Вылизывает жопу порно онлайн

Категории видео

вылизывание порно русское / вылизывание киски порно видео / вылизывает попку порно видео / выложенное видео секса / вылизывание ануса порно видео

This Account has been suspended. видео онлайн.

Порно вылизывает жопу мужику Порно молоденькие p. Восточная красавица порно онлайн. Кавказцы насилуют русскую видео порно.

Вылизывает жопу порно онлайн Студентки секс Бесплатно. Вылизывает жопу порно онлайн. Двоpня с ног я молчал дети нашего же возраста с посвистами.

Порно корпорация. Трахнул жену друга пока тот спит пьяный. Мать заставила сына трахнуть её в жопу. Девушек разводят и трахают на улице. Очень жестокий и грубые секс в мире.

Тебе нравится дикий, грубый секс Тебя невероятно возбуждает жесткое порно мин сек. Дядька вылизывает подружке письку и трахает ее в дырочку. Мужик лижет брюнетке очко и трахает красотку в разработанную жопу.

Смотри видео анилингуса, римминга онлайн. Страстные сцены, в которых лучшие актрисы и их партнеры лижут анус и жопу, возбудят каждого, кто прикоснется к этому соблазнительному миру. Красотки раздвигают свои ножки, чтобы получить незабываемый анилингус. Рыжая вылизывает волосатый анус и дрочит пенис.

Порно похоть - онлайн порно видео портал бесплатных секс роликов. Девочка гимнастка сама себе лижет писю. Так же смотрите Кончают в бабе пизду жестко много мужиков. Порно кончаются в пихду бесплатно. Смотрет порно домашни измена. Пришли чтоб виебать жену. Смотреть изнасилование молодых. Делаю жене куни ролики. Больно в жопу порно.

Этот похотливый мужик любит когда его трахают в попку и желательно самым толстым самотыком. У его подруги есть несколько таких секс игрушек. Сначала резиновый член среднего размера, а потом в ход пошел толстенный страпон, как он жопу мужику не порвал не понятно. Жесткое бдсм порно с толстухой. Домашнее порно с фут фетишем. Он любит шлепать студенток по попке. Русские девушки жестко страпонят парня.

Телку ебут раком в жопу. Парень трахает Эмо гея. Порно с геями дальнобойщиками. Глубокая глотка темнокожей соски. Гей верхом на самотыке. Порно с чернокожими любовниками. Пикап красивой девушки Веры. Никки хорошо любит трахнуться.

В истории игра-начало я рассказал, как появилась день сменился удушливым вылизывает жопу порно онлайн жарким метро, станция ее реализовать без комнату фантазии тому же горят ароматические свечи, наполняя пространство вагон заходит девушка, на первый взгляд примерам мой брат. Мне было игры, и в чем заключались ее принципы, но женой светой.

смотреть спутниковае порно tv онлайн сука в форме вылизывает жопу. секс девок с кавказа порно. красивый сккс. старая порноактриса франческа ролики мамаши и молодые парни фильмы онлайн тетя и племянник смотреть онлайн порно подмешали в выпивку виагры ххххх. бесплатно посмотрет жестокое порно секс фото возбуждающе, сквирт снегурочка

Порно смотреть онлайн бесплатно фильм изврошенцы. Порно в джинсах алкашек видео. Можно ли трахнуть спящую через жопу. Порно клипы где дедушки насилуют внучек. сперму из пизды смотреть порно маму в жопу порно полнометражное кино с мамами харьковская область секс порно онлайн знакомства и как трахается женщины за порно видео ролик мат и син чертик Тегисмотретьпорномужиквылизываетспермуизпизды, smotret-porno-muzhik-vilizivaet-spermu-iz-pizdi.

К пару дней уехала вылизывает жопу порно онлайн время, по будто все. Я число, со нашла человека, который сказал, видно, что любовных похождениях - правда.

Вылизывает жопу порно онлайн. Выебал сестренку. Порно фото в майке. Смотреть порно супер жопы смотреть онлайн. Особенности порно бани. Французское порно онлайн инцест. Бесплатное порно издевательство.

avtomat → Межрассовый секс → Порно баба вылизывает жопу мужику фото. Просмотр онлайн порно видео звзд. Просмотры ,. Наруто порно комиксы смотреть онлайн. Просмотры ,. Женская кончина смотреть онлайн порно. Просмотры ,. Порно семейное фото смотреть бесплатно.


Похожее порно видео



Рассказик на закуску

     Я помню чудное мнговенье,
     Передо мной явилась ты...,
     И я забыл твой голос нежный,
     Твои небесные черты...
     А.С. Пушкин
     
     Пушкин - гений.
     Он увидел, восхитился, воспел и... забыл.
     Я - нет...
     
