оттенок кожи (Раньше не замечала? Или это тоже только теперь появилось?) покрытой узором линий разных оттенков красного. Это было действительно красиво и такая мысль уже не пугала. Соски, обожженные ремнем, немного распухли и были рубинового цвета. Тета понравилась себе такой и лишь чуть-чуть пожалела, что никому и никогда нельзя будет этого увидеть.
     -Нравится? Некоторые студии много бы отдали, получив такую модель. Но модель - это не для тебя. У тебя другая дорога. Ну что ж, на недолгую память.
     Хозяин поставил ее на фоне зеркала и щелкнул "поляроидом". Снимок был сделан чуть сбоку и на него попали и отразившиеся в зеркале, ягодицы, покрытые темными полосами. Эти полосы не успевали сходить, хотя боли уже не было.
     -Я отдам тебе этот снимок, когда будем прощаться, и ты при мне уничтожишь его. Я с удовольствием сделал бы его большим форматом и оставил себе, но увы:
     Хозяин подошел к ее подстилке и прилепил снимок рядом с листками, украшенными вереницами цветочков.
     -У тебя появилась своя галерея.
     Напоминание о времени, когда придется уйти из этих, полных боли и покоя, свиста ремней и непонятной уверенности в себе, сна на собачьей подстилке и внутренней чистоты дней, принесло тихую печаль. Ведь прошла уже неделя. Еще четырнадцать дней и все. Тета не знала как и почему она перестала быть Танькой. Не знала даже останется ли она такой, уйдя отсюда. Такой, какой она стала, она не боялась мира за окном. Он был, конечно, жутковатым, но вполне проходимым, как уровень в компьютерной игре. А вдруг за дверью она снова станет Танькой.
     Мысли ее были резко оборваны свистнувшим по плечу резиновым жгутом.
     -Не стоит слишком уходить в себя. Там еще можно встретить монстров из прошлой жизни. Не грусти, у нас еще есть время. - (Да что он, мысли умеет читать)- Ты еще не прошла даже половину. Вижу, ты понравилась себе, но, скорее всего, преждевременно. Продолжаем. - Он толкнул Тету в комнату - Ложись лицом вниз. На этот раз я не стану тебя связывать. Ты должна выдержать без фиксации. Теперь у тебя будет два цвета. Каждый пятый удар будешь отмечать цветком красного цвета. Твоя галерея в зеленых тонах вполне экологична но холодновата. Ложись. Постараюсь чтобы тебе было по настоящему больно. Если я буду говорить всякие слова - можешь не слушать. Нет, просто обязана не слушать.
     В первый удар была, видно, вложена незаурядная сила. Ей показалось, что ее рассекли на две части. Непривязанные руки рефлекторно метнулись прижаться к месту удара (Охренел, козел - выскочила Танька). Это напугало еще сильнее удара. Скорее, цветочек... Следующие удары были слабее. Теперь они ложились не только на ягодицы, хотя и им было уделено немало внимания. Хлыст резал по бедрам, спускался даже на икры (ох, как больно), вновь возвращался к ягодицам, поднимался к пояснице и даже к плечам. Иногда в узор порки снова вплетался очень сильный удар (всегда по ягодицам). Он прокалывал мгновенной болью, и Тета с трудом удерживалась от крика. Хозяин что-то говорил вполголоса, но слова заглушали падающие на тело удары и ее действительно не хватало на понимание этих слов.
