Видео папины дочки занимаются сексом

Категории видео

видео первый романтический секс / видео первый раз больно секс / видео первый раз секс молодых / видео первый анальный секс малолетки / видео парнуха порно секс

Папина дочка. Если мужчине за сорок, то он попадает в интересную категорию. Происходит переоценка ценностей, подводятся определённые итоги жизненного пути. И кушать приготовила, и сексом занялась!

Эти распутные молоденькие девчонки не отказывают себе в удовольствии заняться сексом с отцами. Девушки надевают очень сексуальное белье и чулочки, и приступают соблазнять своих зрелых отцов. Мужчины долго не сопротивляются, и уже в скором времени вступают в половую близость с малышками. Дочка реально спустила на папином члене. Отец и дочка романтическое порно. Сделала минет седому отцу.

Главная Инцест порно Отец в детской комнате занимается сексом с дочерью. Вы уже оценили это видео! За ужином мать пожаловалась отцу на их дочь. Пошла посмотреть, что происходит в комнате и застукала дочку с отцом в кровати.

Вот что происходит, когда мужчина в рассвете сил случайно встречает дочку своего приятеля. Молодая особа только и ждет такого момента, когда можно будет заняться страстным сексом с опытным мужчиной. Похожие порно видео. Худенькая Рената трахается срязу с. Члены кончают на женщин. Ноги помогают в сексе. Брюнетка создана для жесткого секса. Лесбийская ночь.

Дочки и мамаши любят полизать передок. Приняла папин член в киску. Секс видео сына с матерью.

Мама учит близняшек сексу. Две сестры ласкаются в ванной. Розовая киска моей Вики. Белоснежка танцует и снимает видео для отца. Дочка с отцом на нудистцком пляже. Алина помылась и побрилась. Снял на камеру как дочь вышла с ванны. Папина дочка мастурбирует золотым фаллосом. Напоил дочь пивом и помацал. Длинноногая анорексичка танцет для папы. Сосет по очереди через дырку. Мама, дочь и сын на даче.

Моя дочка трахается в клубном туалете. Заставил свою дочь трахатся. Молодые брат с сестрой секс в комнате. Симпатичная сестра возбудила брата. Застукала брата за просмотром порно. Дочка любит папин см член. Дочка первый раз в ванне с отцом. Сняла видео ролик для папика. Ангельское лицо дочери в сперме. Страстная дочь мастурбирует папе на камеру. Любительница туалетной дырки. Дикий отсос папиного члена. Дочь узнала папин член в дырке.

Порно видео » Порно с дочкой. Сладка дочурка любит с папой заниматься сексом. Грудастая дочка любит жесткий секс. Молодой отец трахнул падчерицу. Папа подсказывает дочке как правильно двигатся. Долбит толстым членом рот дочки. Инцест оргия. Брат на папину камеру уговаривает сестру потрахатся.

Трахнул тетю в задницу, папины дочки дали себя трахнуть его водителю и папа трахает свою дочку, a так же трахнул Оксану раком. Трахнул взрослую мамку застукав ее мастурбирующей, a так же порно по принуждению. Мастурбация на лестнице, насильно занялся анальным сексом с девушкой. Смотреть эротику с лезбиянками от до папа наказал дочь за прогулы. Мама папа и дочка занимаются сексом смотреть самых сексуальных лесбиянок. Видео онлайн лезбиянки застукала сестру видио ххх русский инцест.

Папины дочки видео картинки порно. Эро видео актрис сериала папины дочки. Комедия папины дочки порно фото. Смотреть видео как трикс занимаются сексом бесплатно.

Перед вами голые папины дочки, представшие перед фанатами в совершенно развратном свете. Хотя сериал считается семейно-молодежным и довольно комедийным, однако в нашем случае молодые знаменитости показали обратную сторону медали. Выставляет на показ голые груди, голую попку и бритую киску либо не бритую пилотку. Девушки давно перестали смущаться перед фото или видео камерой, они показывают пилотку даже в увеличенном виде.

Папины дочки занимаются сексам из домашнего архива, и еще видеогалереи секс медсестры, секс парней в туалете или видео с еленой берковой лесби.

Вообще тема порно отец и дочь очень мало расскручена и показана в сети интернет, потому мы решили восполнить этот пробел и восстановить справедливость, предложив Вам много хорошего адалт видео порно отцов и дочерей онлайн Тут любители пикантной секс клубнички найдут очень много коротких но интересных ХХХ видео порно отцов трахающих дочерей, лижущих им молоденькие, бритые вагины иДочка оседлала папин хуй. Молоденькая, черноволосая дочка с красивыми сиськами и бритой пиздой пришла в спальню к папе чтобы заняться с ним сексом.

Камеры видео модели каталог. Видео - из по запросу папа и дочка секс видео отсортированы по релевантности, новизне, популярности, длительности или случайные. Папа С Дочкой И Их Секс В Ваннойsixinch, инцест, фейсситинг, отец, винтаж, зрелые, анал, взрослая, месяцев. Папа Занимается Сексом С Дочкойavenc, дочь, отец, очки

Сексапильные и желанные сестренки Васнецовы Папины дочки показывают свои голые прелести и занимаются сексом. Качественные эро фейки Папиных дочек. Fotocelebrity - это популярный сборник фото и видео голых знаменитостей. Известные и не очень, молодые и в годах, женщины и мужчины, наши и иностранные. Каждая фотка содержит максимальный процент голого тела и минимум одежды.