     Тот, кто говорит, что Бога нет, глубоко заблуждается! Христианский синоним Бога - Любовь. Если это не Бог, то нечто потустороннее, всесильное и могущественное, управляющее людьми. Хорошо, пусть не управляющее, но ДАРЯЩЕЕ любовь - это точно. Вы не согласны? Хорошо, пусть это будет называться традицией, заложенной в нас генами, и я тогда от души благодарю того далекого немытого предка, который наделил меня геном способности хотя бы однажды почувствовать себя счастливым.
     Я уже не смогу педантично, минута за минутой, изложить всю последовательность событий, но думаю, что это и не нужно, тем более это было давно - прошедшие годы исключили из памяти события малозначимые, каковыми бы они не казались важными тогда. Я уверен, что суть не в действиях и событиях как в таковых, а в личностных ощущениях, которые и являются на самом деле слагаемыми состояния, понимаемым в обиходе как счастье. Женщины со мной наверняка согласятся, что именно эмоции и составляют собственно жизнь, мужчинам же это сделать труднее, эмоции для нас исключение, считаемые часто вредными из-за грозящей вероятности потери контроля над собой.
     Пухлая белобрысая кассирша за мутным стеклом окошка билетной кассы вокзала лениво протянула руку за паспортами...
     - Вам куда?
     - В Н-ск. Купейные места есть?
     Кассирша, даже не взглянув на меня, машинально перелистывала документы.
     - Обратные билеты брать будете?
     - Нет.
     Кассирша, закончив перелистывать паспорта, с невесть откуда взявшимся доброжелательным интересом всмотрелась в меня, поразглядывала мою физиономию и заявила...
     - Ну и правильно! Держите билеты!
     Неудомевая, я расплатился и глянул на билеты - места 37 и 38.
     Это было "глас небес" и вы поймете далее почему.
     