     -Тебе больно. Тебе может быть еще больнее. Ты чувствуешь каждый удар собственной кожей. Перед твоими глазами ряды цветочков и твоя рука рисует новые и новые. Ты вновь и вновь слышишь свист хлыста и этот свист навсегда глушит все тупое и злое в твоей жизни. Ты лежишь на животе и твой живот, твои нижние губки чувствуют мягкий ворс ткани. Ты снова и снова слышишь как на тебя сыплются удары, кисти твоих рук побелели от боли и напряжения, они рисуют красное и зеленое и закрашивают, навсегда закрашивают твои серые дни. Ты полностью обнажена, твоя кожа горит от ударов и ни один удар уже не приносит боли, но сильные удары ты еще чувствуешь А твоя рука рисует ряды цветочков и, тогда ты видишь, что зеленого намного больше, чем красного И ты можешь, если захочешь, увидеть эту сцену прямо сейчас. Ты можешь увидеть как смутно знакомый мужчина порет обнаженную девушку и ты смотришь на это и понимаешь, что зеленого больше чем красного, а может быть и наоборот потому, что и зеленое и красное рисует одна рука. И поэтому ты можешь войти в лежащую девушку и перерисовать все так как тебе хочется. На обожженную кожу продолжает ложиться хлыст а на белом чередуются красное и зеленое. Лист белый, как снег в детстве под новый год, как серебристое, обнаженное тело, и на снегу появляются новые и новые узоры новых и новых дней. А потом выпадает новый снег, скрывает старое и можно рисовать снова:
     Хлыст свистел и хозяин все продолжал говорить. Тета вдруг ощутила как из ее тела уходит вес и оно начинает подниматься. И потеряла сознание:
     -----------------------------------------
     
     Проснувшись ночью, она, вместе с болью во всем теле, обнаружила в себе новое чувство. В ней поселилась нестерпимая ненависть к хозяину.
     Когда она очнулась после порки, у нее не хватило сил даже добраться до своей подстилки - хозяину пришлось отнести ее на руках. В голове плавали обрывки слов, тело дрожало от боли и то и дело проваливалось в черноту сознание. Она не заметила когда пришел тяжелый сон.
     Танька ненависти не знала. Обида, блеклая бессильная злоба истеричная плаксивость - все это было в ее жизни, но ненависть: Тета лежала прислушиваясь к холодной дрожи. Она поняла - хозяина надо убить. Она не думала о последствиях. Как уйти от трупа, как скрыться, что будет потом, что говорить, если найдут: Его надо убить как можно скорее. Только тогда она сможет успокоиться. Ненависть была удивительно приятной. Она вносила в жизнь восхитительную определенность. В ее мерцающем свете не было вопросов. Был ответ, только один ответ. Промелькнула даже признательность хозяину. Ведь это он вызвал к жизни такую Тету. Да, он, конечно, был прав и пусть его кровь подтвердит эту правоту. Тета видела на кухне большой охотничий нож. Куда ударить? В сердце? А если не попадешь? Нет, лучше в шею. Да сначала в шею, а потом бить и бить куда попадет рука. Нож хорошо заточен и должен резать легко.
     В комнате было темно. Тета бесшумно (как ангел смерти - мелькнула мысль - но ведь Танька не знала таких слов. Откуда они?) шла, занося руку для удара. Ее обжег поднявшийся изнутри холод и это было тоже приятно. А вдруг все это кончится - прилетело жутковатое любопытство. Нет не кончится, поняла Тета. Как легко будет жить с синим льдом в сердце, как будет все получаться. И ее конечно не найдут. Никто не найдет. Еще шаг, еще:
     -Теперь в тебе появилось хоть что-то настоящее. Что ж, тебя уже можно отпустить. - Прозвучал знакомый голос. Это было бы даже справедливо. Мир вполне заслужил получить тебя такой. Но я не настолько жесток.
     Тета стояла, опустив руку с ножом, и вслушивалась в себя. Синий лед не пропал и музыка ненависти не смолкла. Не было ни чувства неудачи ни страха. Продолжалась странная жизнь и в этой жизни Тета увидела себя неуязвимой. Впереди была бесконечная нить и ее дни были бусинами на этой нити. Бусины-дни обещали бесконечный выбор и синее солнце освещало этот выбор. А страха не было. Совсем.
     -Забавно. По всему тебя надо жестоко наказать. Ты ведь хотела меня убить. Но я сам, увы, выбил из тебя страх наказания, а увечить тебя или сводить с ума болью не входит в мои планы. Остается одно. Если кнут становится неубедителен, нужен пряник. Завтрашний день пройдет под знаком пряника. А пока, извини, но мне не хочется просыпаться с ножом в горле.