Похожее порно видео



Рассказик на закуску

     Калейдоскоп событий! И захватывают и страшат! Вчера вечером собралась, наконец, как следует отдохнуть и поразмыслить! Куда там! Пришел Рэд, нахмуренный, чем-то недовольный, расстроенный.
     - Поужинаем?
     - Нет потом. - Он тяжело опустился на кушетку, помолчал и добавил:
     - Только что видел француза.
     - Анри Ландаля?
     - Его, его.
     - Ну и что?
     - Что.. что... Если не врет, то наши с тобой поиски выеденного яйца не стоят.
     - Но в чем дело?
     - Он имеет сведения, что документы Ришара не существуют. Он сам их сжег. Такие сведения имеет и "контора" Хаяси. И мы тоже. Ну, и вот. Столько протерпеть! Столько всяких неприятностей, страданий и, как ты говоришь, преступлений, и все в пустую!... Голову потеряешь! А может врет!.. Нет не похоже. Он знает пароль - "Хиросима-33"... какие-то сведения есть у него. А вдруг документы у него в кармане? И он увезет их во Францию!... Рэд подпрыгнул на кушетке. - Фу, даже жарко стало. Неужели он мне морочит голову?
     - Надо еще раз все проверить и как можно тщательнее, - протестовала я.
     - Придется.
     - Я бы хотела сама с ним увидеться и поговорить. В госпитале он произвел на меня очень хорошее впечатление. Решительный, благородный такой...
     - Уж не влюбилась ли ты? Что-то он все допытывался о тебе...
     - Перестань! Кроме того, мне обязательно хочется найти человека с рассеченным подбородком. Ведь неспроста он мне оказал эту услугу. И даже два раза! Чем больше я думаю об этом...
     - Погоди-ка, расскажи мне подробнее о нем.
     - Да ты сам все знаешь! И гораздо больше, чем я. До сих пор, например, я совсем не понимаю, как тебе удалась вообще такая комбинация!
     - А... Ты права. Просто не было случая... В общем, я тебя искал. Долго, безнадежно, отчаянно.
     - Да, но ты сам тогда...
     - Верно!.. Я уж тебе говорил, что чуть с ума не сошел, в бешенстве, катаясь в подвале "конторы по вербовке". Помню, что весь избитый, я только и думал, где же ты и что с тобой. Я узнал, что Хаяси не остановиться не перед чем. В его магнитофон не попал пароль - "мирных людей", но он твердо знал, что ты мне его сообщила. Вот он мне и обезобразил щеку каленым железом. Зато и сам получил, что следовало, когда мне удалось вырваться из рук, державших меня подручных. Не понимаю, как он выжил после такого удара! Живучи, как кошки эти японцы.
     - Есть сведения где он сейчас?
     - Пока нет... Так вот. Он сделал ошибочку с магнитофоном.
     - Какую?
     - Он предложил послушать ее моему боссу, хвастая, что он меня уже обезвредил.
     - Неужели?
     - Да, но кое-что из наших бесед, а именно то, о чем мы разговаривали громко, я докладывал боссу, знаю почти наверняка, что так или иначе, японцы могут нас подслушать. В этом искусстве пока их никто не обогнал. Ну а громко мы с тобой ничего особенного и не говорили. Но об этом я докладывал боссу, уверяя его, что кое-что я начинаю вытягивать из тебя.
     - Ну?
     - Что ж, босс разбил магнитофон, дал Хаяси по морде и приказал сию же минуту доставить ему меня, иначе он разнесет всю его контору. Хаяси должен был подчиниться. Я же поклялся боссу, что из-под земли вырою, но притащу ему бумаги инженера Ришара. Он создал мне все условия для работы. Даже устроил меня в японскую полицию, чтобы иметь повсюду доступ. Но ты исчезла бесследно.
     - Я сама не имела понятия, где я.
     - Конечно! А я искал, искал... Всю контору Хаяси перерыл.
     - А, что ты, как-то раз говорил мне о двойнике Хаяси.
     - О двойнике?... А... Это было в том подвале, когда я свалил Хаяси ударом на пол и когда меня опять схватили, мне показалось, что в дверях я увидел испуганное лицо... Хаяси! Я зажмурил глаза, думая, что у меня начались галлюцинации, а когда вновь открыл их, в дверях уже никого не было, а побитого Хаяси бережно поднимали с пола его подручные. Я теперь уверен, что мне все это померещилось тогда.
     - Странно об этом мне когда-то говорила и Мария. Вернее проговорилась. Да, а как же ты Марию встретил?
     - Совершенно случайно, и очень обрадовался ей.
     - Еще бы!
     - Да нет, совсем не то! Я думал, что только через нее я могу узнать где ты. Она ведь агент Хаяси. Кому же как не ей знать все! Искал я ее так же очень долго. Как в воду канула. Два месяца о ней ни слуху ни духу! С ума можно было сойти - никого и ничего!
     - А куда же она девалась?
     - Так вот послушай! Встретил я ее на бульваре с каким-то французом. Свалилась она откуда-то как снег на голову. Ну, ты знаешь, что она тоже работала над тем же, что и мы с тобой, только с другого конца. Я стал выслеживать их и уже через пару дней узнал, что француз тоже ищет бумаги Ришара, имеет кой-какие сведения, а Мария обхаживала его. А еще через несколько дней я выяснил, что Мария была во Франции по заданию Хаяси с документами на имя Марсель и, что там же наши перехватили ее и она работает на нас тайно...