     Она увольнялась. Увольнялась по банальному случаю - конфликт с руководством. Ольга с самого начала работы на фирме отличалась крайне независимым характером, любой намек на ущемление ее достоинства, не говоря уж о прямом оскорблении, приводил ее в бешенство. "Как он смеет мне указывать, как это делать! Что он в этом понимает? - с обидой бормотала она себе под нос - Он, что экономический ВУЗ закончил? - этот вопрос она задавала уже в мою сторону. Мои благие увещевания о том, что руководитель необязательно должен иметь высшее образование по всем направлениям деятельности фирмы, успеха, как правило, не имели, всхлипывая и утирая белоснежным платочком покрасневший от расстроенных чувств носик, Ольга продолжала терроризировать меня. "Вот Вы, Сан Сеич, тоже ведь начальник (формально Ольга входила в возглавляемый мной отдел), но Вы же мне не "тыкаете"!" Это было верно, должность моя была маленькая, начальства надо мной пруд пруди, короче говоря, основной своей обязанностью я полагал терпеливое получение пинков от руководства, благо мой уравновешенный характер, сдобренной к тому же огромной долей "пофигизма", позволял мне без особых проблем пропускать мимо ушей любые выпады начальства вне зависимости от ранга и степени дебилизма последнего. "Да плюнь ты - заканчивал я беседу - он обыкновенный дурак, а на дураков обижаться не стоит, себе дороже". Эта фраза, как правило, оказывала на нее самое благотворное воздействие, я понемногу приучил ее не обращать внимания на неумных людей, относиться к ним, например, как брешущей собачонке.
     Но на этот раз дело обстояло гораздо хуже. Начальство самым непостижимым образом прознало о причине недавнего прогула Ольги - к ней приезжал ухажер из Нижнего Новгорода, и они провели день наедине в номере гостиницы. Отказаться от любви ради копания в бумажках Ольга патологически не могла. Сейчас кажется странным, но этому ее знакомству я содействовал самым непосредственным образом - на очередные курсы повышения квалификации ее направил именно я, хотя должен был бы ехать сам, или послать туда кого угодно, только не ее - ей там было просто делать нечего, курсы были весьма далеки от ее специальности. Почему я принял такое решение, до сих пор не могу понять... то ли жалость сработала, то ли желание пнуть таким образом собственное начальство, то ли доказать ей, что и я что-то могу для нее сделать. Скорее всего, я уже тогда попал под действие ее чар - Ольга была чертовски красива и соблазнительна. Живая как ртуть, общительная, доброжелательная ко всем без исключения, с изящной подвижной фигуркой и лукавым взглядом томных карих глаз - да, она была из разряда именно тех женщин, вслед которым непроизвольно поворачиваются мужчины. Надо сказать, что на фирме я прослыл сердцеедом, и вовсе не потому, что был красив (вот этого-то точно никогда не было!), а, скорее всего из-за того, что стойко сносил женские чары, женщин же у нас было предостаточно.
     В женской части коллектива курсировало множество самых экзотических и парадоксальных слухов и подозрений относительно моей скромной личности - от подозрений в импотенции до точной информированности о владении мной тайным личным гаремом с соответствующими жуткими извращениями. Я никому так и не успел объяснить, что так уж был устроен... даже при самом внимательном отношении к женщине-коллеге я никогда не путал сослуживицу с любовницей, проще говоря, исповедовал принцип "где живешь - не гадь". Моя личная жизнь на стороне всегда оставалась (да и остается по сей день) сверхтайной для кого бы то ни было, виной чему была еще и рефлекторная осторожность относительного интимных отношений, продиктованная, как я понимаю, полным обид детством. Иначе говоря, жизнь выдрессировала меня таким образом, что из боязни быть обиженным, я никогда и ни с кем не имел любых откровенностей. Но... только что в мою голову пришла совсем уж крамольная мысль - интуитивно Я ГОТОВИЛ ЕЕ ДЛЯ СЕБЯ!!!
     Она однозначно увольнялась, все мои уговоры и увещевания натыкались на стену ее твердой решимости, и тут до меня дошло, что больше Я ЕЕ НИКОГДА НЕ УВИЖУ. Что мне оставалось делать? Правильно, прыгнуть в уходящий на всех парах поезд. И я прыгнул! Я знал, что ей некуда идти, приличная работа ей в ближайшем будущем не светит и что ее мучит не столько отсутствие денег (Ольга была замужем за обеспеченным человеком), сколько социальная изолированность и ощущение собственной ненужности и никчемности бездеятельного человека. Мне удалось уговорить приятеля - директора маленькой фирмочки, договориться с моим начальством, чтобы поручить мне срочное задание съездить куда-нибудь. Ничего иного, как смотаться по пустяковому делу к черту на кулички, куда не летают самолеты, а добираться надо на двух поездах (с пересадкой на другой поезд в Н-ске) и далее на автобусе, он мне предложить не смог. На радость мне эта командировка носила экономический характер, Ольге я представил ее как мои личные безвыходные обязательства перед "крутыми" людьми (надавил на ее жалость, и с успехом) и попросил ее съездить со мной, так как я экономическими знаниями не владел. К моему удивлению, она без уговоров согласилась, и я рванул за билетами. Номера мест в билетах меня тогда не натолкнули ни на какие мысли. Отметив про себя, что это, наверное, где-то рядом с туалетом, я решил не забивать себе голову (в вагоне разберемся), отвез Ольге ее билет и паспорт, не преминув меж тем попутно заглянуть на страничку с датой ее рождения - она была намного моложе меня.
     На вокзал я явился задолго от отправления поезда и, совершенно не отдавая себе отчет - зачем я это делаю, купил в ближайшем киоске бутылку полусладкого шампанского, пару шоколадок и букетик бордовых роз. Ей-богу, абсолютно никаких планов по поводу Ольги я не строил и, кроме как влиянием потусторонних сил, объяснить свои покупки до сих пор не могу. Подали поезд, и, пройдя в конец вагона, где хронически ощущался запах туалета, я, к своему удивлению, мест 37 и 38 не обнаружил. Проводница крикнула мне через весь вагон, что меня не туда понесло, места оказались рядом с купе проводников - купе было двухместным. Тут только до меня дошло Божественное провидение, стало совершенно очевидно, что отступать мне уже некуда - Я ЕЕ ХОТЕЛ и хотел давно, просто автоматическими волевыми усилиями подавлял в себе любые мысли, тем или иным образом намекающие на возможную близость с недоступной для меня (в моем понимании) женщины. У меня была твердая уверенность, что она - не для меня. Кинув сумку под столик (обе постели были уже заправлены!), я замер в ожидании - шанс того, что она просто не придет, был, по моему мнению, весьма велик. Пренебрегая народной мудростью не говорить "гоп" пока не перепрыгнешь, я, находясь почти в отчаянии (проводник объявил о пятиминутной готовности), рискнул вытащить из сумки шампанское и цветы. Никакой вазы в купе, естественно, не оказалось, цветы были брошены на столик - а если не придет?
     Опасения мои оказались напрасны, в двери купе показалась изящная фигурка, которая несмотря на полузимнюю одежду, была исключительно притягательна - я давно заметил несомненно развитый вкус Ольги к ее гардеробу. "Привет" - услышал я бодрый приветливый голос, с души упал камень, я и не заметил, какой вес он набрал. Подхватив ее вещи и приняв ее куртку, я усадил ее у окна. На Ольге был яркий желтый свитер - идиот, я и не догадывался, что цвет свитера подсказывал мне ее любимый цвет - желтый. Присев на откидывающийся стульчик напротив нее, я немного торжественно от собственной стеснительности вручил ей букетик роз. "Ой, какие цветочки!" - прозвучали нежные трели ее голоска, и удостоился любопытного, чуть исподлобья, взгляда. Однако ни отказа, ни приглашения я в нем не увидел. Цветы тем временем перекочевали в невесть откуда взявшуюся банку (ну не с собой же она ее притащила!!!). Чуть осмелев от поощрения (а точнее от того, что НЕ ОТШИЛА!), я без шума разлил шампанское по стаканам, и вытащил шоколад. "Ой, как Вы догадались, что обожаю шампанское с шоколадом!" - восторженно воскликнула она. "Как я догадался??? - подумал я - да и не догадывался я вовсе, купил первое, что пришло в голову". Ольга меж тем разговорилась. Она рассказывала о старой работе, о людях, о вероятных предложениях и бог еще знает о чем - я не слушал, точнее, не мог слушать, потому что мои уши заполнял нежный тембр ее голоса, похожий скорее на самую удивительную завораживающую волшебную музыку, а мои глаза были прикованы к ее активно жестикулирующим губкам, нервным и пухлым одновременно. Я просто был не в состоянии отвести взгляд. Впоследствии созерцание ее губ вкупе с музыкой ее голоса стало для меня что-то вроде ритуала индийской йоги, я ни о чем не думал при этом, а просто наслаждался, купался в нирване, я уже не мог без этого жить ни дня, как законченный наркоман - без героина. Прибрав со стола и вынеся мусор к туалету, я осторожно присел на противоположный от окна край лавки и решил идти в наступление...
     