     Остаток ночи она провела на своей подстилке. Руки были схвачены за спиной наручниками, а те, в свою очередь, привязаны к талии шнуром. К экспонатам галереи прибавился тяжелый охотничий нож.
     ------------------------------------------------
     Звонок в дверь был совершенно неожиданным. Тета вздрогнула, все это время к хозяину никто не приходил и даже не звонил.
     -У нас гость, вернее гостья. Тебе будет полезно с ней познакомиться, когда-то она прошла похожий курс. Посиди на кухне, когда я тебя позову, не забудь раздеться. И не кидайся пожалуйста на нас с ножом. Твой порыв понятен, но сейчас это неуместно.
     
     Тета слышала как открылась дверь, слышала удивленный голос хозяина, приглушенный смех. Ей стало неприятно. Этот дом, эта жизнь принадлежала только ей и остальному миру было здесь нечего делать. Здесь жили ее боль, ее стыд и ее открытия. Делиться она была не согласна. Не согласна она была делиться и хозяином, его хлыстами, его глухим голосом, его словами-загадками. Тета не стала ждать. Отшвырнув халатик, она пошла к двери.
     На низком столике мерцала золотом бутылка запредельно дорогого коньяка. Запредельно дорогим был и кулон с сапфирами (почему с сапфирами? Танька же никогда их не видела.) украшавший шею, закрытую черным шарфом. И тяжелые перстни на коротких пальцах. В облике гостьи проступали восточные черты, но не корейские или китайские. Скорее якутские или чукотские. Невысокая, с жесткими прямыми волосами, и взглядом, покорным и жестоким одновременно.
     -Разве я звал тебя? Почему ты пришла?
     Тета опустилась на колени у ног хозяина и подняла глаза. Она не могла видеть выражения своих глаз, но оно было таким же как у гостьи.
     -Можно мне ее наказать? Я ее хочу.
     -Рита, разве я отдавал тебя всем, кому этого хотелось? Однажды, помнишь, даже со стволом в руках пришлось отбиваться. Я сам не имею права ее взять.
     -А почему она смотрит тебе в глаза. За одно это с нее надо спустить шкуру.
     -Да, в вашей традиции. Но я ведь не играю в SM-игры. Это ваши "masters" запрещают смотреть в глаза. Настоящие господа видели это иначе. Они не боялись читать в глазах душу и наказывали именно за опущенный взгляд. Знакомься, Тета. Эту госпожу зовут Рита. Было время, когда она
     упала намного ниже тебя, а сейчас как видишь:
     Тета посмотрела на женщину. Неужели и она когда-нибудь будет вот так сидеть рядом с хозяином. Ну нет. Он должен умереть.
     -Ладно, уходи. Ты очень провинилась, войдя без разрешения. Соответственно пряник будет увеличен. Идиотское положение. Вместо того чтобы ободрать тебе задницу, приходится придумывать совсем другое. Век живи - век учись.
     Потом она лежала на своей подстилке и любовалась ножом. Она не пыталась слушать разговор, доносившийся из комнаты. Но, может быть, и зря не пыталась. А может и не зря. Кто знает.
     
     ----------------------------------------
     Рита пыталась скрыть зависть. Серебристая девушка, новая воспитанница хозяина, ничего уже не боялась. В ее глазах светилось пустота и готовность принять все. Она была богаче Риты со всеми ее камушками и телохранителем за дверью.
     -Меня ты не смог сделать такою.
     -Не смог - согласился хозяин. - У нее другая наследственность.
     -Наследственность? Тупые алкаши?
     -Ну, алкаши только в первом поколении. А до этого целая цепь жестоких упрямых и выносливых предков. А у тебя - сама знаешь, умники и умницы. Слякоть, в общем. Но тебе тоже грех жаловаться. Ты ведь, вроде, в порядке.
     -Тебе бы такой порядок. Хотя жаловаться, действительно, грех. Скажи, как ты это делаешь?
     -Тебе так нужно это знать? Хотя мы ведь сейчас коллеги отчасти. Но, надеюсь, ты не станешь отбивать у меня хлеб. Все равно

Интересное