     - Неужели это правда?
     - А черт ее знает! Факт, что она числится тайным агентом нашей разведки, но она и с немцами какую-то связь имела... Но дело не в этом. Я удвоил наблюдение за ней и французом, надеясь напасть и на твой след. Без тебя я как без рук. Ришар твой отец - тебе и карты в руки.
     - Ну попал ты в кафе...
     - Вот, вот. Я нащупал предполагавшееся свидание этого француза с кем-то в кафе. Ты знаешь, чем оно кончилось? Оказалось, что на свидание должен был прийти Хаяси. Он и пришел, но так что француз оказался ранен, а Мария арестована. А Хаяси заметил меня и поспешил скрыться. Да тогда и сделать с ним нельзя было ничего. Он был в стороне. Действовала полиция. Но тут мне подвернулся юнец американец. Мне удалось его так обработать, что он сказал комиссару полиции то, что я от него требовал. И Марию после некоторых формальностей выпустили. Даже не понадобился телефонный звонок одного из наших боссов, которому было подчинена Мария. На крайний случай я мог бы и этим воспользоваться. Вот так.
     - А дальше.
     - Что ж я увез ее к себе. Признаю, я уверен был, что она знает, где и ты и...
     - Не забыл, что у нее клитор большой, - я вставила... - Без предисловий, ты имел ее?!
     - Гм... Как тебе сказать... Не в этом дело, Элли!
     - Я не ревную, но хотела бы все знать. А то, что ты ее хотел, я заметила еще тогда, когда ты ее бил в моей комнате. Помнишь! У Хаяси!
     - Хорошо! Я употреблял ее. Но не думай, что я влюбился. Даже во время совокупления я думал о тебе. Хочешь верь, хочешь нет! Ты ведь единственная, которую я полюбил так крепко!
     - Но и ты с ней спускал?
     - Ты ничего не смыслишь! Я употреблял ее как жеребец кобылу. Задует он ей вот такой... - Рэд согнул правую руку в локте и помахал ею, - спустит, слезет с нее и тут же забудет о ней. Ни какой привязанности, симпатии. Понимаешь?
     - Да... Но у тебя он тоже не меньше, чем у жеребца, - сказала я, поглаживая "его" поверх брюк.
     - Надеюсь, что ты меня любишь не только за это?
     - Спрашиваешь! Но и... за это тоже. Но ты, пожалуйста, продолжай, я слушаю.
     - Хорошо, а ты гладь... Приятно... Я уже несколько дней хочу... Сегодня я буду ночевать у тебя. Как ты?
     - Конечно!... Но продолжай.
     - Так вот. Я избил эту Марию-Марсель-Секс-вамп, ласкал, вновь избивал, но никакого толку. Побои только возбуждали ее, она дразнила меня, но ничего выпытать я у нее толком не мог. Было только ясно, что она выполняла какой-то приказ Хаяси и тот решил с ней расправиться. Она остерегалась его. Призналась она мне и в том, что как кошка влюбилась в этого француза.
     - А она имела с ним сношение?
     - Вот этого я не знаю. Думаю, что конечно да... Я пошел на отчаянный шаг, пообещав ей помочь организовать побег француза из госпиталя. Мы разработали план пробега, наводили справки о состоянии Ландаля, готовили людей, машину... И вот лишь только тогда, когда Мария сказала, что ты находишься в том же госпитале.
     - Откуда же она могла знать это?
     - Да черт ее знает! Да мне и в голову не приходило тогда спросить ее об этом. А действительно странно, странно... Доступ в те палаты закрыт для всех. Даже наши ничего не знают о том, кто там, в этих палатах. А Мария знала все, что там делает француз, и даже знала, что он сам готовиться бежать.
     - А как же это может быть?
     - А вот спроси ее! А на кануне осуществления нашего плана она вдруг говорит: - "Подождем еще день-два". Я ничего не ответил ей, а вечером она исчезла и только в конце следующего дня зашла ко мне и сообщила, что француз уже бежал, а ты начала заметно поправляться. Тут то я и начал допрашивать ее, откуда ей все это известно, но ничего...
     - Странно! Очень странно!... А у тебя уже встает... толстый какой.
     - Ты не очень старайся... Времени у нас еще много.
     - Я слегка. Продолжай!
     - Да... Важно было тебя освободить. Но как! Француз сбежал, убив полицейского врача. Охрану усилили. К тебе вообще всякий доступ прекратили. Заподозрили было твою сиделку, которая помогала ему.
     - А, Кито! Чудесная девушка! Я так боялась за нее!
     - Да, но после ее бегства в госпитале чуть ли не в панике была. Мария отказалась помогать мне в организации твоего побега. А ее помощь бы очень пригодилась. Помог босс, он заверил нашего консула в том, что ты моя тайная помощница, и что тебя надо освободить без помощи французского консула, которые в тебе очень заинтересованы, как дочери Ришара. После сильного нажима, министерство иностранных дел дало распоряжение освободить тебя, а дело Одэ замять.
     - А вот этих подробностей я и не знала!