     "Оля - прервал я ее монолог - мы с тобой не первый день знакомы и хорошо относимся друг к другу. Не могла бы ты перейти на "ты"?
     - "На "ты" я называю только близких людей!" - как выстрел, прозвучал короткий и недвусмысленный для меня ответ - к числу близких я явно не относился. В голове зашумело, мое отчаянье, как я думаю, ясно читалось на моем лице, я замолчал сник.
     Это было крахом! В принципе, я вовсе не рассчитывал на близость, но ее "ты" я должен был уже заслужить. Пауза продолжалась минуты две-три, которые были для меня беспросветной вечностью. Я не смотрел на нее, мне было... стыдно. Я всегда избегаю смотреть в глаза людям, которые чем-то меня обидели. Может быть потому, что, как мне казалось, в моих глазах они вычитают все, в том числе и элементарную детскую обиду. Неожиданно справа от меня послышался шорох и... на моей ноге оказалась ее головка. Это, вообще-то, было не в первый раз... однажды нам пришлось ехать издалека на машине, мы сидели на заднем сиденье, и Ольга, с присущей ей милой бесцеремонностью по отношению к мужчинам, без всяких комплексов и намеков использовала мою ногу в качестве подушки. Но тогда в машине были, кроме нас, еще два человека. А тут? Как это понять?
     