     - Вот я и примчался в госпиталь в бронированном авто с десятком головорезов, готовых на что угодно! Опыт у меня уже есть, распоряжение это одно, а дело другое... Да, так как же с тем человеком? Помнишь? С рассеченным подбородком...
     - В то утро пришел врач и приказал быстрее одеться. На вопросы он не отвечал, а только торопил меня. Кое-как одевшись с помощью моей новой сиделки, я пошла вслед за ним. На лестничной площадке нас догнал человек в белом халате с белой шапочкой на голове. Помню, что я сильно вздрогнула, заметив на его подбородке шрам. Он быстро и незаметно сунул мне в руку записку. Моему провожатому доктору он низко поклонился, перебросившись с ним двумя-тремя словами и незначительными фразами, он быстро прошел по длинному боковому коридору. Тем временем я прочла записку. "Во что бы то ни стало медлите, не спешите, тяните время! Следуйте за мной!" В голове у меня потемнело, колени задрожали, но я, собравшись силами и поравнявшись с врачом, сказала:
     - Доктор, не могу! Разрешите в туалет!
     Он сделал жест досады рукой и процедил сквозь зубы:
     - Только скорей! Как можно скорей!
     Ноги у меня подкашивались, когда я добралась до туалетной комнаты и заперла за собой на крючок дверь. Почти без сил опустилась на сиденье, старалась собраться и с силами, и с мыслями... И писяла! И очень сильно! Я чуть не уписялась, когда читала записку. Два или три раза дежурный врач стучал кулаком в дверь, дергал ее, кричал, и когда я вышла, он рванул меня за руку и приказал почти бегом идти впереди него. Пройдя несколько шагов, я вновь увидела его...
     - Со шрамом на подбородке?
     - Да. Он пересекал наш путь, направляясь к двери, ведущей, как я потом узнала, в какой-то другой, глухой коридор. Открывая дверь, он многозначительно взглянул на меня. Не долго думая, я ускорила шаги, немного забежала вперед и, поравнявшись с дверью, в которую прошел неизвестный со шрамом, быстро скользнул в тот глухой коридор. В ту же секунду за мной защелкнулась на задвижку дверь и неизвестный, подталкивая меня вперед, прошептал несколько слов:
     - "Есть приказ о вашем освобождении, но вас хотят увезти отсюда. Главное выиграть время... Хотя бы несколько минут. Запритесь в этой туалетной комнате."
     Он указал мне на дверь, а сам поспешил дальше.
     - Благодарю вас, - бросила я ему вдогонку и, запирая за собой дверь я уже слышала треск с силой открываемой двери в глухой коридор. Затем...
     - После того как ты опять пописяла?
     - Что ты! Мне уже было не до этого! Я прислушалась к топоту нескольких пар ног, пробегавших мимо туалета и ненадолго передохнула. Спустя минуту, я услышала опять тот же топот, но уже менее энергичный. Люди, по-видимому, останавливались возле каждого помещения, осматривали его и двигались дальше. И еще через несколько секунд кто-то рванул дверь, защелка легко слетела и грубая рука дежурного врача схватила меня, дернула и потащила в вестибюль.
     - Он тебя прямо с сидения сорвал?
     - Да, но трусы у меня были одеты, я их не опускала, лишь только платье было чуть приподнято сзади. Конечно, только для виду.
     - Вид великолепный! Ха! Ха! Ха! А что если бы он его увидел? - Рэд кивнул на мою руку продолжавшую поглаживать его член.
     - Перестань!... Ну так вот...
     - Подожди! Расстегни мне брюки и залезь мне туда своими пальчиками... Так. Молодец!... Ну продолжай.
     - Мы прошли быстро в вестибюль, и вышли во двор. У подъезда стояла санитарная машина, окруженная несколькими людьми.
     - Садись! - крикнул какой-то человек с погонами и дал знак открыть ворота.
     - Я рванулась из рук дежурного врача и бросилась бежать по двору. За мной побежало несколько человек. Кто-то кричал...
     - Сумасшедшая! Ловите!
     В этот момент я споткнулась о что-то и упала, и падая, услышала резкий металлический звук, заполняющий весь двор и перекрывший какой-то общий возглас всех находящихся во дворе. Как оказалось потом, это твой броневик с ходу ударил о половинку ворот, которую еще не успел открыть охранник, и ворвался во двор. Кто-то меня поднимал, но в этой суматохе я как-то сразу успокоилась... Быть может инстинктивно...
     - Был бы тебе инстинкт, если бы мы опоздали на 20-30 секунд! А приказ, с которым мы прибыли пригодился бы только для тех двух туалетов, в которых ты нас ждала. Ха - ха - ха!... А того человека надо найти. Не спроста все это!
     Рэд задумчиво смотрел на мою руку некоторое время, медленно натиравшую его уже довольно напряженный член.
     - Да, надо уезжать, - сказал он..
     - Ты уже говорил об этом, но...
     - Погоди! Я долго думал и еще надеялся на этого француза.
     - Почему-то и меня он интересует. Ты не сердись, Рэд, но мне очень хочется с ним встретиться. И быть может, нам это будет полезно.
     - Хорошо. Попытайся и ты вытянуть у него все, что можно. Только смотри не ложись под него! - шутливо добавил он.
     - Не буду, - в тон ему ответила я, разве только захочется помять ему яйца... Вот так!
     - Ой, больно же! Что ты делаешь!
     - Чтоб ты не говорил глупостей!
     - Попробую тебе устроить встречу с ним после дела.
     - Опять?
     - Нам нужны деньги.
     - У нас их уже достаточно. А мои нервы не железные.
     - Это последнее дело. А если... Исси - двоюродный брат Одэ.
     - Хорошо, но мое чувство мести давно уже насытилось, и я устала.
     - Как раз в этом и состоит одна из причин того, что нам надо уезжать отсюда! Послушай! Вашим консульством ты восстановлена в правах и получила наследство. Больше тебе здесь делать нечего. Почти все деньги мы израсходовали на бесплодные поиски. Босс уже не верит мне. В полиции ждут предлога, как освободиться от меня. Наши "дела" дают нам некоторые средства, но...
     - За такие "дела" недолго опять угодить...
     - К этому я и веду разговор! Пока в полиции нет ни одной ниточки. Уж я то знаю! Но они могут появиться. Пора кончать. Согласен и Исси - последний из родственников Одэ. И у него кое-что есть. После тебе придется только панику создать и сейчас же уйти. После этого организую тебе встречу с французом, а потом уедем.
     - В Америку?
     - Да, в Филадельфию. Там ты отдохнешь вволю! Там ты и поможешь состряпать одно дельце.
     - С этим самым Ричардсом, о котором ты говорил?
     - Именно с ним! Я ему обещал, что он меня еще попомнит!... Я ведь был акционером его фирмы и сватался к его старшей дочери. Он по мошеннически лишил меня моей доли в фирме. Ободрал меня, суд оказался на его стороне, а дочку он выдал за сенатора штата.
     - Держу пари, что ты успел ее попробовать!
     - Само собой... Не отказываюсь. Она так визжала и кричала, что пришлось увести ее на пустую виллу и там уже окончательно надеть ее на "него"...
     Рэд сладко потянулся и кивнул на свой член, уже стоявший, как кол в моих руках.
     - И ты ее тоже мучил, как меня? Или сразу?
     - Понимаешь, есть парни, которым нравиться сам факт лишения девственности. И это мне по душе. Но только я люблю это делать очень медленно и очень долго. И очень люблю долго слушать, как девчонка подомной плачет и кричит.
     - Рэд, это ведь очень жестоко!
     - Но и приятно! Вот в чем дело!
     - Ну, и ты ее долго мучил?
     - Мне удалось провести с ней несколько дней с перерывами. Первый раз, когда это случилось в их доме, в гостиной. Помню, был жаркий день, в доме никого, кроме нас. Мне удалось снять с нее трусики и посадить ее верхом себе на колени. Я прижал член к ее девственной плеве, и около часа она вздрагивала, дрожала, плакала, кричала, порывалась встать.
     - А ты?
     - А я ее крепко держал и еще все время надавливал на ее плеву. В конце концов, от этих усилий и этой возни я спустил. Она была вся мокрая, но не спустила. Через два дня мы с ней ушли далеко в лес, на прогулку. Там я держал ее под собой два раза примерно по часу. Она кричала и плакала почти непрерывно. Я спустил оба раза, надавливая все время на ее плеву, но, не разрывая ее.
     - Рэд, это ужасно! Ты же не представляешь ее мучение!
     - Да, но она сама согласилась через три дня после этого поехать со мной на пустую виллу, ключ от которой уже был у меня. Думаешь, она не знала, что ее там ждет? И ехала туда веселая, радостная и возбужденная... И там позволила себя раздеть без малейшего колебания... Так что еще неизвестно, что она испытывала!
     - И опять?
     - Да. Она стонала, выла, билась, визжала, рыдала... И так два часа. Один раз я спустил, не разрывая плевы, а во второй раз так и не выдержал... Надел все-таки на "него"... Но зато и она спустила. Элли, а ты не очень!... Видишь какой он! Чувствует, что скоро будет у тебя в животе!... Хочешь?
     - Давно уже! Так что же с этим Ричардсом?
     - Сенатор устроил ему какой-то скандальчик. Надо будет узнать поподробнее. Но у меня есть планчик, от выполнения которого Ричардсу не поздоровиться. У него есть еще младшая дочь. Попробуем устроить тебя гувернанткой туда. И сама отдохнешь и мне окажешь содействие. И денег будет достаточно.
     - А младшую дочку Ричардса ты тоже думаешь... надеть на "него"?
     - И если удастся, и если ты не будешь возражать, то...
     - Только в моем присутствии, хорошо?
     - Ладно... А пока... Я тоже хочу. У меня уже кажется и яйца начинают болеть... Раздевайся...
     - Рэд... А! Рэд... Я тоже хочу, чтобы ты меня... как жеребец кобылу.
     - На четвереньках?
     - Как захочешь...
     Ночь пролетела незаметно. Ласки сменялись обсуждением разных планов, разговоры уступали место новым объятиям...
     - Ричардса заставим дать деньги на продолжение розысков бумаг Ришара! - убежденно говорил Рэд.
     - А если они вообще не существуют!