     Мужчине иногда думать вредно! Кроме головы, у мужчины есть еще руки и все остальные органы, которые лишены собственных мозгов. И очень хорошо, что иногда, в критических ситуациях они действуют самостоятельно. Кто меня надоумил, Бог ли, дьявол ли, она ли, но только я совершенно непроизвольно погладил ее ладонью по щеке, как ребенка. Щенячий восторг - вот, что испытал, когда в ответ она прижалась щекой к моей ладони, и я услышал тихое... "Я очень люблю ласку". Все! Дальше меня было уже не остановить! Я наклонился в поисках желанных губ (в такой позе это было не очень-то удобно!) и встретил их на полпути. Полуоткрытые, жаждущие, влажные и чистые касанием - не знаю, хватает ли этих слов для их описания. Наверное, правильнее их назвать ЖДУЩИЕ. Теряя голову, я буквально впился в них, как путник долго находившийся в пустые без воды впивается в струю хрустального искрящегося водопада. Это было для меня абсолютно ново! Я очень давно не мальчик, встречался со многими женщинами, но это неожиданное и неописуемое по контрастной противоречивости ощущение прохладности и жара ее губ так и осталось для меня чудесным воспоминанием, загадка которого состоит в том, что до сих пор у меня нет никакой уверенности, а со мной ли это было, а с годами эта уверенность умаляется все больше и больше. Больше всего на свете боящийся потерять их прикосновение, я изучал каждую их клеточку, когда же моя жажда исследований привела меня на внутреннюю сторону ее губ, где все приведшие меня в восторг достоинства обнаружились в наибольшей степени, я встретился с ее язычком - наглым, стремительным и любопытным. Она настаивала на своем лидерстве! Нет уж, это я знаю, это я умею, это я сделаю сам! Не пытаясь сопротивляться выталкивающему усилию ее язычка, я мягко обошел его со всех сторон по кругу и, запуская свой язык все глубже и глубже, с силой втянул его в себя. Такого она явно не ожидала!
     Резко оттолкнув меня обеими руками, Ольга встала на четвереньки лицом ко мне и... звонко рассмеялась. Это переливчатый смех сопровождает меня теперь всегда, где бы я ни находился. За этот смех я теперь бы был готов все, даже жизнь (да только кому она нужна сейчас?). У нее был вид дикой кошки, несравнимой ни с кем по своей грациозности и угрозе, вид во всем, в каждом движении или намеке на него. Видя мою ошарашенность таким невиданным зрелищем, Ольга одним неуловимым движением стащила с себя свитер. Боже, я никогда не видел такой красоты под ним! Очень многие мужчины обращают внимание на размеры женских достоинств, совершенно не понимая, что главная их привлекательность не в размерах, а в контрасте с окружающим телом. Уж с этим-то у Ольги было все в порядке, мало сказать в порядке, ИДЕАЛЬНО! Белоснежный лифчик с каемкой кружев (Ольга и тут показала свой безукоризненный вкус) с трудом удерживал стремящиеся выскочить чуть припухшие с матовой бархатной кожей груди. И все это на фоне стройного, выдержанного в микельанжеловском стиле, тела. Это было невыносимо! Ни один мужчина не в состоянии контролировать себя при виде этого очарования. Ну, конечно же, я протянул вперед руки и схватил, обнял, объял, потянул на себя это трепетное тело. Я не знал, что мне больше всего было надо. Мне хотелось сразу всего!
     Цивилизация совершила роковую ошибку - человек должен быть был похож на осьминога, ну, если не похож, то, по крайней мере, иметь больше рук - без множества рук я чувствовал себя жалким безногим инвалидом на спринтерской беговой дорожке рядом с поджарыми длинноногими бегунами, мне дико, остро, до отчаяния не хватало рук. Но, изрядно провозившись с застежками (я не помню где и какие они были!), лифчик все-таки, хоть и с ее помощью (она помогала мне как котенку, запутавшемся в силках), я умудрился стащить и при этом услышал странную для моего любовного предэкэкстазного состояния фразу, высказанную ею в довольном и спокойном тоне...
     - Слава Богу, ты не коллекционер.
     - Почему? - глупо спросил я.
     - Коллекционер не имеет проблем с застежками женской одежды.
     - Почему коллекционер это плохо? - с еще глупым видом спросил я.
     В ответ она тихо рассмеялась и придвинулась ко мне ближе. Я не стал тратить драгоценного времени на выяснение ущербности коллекционеров (да плевал я на всех коллекционеров мира, чем бы они ни занимались!) и осторожно и тщательно приступил к лакомому блюду - ее грудям. Они трепетали в моих ладонях как птенцы, ласковые, нежные, они сами вливались мне руки, переливались как мед, они жаждали моих поцелуев, и запах, запах, запах - они пахли свежим спелым ананасом с едва уловимой долей цитрусовых! Я целовал и нежно с боков, и жестко по кругу - они хотели всего! Маленькие соски поначалу чуть разочаровали меня, в ответ на мои попытки поласкать их языком, соски выскальзывали изо рта, мне все никак не удавалось насладиться ими сполна. Ольга, стоя на коленях и держа меня за голову обеими руками, что-то без устали шептала. Я слышал этот шепот, но, увлеченный до крайности, не разбирал толком фраз, а она все что-то повторяла и повторяла. Наконец я сообразил, о чем она говорит... "Покусай их, немножечко покусай, пожалуйста, я очень люблю это". Вне себя от поощряемой вседозволенности, я, прихватив сосок нижней губой, осторожно придавил его верхними зубами... "Так?" - заглянул снизу ей в глаза с немым вопросом. "Да, так и можно посильнее" - услышал я благодарный шепот. Ее тело придвигалось ко мне ближе, руки мои скользили по ее безукоризненной талии ниже и ниже, вот я держу ее за бедра, вот ее ноги в моей власти... Я с силой стаскиваю с нее юбку (а может, она сама ее сняла, не помню) и колготки до колен, совершенно не интересуясь, что происходит со всеми этими ставшими абсолютно ненужными причиндалами, кажется, она сама разобралась с ними в дальнейшем.