     - Видишь ли, фактов нет, но есть чутье, а оно меня никогда не обманывало. И отступать я тоже не привык. Но сейчас надо немного отойти назад, осмотреться, как следует подготовиться и тогда опять двигаться вперед и схватить цель обеими руками! Надеюсь обеспечить себе более солидную поддержку вместо моего босса. Парень он не плохой, но идти в потемках до конца на свой страх и риск побаивается.
     В эту ночь я впервые разрешила Рэду вдвинуть в меня почти весь свой огромный член. Он осторожно сделал это, прижал мне матку и с пол часа лежал неподвижно. От нестерпимой боли я страшно кричала и плакала, но терпела... К боли примешивалась какое-то новое острое наслаждение, которое хотелось продлить... В беседе с Рэдом в эту ночь, как в фокусе отразилось сложнейшие моменты моей жизни в Токио в последние два - три месяца и я решила слово в слово записать эту беседу в дневник и теперь с ним на перепутье. Скоро в дальнюю дорогу. Но рассчитываем мы так, что говорит нам судьба?
     Милая Кэт!
     Кажется я была права, решив потихоньку вытащить у Элли эту часть ее дневника... И совершенно ошеломлена! И ничего сообразить не в состоянии! Прошу тебя особенно внимательно прочесть эту часть ее дневника - "На перепутье" и хорошенько подумать. Сама посуди! Случайное совпадение фамилий Ричардсов, конечно, много у нас в Америке, но... Две дочери. Тоже совпадение. Муж моей сестры - сенатор. Тоже совпадение? И еще. Когда я была маленькой девочкой, мне довелось быть свидетельницей какого-то скандала с моей старшей сестрой. Кто-то ухаживал за ней, кто-то добивался ее руки, но отец сделал ему что-то неприятное и он больше у нас не был. Все это помню смутно, неясно... но... это тоже совпадение? Мне кажется, что я узнала бы того рослого, большого мужчину, который ухаживал за моей сестрой, хотя и прошло уже много лет.
     Вообще Кэт, это очень и очень загадочно. Как ты думаешь? Спросить Элли? Пока я не решаюсь это сделать. Не знаю, что и думать.
     От тебя уже несколько дней нет писем, и я скучаю по ним. Надеюсь получу сегодня.
     Боб уже приехал. С ним была еще два раза. И можешь себе представить? Ни одного раза под ним не кончила! Не знаю, от чего это могло быть? Все ведь нормально. И орган у него хороший, и мне приятно с ним, но вот - не получается! Правда делает это он не долго. Может все-таки от этого?
     Ах, если бы с этим Анри! Мне кажется, что под ним я раза три бы кончила! А вот с Рэдом я бы побоялась...
     Сегодня в полдень у нас был Дик. Он так печально смотрел на меня. И я ему еще раньше все сказала: и то, что ко мне приезжает мой жених, Боб, и то, что мы не сможем с ним больше видеться. Слушая меня, он молча кивал головой, но на глазах у него были слезы. Но, я кивнула ему головой на сад и пошла туда, не оглядываясь. Вскоре я услышала за собой его не смелые и такие робкие шаги. Я остановилась и кивнула ему. О, Кэт, ты бы видела, как радостно заблестели у него глаза, когда я обняла его и поцеловала в губы.
     Ну, что дальше было, ты, конечно, догадываешься.
     Сначала он был гораздо более нерешителен и неуверен, чем раньше и все пытливо заглядывал мне в глаза, но когда я сама сняла с себя трусики и начала расстегивать его брюки, он стал прежним Диком.
     День был жарким, мы забрались в тенистое место и принялись сжимать и мять друг друга в объятиях, как после долгой разлуки. Потом я легла на спину и позволила ему начать. Но, вот что странно, Кэт. Очень странно! Я почти сразу тут же кончила под ним! Непонятно! Но мне хотелось еще, и я просила его продолжать. А потом еще раз кончила и так сладко, сладко! Просто невероятно и необъяснимо. Ведь у него он имеет только 12-13 см. Правда, на этот раз он входил глубже, так как я сильно прижимала свои колени к своей груди. Раньше я этого не делала, стеснялась. После второго раза я позволила Дику тоже кончить, себе на живот, а потом мы еще долго и молча целовались.
     Пока я в полном недоумении. Как ты думаешь - от чего это?
     После завтра Дик опять придет. И я знаю наверняка, что я с ним кончу. А с Бобом я не уверена и в будущем - буду я кончать под ним или нет. Но не в меньшем я недоумении и от твоего описания совокупления с Джоном. Правда, когда я его читала и все это живо себе представляла, то я сама чуть не кончила, но вообрази, что я смогла бы, как ты кончить с таким толстым как у Джона в своей заднице, я ни как не в состоянии. Не знаю, но если бы теперь Боб или Дик попросили бы меня в зад, я не дала бы! Ни за что!
     Но при встрече мы еще поговорим с тобой об этом по подробнее.
     Сейчас сажусь за переписку последней тетради Анри Ландаля - "Мираж" - и постараюсь побыстрее закончить, так как у нас скоро заканчиваются занятия, а там приготовление к свадьбе - времени не будет.
     Эту записку я пошлю тебе вместе со всем переписанным. Но ты помни, что о тебе никогда не забывает
     твоя Мэгг.