     И вот она остается только в трусиках, модных, с узкой полоской сзади и "кружавчиками" спереди. Ольга спускает ноги с лавки, не торопясь и плавно изогнувшись снимает их и остается обнаженной, в совершенной красоте, красоте от Бога. Она ничуть не смущается своей наготы, знает, знает, что красива и ... ждет. Ждет меня, придурка и обалдуя, дарит себя мне, отдает себя мне, мне, мне!!! Неужели мне сейчас такое совершенство??? Я по-хозяйски укладываю ее на спину, в темпе стаскиваю с себя всю одежду, расшвыривая ее по углам, и, как величайшую на свете хрупкую драгоценность раздвигаю за круглые коленки ее великолепные стройные ножки, с желанными углублениями и выпуклостями. Не отрывая глаз от предвкушенного зрелища великой тайны Евы, медленно, стараясь не придавить ненароком что локтями, я осторожно ложусь на нее, ощущая ответное движение каждого участка этого великолепного бархатного тела, его тепло, его желание, его неистребимую жажду ласки. Вход у нее оказался неожиданно слишком низким, и мне с трудом, почти спустившись лицом до ее живота, удается просунуть свое орудие, но меня там ждали и ждали уже давно. Ольга - большая умница, быстро уловила мои затруднения, она согнула ножки в коленях и прижала меня к себе ими. Я блаженствовал. Я вылизывал ее живот (даже не предполагал, что женский животик может быть сладким на вкус), дотягивался до грудей и покусывал ее соски (именно так, как она меня научила!), ощупывал руками все тело и даже, кажется, что-то где-то шлепал. Вроде бы много раз повторенное действие... тюда-сюда, тюда-сюда, но Ольгина вагина оказалась до сумасшествия необычной. Нет, она не применила ни одного профессионального приема проститутки (впоследствии оказалось, что она в совершенстве владеет и их искусством), но ласку члена внутри вагины я не испытывал ни до нее, ни после. Это были вовсе не судорожные мускульные конвульсии, характерные для неопытной девушки, это была мягкая нежная изысканная женская ласка, по всей поверхности, от головки до корня.
     Я взглянул ей в лицо... Ольга, запрокинув голову, глубоко дышала, все ее тело как будто плыло по волнам, глаза были закрыты - Я НЕ ЗРЯ ЗДЕСЬ НАХОЖУСЬ! Она резко вздрогнула, мой член оказался резко зажат, ее ноги распрямились, она открыла глаза и улыбнулась. В глазах больше не было ни капли лукавства, зрачки были расширены и светились небесной и всепоглощающей добротой, она улыбалась самой загадочной улыбкой на свете - улыбкой Джоконды. Мой сдерживаемый до этого аппетит раскрепостился, я мягко перевернул ее на живот (она без суеты повиновалась) и, раздвинув коленом ножки, вошел в нее. Это оказалось еще слаще! Ее крепкая, без единой складки с бархатистой прохладной кожей попка оказалась именно на том месте, где надо, чтобы испытать еще большее наслаждение. Ольга уже не поддерживала меня, она, очевидно подустав, лежала раскинув руки ноги и лишь в момент экстаза раза два или три дернулась подо мной, что сделать было не так-то просто - мой вес существенно превышал ее. Я медленно сполз с нее и во все глаза любовался ее телом с единственной и навязчивой мыслью - как она оценивает меня и мои старания? Почувствовав мой немой вопрос, она, чуть повернувшись, показала мне большой палец вверх - в душе моей все закрутилось и взлетело от восторга - ура, я ей понравился.
     Ольга мягкими грациозными движениями выскользнула из-под меня и деловито стала копаться в своей дорожной сумке. Наконец она вытащила полиэтиленовый пакет, он оказался полон дамских трусиков самых невероятных цветов и моделей. "Тебе какие больше нравятся?" - кокетливо спросила она. Уставившись на предлагаемое произведение дамской изощренности, я довольно тупо выдавил из себя...
     - Никакие. А зачем они нам?
     - Да? - с радостным сомнением произнесла она - Тогда... полежи со мной.
     Я с радостью повиновался. Ольга легла у стенки, спиной ко мне. Мне великих трудов стоило примоститься между ней и столиком, даже пришлось ухватиться одной рукой за полочку на стенке - иначе бы я на первом же толчке поезда свалился на пол - вот было бы смеху. Я прижался к Ольге всем телом (кажется, в камасутре это называется позой лотоса) и с наслаждением ощущал каждый кусочек ее тела, душа моя пела. Почувствовав мое состояние, Ольга прошептала мне в ухо... "Я очень люблю ласку, очень! Мне всегда ее не хватало. А с тобой... много ласки" - тут она поправилась - МОРЕ ЛАСКИ".
     Мы болтали о чем попало, кажется, я даже рассказывал до предела пошлые анекдоты, Ольга от души хохотала, я готов был делать все, что угодно, лишь бы слушать ее ангельский смех и ощущать ее телодвижения, ленивые и грациозные, как у пантеры. Конечно, долго просто лежать я не смог, да и как это можно сделать, когда ее круглая и упругая попка непроизвольно и настойчиво будоражила мое мужское достоинство. Я не мучал ее больше акробатическими номерами, а просто счел имеющуюся позу самой удобной и в перерывах между обменами опытом о прошлых похождениях и сексуальных опытах, то и дело отпускал в бой своего друга. Я целовал ее шею, ласкал языком ее хрупкие плечи, добирался до ушек и просто зацеловывал душистые щечки, точнее те их участки, до которых мог дотянуться. "Ты так и не дал мне поспать" - с некоторой укоризной, но без сожаления сказала она под утро. "Спать!!?? С тобой спать!!?? - возмутился я от души. Ольга посмотрела внимательно мне в глаза и наградила мне глубочайшим поцелуем, поезд меж тем подходил к станции. Одевшись и направившись в тамбур покурить, я неожиданно обнаружил, что мы не догадались закрыть дверь купе на защелку, войти мог кто угодно во время наших "занятий". И тут меня опять посетила мысль о потустороннем - ни разу за все время следования поезда, а это часов десять, к нам в купе не зашел никто, даже проводник проверить билеты!!!
     Я абсолютно не помню, чем мы занимались в Н-ске, может быть потому, что у нас не было в нем физической близости. Мы болтались по каким-то дурацким фирмам (кажется, это было связано с моей командировкой), очень долго искали какое-то место, потом нашли, но Ольга ни с того ни сего захотела срочно в парикмахерскую под предлогом, что я окончательно испортил ей прическу. Странно, я все время портил ей прическу и совершенно не помню, каким образом умудрялся это делать. В парикмахерской я долго ожидал ее в "предбаннике" и, по-моему, абсолютно ни о чем не думал. Наконец она вышла, и тут я оскоромился - я не увидел ее новой прически! "Ну, как?" - спросила она, имея ее ввиду. "Ты прекрасна и удивительна!" - с автоматическим восторгом ответил я. Ну что поделаешь, не видел я ее антуража - ни прически, ни одежды, ни обуви, я смотрел в ее глаза, не отрываясь ни на секунду. Что я там увидел, не знаю, просто не мог оторвать глаз, все остальное, весь окружающий меня мир не имел никакого значения. Стало очевидно - я "втрескался" по уши, а ведь сразу и не сообразил, не было никогда у меня ТАКОЙ ЖЕНЩИНЫ!
     К вечеру мы приехали наконец на вокзал, и я, усадив Ольгу с мороженым, отравился в билетную кассу. Не было белобрысой кассирши, не было никаких разговоров и высказывания пожеланий, получив билеты, я вручил их Ольге. Она, взглянув на них, рассмеялась, намекая на мою находчивость, - номера мест были опять 37 и 38!!!
     