     МИРАЖ.
     Записки Анри Ландаля.

     Удивительный день выпал на мою долю! Смогу ли я в памяти восстановить все перипетии этого необыкновенного дня? А это надо! И как можно более тщательно.
     Итак, на кануне того дня я вновь, - какой уже раз! - расспрашивал Марсель о ее работе, которая по-прежнему является загадкой для меня и ее намерений. И вновь она отвечала так, что можно было ей верить и не верить. Но когда был затронут вопрос о тайне инженера Ришара, она, не в пример своему прошлому поведению в подобных разговорах, оживилась, как если бы ожидала этой темы, и сообщила весьма заинтересовавшую меня деталь. Она сказала, что ей случайно стало известно, что инженер Ришар часто в прошлом посещал в Иокогаме один дом незадолго до катастрофы в Хиросиме. И она сумела узнать даже адрес этого дома. Затаив дыхание, я слушал это ее сообщение и избавил ее на этот раз от докучливых вопросов, откуда и как она получила эти сведения. Важно было другое - немедля все выяснить на месте. А вдруг там удастся зацепиться за какую-нибудь нить? Это неожиданное сообщение Марсель изменило мои планы на другой весьма насыщенный событиями день.
     Утром этого изумительного дня я собирался нанести визит в дом госпожи Ямато, в котором жил мой отец с моей сестрой. Я решил с ее позволения перерыть весь дом в надежде найти хоть какой-нибудь след исчезнувшей сестры, а так же расспросить саму хозяйку о том, что ей известно о бумагах Ришара.
     Но после сообщения Марсель я решил сперва съездить в Иокогаму, надеясь к обеду вернуться и после обеда побывать у Ямато-сан.
     В Иокогаму можно было отправиться на комфортабельном пароходике, но, экономя время, я добрался туда электричкой. После довольно больших поисков я нашел указанную улицу на самой окраине города, вблизи берега. Это была очень дикая улица, расположенная в стороне проезжих магистралей и мне не было видно ни экипажей, ни авто, и даже прохожих не было заметно. Я нашел дом N6 и постучал в дверь.
     - Вам кого угодно? - спросил открывший мне дверь коренастый японец.
     - Мне нужно видеть "мирных людей".
     - Я вас не понимаю. Все мы люди мирные.
     - Да, но Хиросима 33...
     - О, Хиросима! Да, да... ужасно! Но вы пройдите, пожалуйста.
     Мы вошли в просторную со вкусом обставленную комнату и по его приглашению я сел у письменного стола, за который уселся сам хозяин.
     - Так чем же я могу вам помочь, и кто вы?
     Задавая мне вопросы он открыл ящик письменного стола, заглянул в него и перевел на меня свой внимательный взгляд.
     - Я Жерар Ришар, сын...
     - Так, знаю, - перебил он меня, - пойдемте со мной.
     Немного недоумевая, я поднялся со стула, на который только что сел и пошел за ним. Мы вышли на улицу и прошли несколько кварталов в сторону от берега, но не в направлении к городу. На углу каких-то улиц японец попросил меня подождать, зашел в будку телефона-автомата, через минуту мы вновь продолжали путь. Мы шли теперь медленно, и японец систематически поглядывал на часы, как будто соразмеряя свои шаги со временем. Напротив какого-то кафе мы остановились. Несмотря на довольно ранний час, в кафе было оживленно. У его дверей люди сновали туда и сюда.
     "Сегодня не рабочий день, воскресение", - вспомнил я, внезапно мое внимание привлекла как будто знакомая фигура пожилого человека, стоявшего у деревянного палисадника, неподалеку от нас. Он стоял, опираясь на зонтик, как мне показалось, внимательно наблюдал за нами. "Где же я видел его? - напрягал я свою память. - Эти самые очки, такие же опущенные плечи, такая же напряженная и настороженная поза, как будто он хочет что-то сделать, но не решается... А, так это же Руа! Мсье Руа! Но как?!..."
     - Сейчас! - прервал мои мысли японец и взглянул на часы.
     Большой, темный, закрытый автомобиль вынырнул из-за угла и остановился возле нас.
     - Прошу, - пригласил меня японец, открывая дверь машины.
     Влезая в машину, я бросил быстрый взгляд на стоявшего поодаль Руа, машина уже тронулась с места, но я успел заметить, как Руа, подался всем корпусом вперед, буквально пожирая всем взглядом нашу машину.
     Озадаченный видимым, я не сразу сообразил, что японец, провожавший меня, остался на тротуаре, а рядом со мной сидел кто-то другой. Занятый своими мыслями я попытался отдернуть шторку в заднем окошке машины, чтобы еще раз взглянуть на Руа, но сидевший со мной представительного вида японец мягко отстранил мою руку.
     - Вы Жерар Ришар?
     - Да.
     - Вас интересуют бумаги вашего отца, инженера Ришара?
     - Да.
     - Я имею поручение доставить вас в штаб и там вам все разъяснят по этому вопросу. И разрешите вас предупредить, что вы не должны пытаться сдвинуть шторки на этих окнах. То есть стремиться узнать, куда мы едем. При малейшей попытке с вашей стороны выяснить наш маршрут, он будет прерван и притом навсегда.