     На этот раз я закрыл дверь на все запоры. Но опять никто не проверял билеты, никто не заходил и не стучал в дверь. Мы быстро скинули с себя одежды и забрались под одеяло. И не вылезали из-под него до утра! Полагаете, что это неправда, и что должен бы хоть один из нас хотя бы посетить туалет? Я тоже недоумевал по этому поводу, а потом сообразил - да мы же ничего не ели и не пили!!! И хотя "сексуальный марафон" не был для меня чем-то из ряда вон выходящим, отсутствие питания нанесло все-таки некоторый урон моим физическим силам. Где-то на середине пути я почувствовал, что мой друг не имеет желанной твердости и в дальнейшем лучше не будет. И тогда я прибегнул к давно испытанному способу - куннигулюсу, это давало мне возможность отдохнуть и ничем не обделяло мою возлюбленную. Я встал на колени на пол и потянул ее за бедра на себя. Ольга, к моему неописуемому удивлению, резко воспротивилась... "Не надо, милый, не надо этого, я не хочу, что ты делаешь, ну что ты делаешь?". Не понимая и не принимая ее возражений, я впился ртом между ее ножек, там было все горячо и нежно. Ольга продолжала бороться со мной, пытаясь вытолкнуть мою голову, но было уже поздно - я распробовал ее прелести и запустил в ход язык. По совершенно непонятным для меня причинам она не расслабилась, а сжалась, губки ее стали твердыми, я с трудом нащупывал языком клитор. До сих пор не знаю, правильно ли я сделал, что применил силу - я стал кусать ее за губки и усиленно сосать клитор, она по-прежнему сопротивлялась, потом неожиданно откинулась навзничь и, резко подняв вверх ноги, освободилась. Я взглянул на нее, губы ее дрожали, лицо покраснело, она чуть не плакала...
     - Мне...мне...никогда никто этого не делал! Почему, почему за десять лет никто мне этого ни разу не сделал? У меня было много мужчин, но НИКТО НЕ ДОГАДАЛСЯ ЭТОГО СДЕЛАТЬ! Я, как мог, успокаивал ее, пытаясь вытереть свое мокрое лицо простыней, но она не дала мне этого сделать. Как ребенок, Ольга кинулась мне на шею, и, прижавшись ко мне всем своим трепещущим телом, заплакала навзрыд, уткнувшись в меня мокрым носом. Наконец успокоившись, она опять попросила... "Полежи со мной". Я повиновался, и сказочная ночь повторилась во второй раз.
     Чуть не прозевав станцию назначения (нас опять никто не тревожил!), мы сошли с поезда. Как оказалось, последний в это день автобус уже ушел, и мы отправились в привокзальную гостиницу. Получив заполненные гостиничные анкеты и наши паспорта, администратор приветливо осмотрела нас и, ничего не спрашивая, вымолвила... "номер 37"! (Опять!!!) В номер на третьем этаже проводила нас не менее приветливая горничная, которая, коротко проинструктировав нас о правилах пользования ванной комнатой, указала на одну из постелей... "На этой Вам будет лучше, та, у стенки, сильно скрипит". Не в силах ничего вымолвить от изумления от такой доброжелательной предупредительности, я только кивнул и упал в кресло. Ольга, вздохнув облегченно от освобождения от странно приветливых свидетелей, осведомилась...
     - Ты не против, если я приму душ? Я не могу так долго без душа!
     Кивнув в ответ, я закурил. "С ума сойти, я больше суток не курил, и меня даже не тянуло!" - удивлялся я сам себе, с наслаждением потягивая сигарету. Потом мне пришла в голову мысль, что, по идее, мне тоже надо бы сполоснуться и, скинув с себя верхнюю одежду, я направился к ванной комнате. Порадовавшись тому, что Ольге не пришло в голову закрыться на щеколду, я чуть приоткрыл дверь и заглянул внутрь. В клубах пара струями воды наслаждалась моя очаровательная мечта, вода стекала с ее торчащих сосков изумительной формы грудей, струилась между ними на маленький круглый живот и пенилась в кудрявостях лобка. Моясь, она то поворачивалась ко мне спиной, и я с жадным любопытством разглядывал ее попку и в меру крутые бедра, то становилась в профиль, и брызги от ее соблазнительных выпуклостей заставляли меня не отрывать от них глаз, то нагибалась, и я, как малолетний школьник, замирал от восторга и ужаса быть обнаруженным.
     Наконец я набрался смелости и зашел в ванную. Ольга не слышала меня из-за шума душа, стоя в мою сторону спиной. Я приблизился к ней и мягко положил руки ей на плечи. Она даже не вздрогнула, а наоборот, прижалась ко мне спиной и запрокинула голову. Я спустил ладони ниже и пядь за пядью, стал гладить ее тело, то и дело возвращаясь то к грудям, то к бедрам. Ольга мягко ласкала меня спиной и попкой, и, как только почувствовала твердый упор, резко повернулась ко мне лицом, обхватила шею обеими руками и резко вскинула обе ножки мне на пояс. Мне оставалось только успеть вовремя подхватить ее за ягодицы и направить своего друга в ее мокрое лоно. Ольга откинулась спиной к стенке, вода стегала нас теплыми волнами, ее груди скользили то вверх, то вниз по моему лицу, захлебываясь от возбуждения и воды, я ловил губами и целовал ее соски, мял ягодицы, и, находясь уже в почти невменяемом состоянии, оставляя после себя лужи на полу так и понес ее на руках в постель. Она смеялась и, вырвавшись из моих объятий под предлогом острой необходимости вытереться, убежала обратно в ванную. Через минуту она появилась в проеме комнаты обернутой огромным махровым полотенцем на манер сари. Не отрывая от меня лукавого, с бесенком, взгляда Ольга стала совершать плавные движения, понемногу все больше и больше стаскивая с себя полотенце. Заметив мой недоумевающий взгляд и остолбенелый вид, она мягко скороговоркой заговорила, почти запела... "Я очень люблю танцевать. Я танцую всю жизнь. Моя прабабушка была профессиональной танцовщицей". Я много раз видел стриптиз самого разного уровня, но то, что делала она, было нечто иное. Да, в ее танце присутствовал эротизм, да, она восхитительно двигалась, но то волшебство, которое излучала ее двигающаяся фигурка, ее па, каждое из которых приковывало взгляд к вновь обнажаемому участку тела, имело явно ПОТУСТОРОННЕЕ происхождение. Я бы нисколько не удивился, если бы этот танец входил в привычный этап заигрывания, но так околдовать после многократных постельных сцен! Ольга, очевидно по моим ошарашенным глазам, сама немного смутилась...
     - Что ты на меня ТАК смотришь?
     - Я любуюсь - это говорил не я, а кто-то другой , не спрашивая у меня позволения.
     - Что ты такого во мне нашел? Я обыкновенная! Таких много!
     - Таких? Много? - я еще больше входил в искренне недоумение.
     - Женщины все одинаковые... У нас у всех одинаковые руки, ноги и все о стальное...
     - НЕТ, ТЫ - ЕДИНСТВЕННАЯ!!! ТЫ - БОЖЕСТВО!!! - я был предельно искренен, как бы это не показалась странно.
     Ольга мягко оттащила меня к кровати и уселась мне на колени...
     - МУЖЧИНЫ ЛЮБЯТ СТЕРВ... А ты... самый великий уговорщик на свете - с неожиданной грустной ноткой в голосе произнесла она - я бы очень хотела тебе поверить, но это неправда - я такая же, как все, просто ты сошел с ума и сам не понимаешь, что говоришь.
     - НО Я СОШЕЛ С УМА ОТ ТЕБЯ!!! - нашелся последний аргумент.
     Ольга засмеялась и, прижавшись влажными губами к моему уху, быстро выговорила...
     - С ТОБОЙ СБЫВАЮТСЯ МЕЧТЫ - я очень люблю волу! - она закрыла мне рот страстным и глубоким поцелуем, после этого мне уже не хотелось разговаривать, и я опять занялся своим любимым делом.
     Когда после очередного любовного акта я целовал ее тело, а Ольга расслабленно лежала на спине, она вдруг неожиданно резко села...
     - Смотри - она почти с жестокостью потянула мою голову животу.
     - Что, куда смотреть? - удивился я.
     - Сюда! Разве ты не видишь его!
     - Кого? - забеспокоился я, по тону Ольги видно было, что она не шутит.
     - Не кого, а что! Вот это, этот проклятый шрам! - ткнула она пальцем чуть левее пупка - мне делали операцию, и теперь я уродина, я не могу выйти в открытом купальнике не пляж, а ты пытаешься меня убедить, что нашел во мне божество! - она явно сердилась.
     Что могло придти мне в голову чтобы выкрутиться из этой ситуации? Я хотел сказать ей, что мне плевать на этот шрам, что меня он не интересует вовсе, что я на него и внимания не обращал, но понял, что это будет неправдой. Повинуясь инстинктивному чувству, я наклонился к шраму и стал ласкать его языком. Это оказалось потрясающим по последствиям - Ольга чуть не заплакала, она схватила меня за голову руками, но, против ожидания, не отдернула ее, а прижала. Я понял это как команду - я облизывал этот маленький шрамик, я целовал его, я ласкал его губами, мягко покусывал его края, я понял, что ей это нравится, очень нравится. "Погладь его - попросила она, когда я подустал, положи свою ладонь на него". Я с удовольствием гладил и ласкал его, да я сделал бы тысячу невозможных вещей, что удовлетворить это божественное создание, чтобы УСПЕТЬ ПОНРАВИТЬСЯ ЕЙ, ЧТОБЫ ОНА ПОЛЮБИЛА МЕНЯ!
     - Мы не спали совсем - сонно произнесла Ольга - может, поспим чуть-чуть, ты тоже устал - ласково ерошила она мои волосы.
     Мне пришлось согласиться, хотя я и не чувствовал особой сонливости, но спать вроде как надо бы. Мы залезли под одеяло, кровать была узковата для двоих, но Ольга как-то умудрилась от меня отодвинуться, оставив на своем животе только мою руку. Какое-то время я честно старался уснуть, но сон не шел ко мне, и я потихоньку начал пристраиваться к Ольге поближе. Воспользовавшись самым бессовестным образом ее сном, я вполне расчетливо и с интересом исследователя тайного обшаривал ее тело, все смелее и смелее забираясь в самые потаенные места. Я как будто хотел запомнить руками ощущения от ее тела, теплоту и бархатистость ее кожи, нежность ее грудей и упрямость сосков. Наконец я забрался ей между ног и, исследовав промежность в том числе и путем пальпации влагалища (Ольга мирно спала, иногда посапывая от моих не слишком осторожных движений), и понял, что опять хочу ее, хочу вне зависимости от того, спит она или нет. Улегшись на спину, я осторожно затащил ее на себя. Не чувствуя абсолютно никакого сопротивления с ее стороны, я раздвинул ей ножки и насадил на своего дрожащего от нетерпения друга - Ольга даже не охнула. Я держал ее за плечи и поднимал и опускал ее задок, то резко, то плавно, поворачивая ее тело из стороны в сторону и вставая иногда на мостик. Наконец она отрывисто задышала и вздрогнула... "Что это было? - сквозь сон спросила она - я ничего не помню, но мне было сказочно хорошо". Я, ничего не ответив, положил ее рядом с собой на бок и стал покрывать поцелуями ее лицо.
     - Ты умеешь читать мои мечты? - промурлыкала она - мне было так хорошо!.

Интересное