     Сказано все это было ясно и корректно, но, все же, напрягая все свое внимание, я пытался определить, хотя бы приблизительно, направление нашего движения. Но после нескольких поворотов я должен был признать полную бессмысленность своих усилий. Редкие остановки, видимо на перекрестках, сменялись длинными перегонами, на которых машина развивала большую скорость, а затем ее движения стали замедлять, вновь появились небольшие задержки, и, наконец, ход машины резко уменьшился. Шторы на окнах машины сразу как-то потемнели и вслед за тем на них смутно отпечатались блики электроламп. Машина въехала в какое-то помещение.
     - Прибыли, - сказал мой спутник.
     Машина мягко остановилась, и кто-то открыл дверцу. Выйдя из машины, я окинул взглядом просторное помещение с низким потолком и с сетью боковых коридоров, довольно скромно освещенное. Там и сям поблескивали кузова различных марок машин. Шныряли взад и вперед люди, но никакого шума не было слышно.
     Сопровождающий меня слегка притронулся к моему локтю и кивнул на низкую, но широкую дверь, расположенную как мне показалось в наружной стене помещения. Но это было не так. Мы вошли в коридор, спустились по лестнице вниз, а затем, после нескольких поворотов попали в длинный, хорошо освещенный, со многими ответвлениями коридор. Изредка встречающиеся люди носили небольшие, закрывающие только верхнюю часть лица маски.
     Сопровождающий меня японец остановился у одной из дверей, оббитых стальными листами, поднял руку и прикоснулся перстнем, сверкавшем на его безымянном пальце, к какому-то месту в верхней части двери. Последняя почти тотчас же открылась, мы прошли еще две хорошо обставленные комнаты и, наконец, вошли в просто обставленный деловой кабинет.
     - Присядьте, - предложил мне мой провожатый и тотчас вышел через маленькую дверку, которую я сперва не заметил, в другое помещение.
     Через некоторое время в кабинет вошли четверо японцев. Одним из них довольно высокий, хорошо сложенный, пожилой мужчина, с глубоко сидящими, задуманными глазами, весьма просто одетый приветливо кивнул мне головой и жестом пригласил меня сесть. Двое других японцев были в масках, закрывавших верхнюю часть их лиц, но у одного из них бросался в глаза глубокий шрам на подбородке. Оба по приглашению первого также молча уселись за стол. Тоже сделал и мой провожатый - четвертый.
     - Вы Жерар Ришар? - обратился ко мне старший японец, внимательно всматриваясь в меня.
     - Да.
     - Вы ищете бумаги и чертежи отца?
     - Да.
     - Вы их не найдете. И лучше было бы для вас навсегда забыть об их существовании.
     Он остановил рукой мой протестующий и недоумевающий жест.
     - Надеюсь, вы все сейчас поймете, - продолжал он. - Вы сын инженера Ришара и только по этому, нам кажется, имеете право узнать часть того, что является тайной чрезвычайного значения. Да формулы Ришара существуют. Вы знаете, что они касаются того оружия, которое впервые в истории было применено в августе 1945 года. Эти формулы в надежных руках. Он завещал их нам и никому не вырвать их из наших рук. Его формулы живут у нас, развиваются и уже теперь овеществление их представляет собой такое могущество, которое оставляет силу взрыва в Хиросиме очень далеко позади. И это независимо от путей и методов его применения. В наших руках это могущество должно служить только миру. Это высшая цель нашего общества, цель которой беззаветно служил ваш отец. И вы в качестве сына можете узнать это. Мы так решили.
     Он сделал паузу, и я невольно передохнул от того напряженного внимания, с которым я слушал его, стараясь не пропустить ни одного слова, совершенно необычного и неожиданного для меня вступления.
     - Но не больше, - продолжал он, - вы не только сын великого ученого Ришара, но и разведчик правительства Франции! Не волнуйтесь! - продолжал он, заметив, как я вздрогнул при этих словах.
     Он сделал еще одну небольшую паузу и продолжил:
     - Формулы Ришара весьма интересуют наше правительство, но не для мира, а для войны. Оно их иметь не будет. Правда оно нащупывает другие пути овладения этими секретами, но это не то. По сути, лишь две великие державы более или менее во всей полноте владеют величайшими секретами нашей эпохи. Мирные цели одной из них, расположенной к западу от нас, близки нам и лишь Всевышний знает, не применим ли мы в решающий час наше могущество на его стороне. Военные замыслы другой державы, расположенной к востоку от нас, вызывают ужас и негодование. Ее разведка вот уже несколько лет настойчиво стремиться нащупать нити, ведущие к тайне Ришаровских формул. Зачем? А только для того, чтобы не допустить овладения ими правительством какой-либо другой страны, в том числе и нашей. К нашему стыду японская разведка помогает американской и, хотя при этом японская преследует и собственные цели, но они так же далеки от мира, как и цели Америки. Вы конкурируете с другими разведками и все с одинаковым "успехом".
     Невольным кивком я подтвердил известную всем истину.
     - В поисках нашей тайны вы не играете самостоятельной роли. Да, да! Не удивляйтесь! По распоряжению, например, некоего Хаяси, организация которого примыкает к японской разведке, но не имеет доли самостоятельности, вы должны были быть уничтожены еще перед вашим отправлением из Франции, в Марселе. В память отца мы решили

Интересное